aif.ru counter
26.01.2000 00:00
22

Косвенные улики

АиФ Разбор № 2 26/01/2000

-НЕ ТОРОПИСЬ! Спокойней! Ну что ты тянешь?! Скорее же! Дай я помогу! - все это она выпалила одной фразой без малейшей паузы.

Я очень сильный человек, ее помощь, конечно же, мне была не нужна. Не снимая мешка с плеча, я открыл багажник (идиотка! - она даже этого не догадалась сделать!) и аккуратно уложил свою ношу на заранее расстеленный коврик. Она суетилась рядом, нетерпеливо перебирая стройными ножками, словно застоявшаяся кобылка. Выражение ее лица представляло сейчас странную смесь страха и азарта, она была сильно взволнована, и я решил, что лучше всего ей поехать вместе со мной. Это выходило за рамки первоначального плана, но сейчас я не хотел оставлять ее в одиночестве.

Впрочем, дальше все складывалось вполне успешно. На единственном посту ГАИ, который нам пришлось миновать, никто не обратил внимания на рядовую "девятку", дисциплинированно катившую в колонне прочих машин в сторону аэропорта...

ПЛАН созрел полностью уже месяц назад. Самым важным и одновременно самым уязвимым звеном в нем была, конечно же, Лидия. Я понимал, что мне не обойтись без ее помощи, но очень долго взвешивал все "за" и "против", прежде чем рискнул начать сложный разговор. К моему изумлению, она ухватила все с полуслова. Я бы рискнул даже сказать, что мое предложение она приняла едва ли не с восторгом.

Собственно, удивляться тут особо не приходилось. Дела в нашей фирме складывались так, что нам двоим - мне и Виталию - было уже слишком тесно вместе. Лидия это отлично понимала. Уверен, что, не решись я первым изменить ситуацию, через очень короткое время это бы сделал он. Виталий беззастенчиво обкрадывал меня и в последнее время даже не считал нужным это особо скрывать. Я ничего не мог поделать, наши возможности в управлении фирмой были абсолютно равными - так мы договорились с самого начала, в чем я давно уже жестоко раскаялся.

Лидия нравилась Виталию, она не могла ему не понравиться - красивая, сексуальная стерва с невинными, словно у школьницы, голубыми глазками. Наверное, он догадывался, что Лидия спит со мной. Во всяком случае, на эту сторону составляющего нашей фирмы он пока не посягал. Только пока! Я видел, как масляно блестели его глаза, когда он таращился на ее бедра. Думаю, он просто ждал своего часа... Я обязан был его опередить.

ОНИ пришли ко мне уже в конце недели - два молодых парня в штатском: в дешевых, потрепанных костюмах. Слишком быстро, подумал я, по моим расчетам, суета должна была начаться никак не раньше чем через полмесяца. Однако меня это не взволновало.

- Васильев. Уголовный розыск, - показал старший из них красную книжечку. - Я должен задать вам несколько вопросов.

- Пожалуйста! - я недоуменно пожал плечами и жестом предложил им садиться.

- Где ваш партнер? - был первый вопрос.

- В Петербурге, в командировке, - ответил я. - Он улетел в пятницу, неделю назад. Что-нибудь случилось?

- Это мы и пытаемся выяснить. Он не давал о себе знать?

- Прошло слишком мало времени, - ответил я, - хотя на его месте я бы, конечно, хоть раз позвонил. Но Виталий - натура увлекающаяся. Так что произошло?

- Скажите, а где сейчас ваша секретарша?

- Она в отпуске. С понедельника. Не знаю точно, но, кажется, она собиралась отдыхать где-то на море. Может быть, вы все-таки скажете, в чем дело?

- Дело в том, что в Петербург ваш партнер не прилетал. Более того. Из Москвы он тоже не вылетал. Он просто исчез.

- Боже мой! - проговорил я с возрастающим волнением. - Боже мой! Неужели он... они?..

САМЫМ главным в моей комбинации было, конечно же, алиби. Я собирался обеспечить его себе с помощью Лидии, причем так, чтобы она об этом не догадалась. Мое алиби было очень простым, но абсолютно нерушимым. В тот самый день, в пятницу, мы гуляли с ней по городу, зашли на выставку в Манеж, перекусили в "Макдональдсе" на Тверской и очень много фотографировались - порознь и вместе. Прекрасная конструктивная особенность моего автоматического фотоаппарата, проще говоря "мыльницы", заключается в том, что на каждой фотографии отмечается дата и время, когда она сделана. Конечно, нужно, чтобы владелец камеры предварительно установил правильные цифры. А кто сказал, что они непременно должны быть правильными? Но этого никто никогда не сумеет доказать!

- Значит, вы не виделись с ним в день отъезда? - спрашивал Васильев.

- Конечно нет!

- Как это доказать?

- Да очень просто, - улыбнулся я. - Признаюсь, что всю пятницу мы провели с Лидией... секретаршей. Она безусловно подтвердит.

- Если найдется, - многозначительно сказал Васильев.

- Что вы имете в виду?! - вскипел я.

- А вот что. - Васильев вытащил из сумки пластиковую папку и показал мне. - Узнаете почерк своей секретарши?

...Признаюсь, это письмо было для меня настоящим потрясением. Лидия писала в жалобе на Петровку, что я неоднократно высказывал намерение убить своего компаньона и даже предлагал ей принять участие в убийстве, обещая заплатить немалую сумму... Оказывается, эта стерва решила начать свою собственную игру - еще с самого начала!

- Какая грязная ложь! - пробормотал я, закрывая лицо ладонями. - Как она посмела! Как они могли!

- Они? - переспросил Васильев.

- Конечно! - воскликнул я. - Неужели вы еще не поняли? Я надеялся, надеялся до самого последнего момента... Но теперь я могу вам сказать. Дело в том, что фирма ограблена. В буквальном смысле. На счетах ничего нет, ни копейки! Ограблен я, наши клиенты... Это сделал Виталий за день-два до отъезда, я обнаружил только вчера, но не мог поверить, считал, что это какая-то ошибка... Конечно, вы их никогда не найдете, я не сомневаюсь. Это письмо нужно для того, чтобы выиграть время. Пока вы будете трясти меня, они успеют уехать далеко, очень далеко!

- Красиво, - одобрил Васильев. - По крайней мере на слух. А что еще? Как я понимаю, ваше алиби секретарша вряд ли подтвердит.

- Постойте! - я сделал вид, что лихорадочно пытаюсь вспомнить. - Фотопленка! Мы фотографировались с ней целый день, и она сдала ее, чтобы напечатать фотографии, в мастерскую на Большой Никитской! Это было тогда же, в пятницу, вы можете ее получить прямо сейчас!..

ВСЕ произошло очень просто, даже слишком. На "девятке" Лидии (моя машина оставалась на стоянке возле "Макдональдса") я приехал в офис. Наши немногочисленные сотрудники уже разошлись, мы с Виталием находились здесь вдвоем. Он слегка растерялся, увидев меня, но быстро успокоился, когда решил, что я ни о чем не догадываюсь. Деньги были в его "дипломате", он действительно снял их сегодня с нашего счета, как и обещал Лидии. Собственно, это именно ее он дожидался в офисе, чтобы сбежать вместе, оставив меня в дураках, - тут я ни в чем не погрешил против истины. Лидии не пришлось долго уговаривать его обокрасть меня, и за это он тем более должен был быть наказан.

Он ничего не подозревал и абсолютно ничего не успел понять. Я оглушил его ударом мешочка с песком в затылок, а потом задушил. Я был совершенно спокоен, но когда в замке входной двери заскрежетал ключ, ужас на какое-то время парализовал меня.

Однако то была не милиция, а Лидия. Какого черта она сюда притащилась?! Я так и сказал ей, услышав в ответ сбивчивый лепет о том, что она очень волновалась и не могла бросить меня одного. Абсолютная чушь, вполне в ее духе. На самом деле ее волновали только деньги, она боялась, что я попытаюсь сыграть собственную партию без ее участия. Она открыла чемоданчик, посмотрела на аккуратно уложенные пачки и почти полностью успокоилась. Даже труп ее бывшего шефа на полу ее не смущал.

- Где моя машина? - спросил я, испугавшись, что эта жадная дура могла совершить непоправимую ошибку.

Но машина так и оставалась на стоянке. Оказывается, Лидия приехала сюда на метро. Слава Богу, догадалась не брать такси или частника, обошлась без ненужных свидетелей. Ну а дальше все пошло, как было запланировано. Я положил труп Виталия в мешок и погрузил в багажник "девятки" в маленьком слепом дворике, куда вел запасной выход...

НАПАРНИК Васильева вернулся с фотографиями очень быстро. Они принялись внимательно рассматривать их, сидя за моим столом. Сам я тем временем готовил незваным гостям кофе - в отсутствие Лидии пришлось взять на себя ее обязанности. К этому времени я полностью владел собой, ее дурацкий ход с письмом ровным счетом ничего не смог изменить.

- Интересно! - сказал вдруг Васильев, внимательно вглядываясь в одну из фотографий. - Очень интересно!

Он передал фотографию напарнику, тот вытащил складную лупу, через которую они поочередно принялись разглядывать снимок, словно диковинное насекомое.

- Взгляните-ка! - позвал меня Васильев, и взгляд его в этот момент не обещал мне ничего хорошего.

Я пожал плечами и подошел. Во рту сразу пересохло, и отчего-то заломило скулы. На кой черт им понадобилась эту дурацкая лупа! И без лупы было отлично видно то, что Васильев хотел мне показать. Лидия! Она обвела меня вокруг пальца, эта гадина! На снимке мы стояли с ней около Главтелеграфа, я отлично помню, как она попросила какого-то старикашку поймать нас в кадр и нажать на кнопку спуска. Так вот временная отметка фотокарточки показывала "17.53", а на часах, попавших в кадр, - огромных уличных часах - значилось совсем другое время - "15.53". Мое алиби рассыпалось, словно карточный домик.

- Ну и что? - хрипло сказал я первое, что пришло в голову. - Часы неисправны, вот и все.

- Возможно, - с гадкой усмешкой кивнул Васильев. - Это очень легко проверить.

И принялся раскладывать все карточки в хронологической последовательности.

Я и сам знал, что проверить несложно и ничего хорошего эта проверка мне не сулит. Мысли мои лихорадочно метались в поисках выхода. Черт с ними, с часами. У них есть повод для подозрений. Только повод, но ни одного доказательства. Самое главное, что у них нет трупа Виталия. И, надеюсь, никогда не будет. А раз нет трупа, значит, не было и преступления. У меня нет причины для особых волнений.

- В такой ситуации нам придется съездить к вам домой, - сказал Васильев. - Вы не возражаете?

- Возражаю, - твердо сказал я. - Обыск вы будете делать только при наличии ордера.

- Ордер-то у нас будет, - вздохнул Васильев. - Как же без ордера...

ВНАЧАЛЕ меня увезли на Петровку. Чтобы получить ордер, им понадобилось несколько часов, в течение которых меня несколько раз допрашивали в разных кабинетах. Я говорил одно и то же: с Виталием не виделся; подозреваю, что они с Лидией меня ограбили, заранее вступив в сговор; насчет расхождения во времени на часах и на фотографиях ничего сказать не могу - просто аппарат был неисправен. За это время я почти успокоился. Им нужен обыск - пожалуйста! Дома они у меня ничего не найдут, я заранее был готов к такому варианту развития событий.

Обыск - крайне неприятная процедура, но ее нужно вынести. Понятыми были мои соседи, я сам пригласил их, страхуясь от возможных подтасовок: никаких сфабрикованных улик мне подбросить не удастся. Впрочем, Васильев этого делать не собирался. Возможно, в жизни он был неплохим человеком. Кажется, этот опер и сам понимал, что с такими слабыми козырями своей игры не получится.

Они долго и тщательно копались в ящиках, выкладывая на стол каждую бумажку, зачем-то простукивали стены и шевелили паркетины. Честное слово, я им очень сочувствовал.

- Кажется, в тот день вы были одеты в этот костюм? - спросил Васильев, вынимая из шкафа мою светлую "двойку".

- Верно, - ответил я.

- Не хватает одной пуговички на рукаве, - увидел он. - Потеряли?

- Наверное, - пожал я плечами. - Оторвалась где-то.

Он вгляделся внимательней.

- В самом деле. Вырвана прямо с корнем. Ну ладно...

На глазах понятых он принялся вытаскивать все из карманов.

- Что это? - спросил Васильев.

Я мельком взглянул и оживился.

- Квитанция за стоянку. Я же говорил вам, что мы гуляли по городу весь день. Пешком. Моя машина все это время стояла напротив "Макдональдса". Кажется, там тоже отмечено время. Если поискать, может быть, найдется и счет из ресторана, в котором мы ужинали вечером.

- Хорошо, - наклонил он голову. - А вот это что?

Он показал мне прямоугольник проездного на метро.

- Не знаю, - пробормотал я, и это было действительно так. Метрополитеном я не пользовался уже несколько лет.

- Интересно, - сказал Васильев с уже знакомой мне интонацией. - Очень интересно. Ваш офис находится около станции метро "Каширская"?

- Вы и сами прекрасно знаете, - буркнул я.

- Тут пробито почти то же самое время. Семнадцать двадцать одна. Жена вашего партнера сказала, что перед аэропортом он собирался заехать на работу. Получается, что вы тоже там были в это время? Причем отчего-то отправились туда на метро, пока ваша машина ждала на стоянке.

- Я нигде не был! - закричал я, теряя самообладание. - Я вам уже все объяснил!

- Объяснять вам еще предстоит многое, - сухо сказал Васильев. - Но теперь уже позже и не здесь...

ГАДИНА! Гадина! Она подставила меня, она заранее планировала это сделать! Как она умудрилась сунуть мне в карман этот проклятый билет? Конечно же, тогда, около машины, когда я укладывал в багажник труп. Письмо, фотография, проездной... Она все неплохо продумала, обложив меня со всех сторон косвенными уликами. В том-то и дело, что только косвенными. Ни одной прямой у них нет и не будет. Труп и деньги - вот прямые улики, которых им никогда не отыскать. Где спрятаны прямые улики, знали только я и Лидия. От меня этого никто не узнает, а она... Она уже никому ничего не сможет сказать. Ей не удастся воспользоваться плодами своего предательства. (Мысль об этом принесла мне некоторое облегчение.) Я задушил ее в тот день около приготовленной в лесу ямы и закопал обоих. Она почти не сопротивлялась - физически я очень силен. Ее тоже никто никогда не найдет.

Что же дальше? Да ничего. Меня продержат в камере предварительного заключения еще несколько дней, а потом все равно выпустят. Вряд ли меня перевезут в тюрьму. На косвенных уликах обвинения не выстроишь. Мой адвокат легко разобьет любые их конструкции. Странно, что меня не вызывали на допрос уже двое суток. На что они надеются? Что я настолько слаб, что сломаюсь и напишу чистосердечное раскаяние? Весьма глупо с их стороны.

...Металлический лязг дверного запора.

- Соркин! На выход! - скомандовал милицейский сержант.

Наконец-то! Я знал, что все закончится именно этим. Меня привели в знакомый кабинет, где ждал Васильев все с тем же напарником. Видимо, они сочли нужным извиниться, решил я.

- Мы вас должны были сегодня освободить, - сказал он.

- Вы не должны были вообще меня задерживать, - недовольно парировал я. - Не думайте, что ваше самоуправство останется безнаказанным.

- Конечно, конечно, - кивнул он. - В любом случае сегодня мы с вами расстаемся.

- Не могу сказать, что буду об этом сожалеть, - не удержался я от язвительного выпада, на что он не обратил никакого внимания.

- Началась грибная пора, - сказал Васильев. (К чему это он?) - Весь город рванул в лес. Лично я собирать грибы не очень люблю.

- Меня это вообще не касается, - пробормотал я.

- Иногда в лесу находят не только грибы. Вы меня слушаете?

Я молчал.

- Вчера один грибник отправился в лес со своей собачкой. А она начала что-то раскапывать. Грибник попался внимательный и заметил, что дерн там вначале снят, а потом аккуратно уложен на то же место. Знаете, где? По дороге в аэропорт "Домодедово". Дальше объяснять?

- Не понимаю, о чем вы говорите, - четко произнес я.

- Все вы понимаете, - вздохнул он. - Наверное, думаете, что нам просто повезло? Может, и так, не спорю. Могли бы искать гораздо дольше. Важен результат, верно?

- Вы ничего не докажете, - сказал я. - При чем тут я?

- Пуговичка, - молвил Васильев. - Помните оторванную пуговичку с вашего костюма? Она так и осталась зажатой в руке вашей секретарши, когда вы ее задушили. Вот в чем дело.

Стальные обручи стискивали мой мозг. Снова она! Она достала меня даже из могилы, стерва!

- Стерва! - закричал я, не в силах больше сдерживаться. - Гадина! Гадина! Гадина!..

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество