aif.ru counter
14.09.2000 00:00
206

Александра Маринина: "Преступность - неизбежный атрибут существования социума"

АиФ Разбор № 17 14/09/2000

Корифеи отечественной детективной литературы, как люди модные, уже "оприходованы" сегодня большинством СМИ. Ну, это в хорошем смысле слова. Многочисленные интервью, выступления на телевидении, радио и разнообразных творческих встречах с читателями. Однако интерес к этим авторам не ослабевает.

Издательство "ЭКСМО", буквально на днях выпустившее в свет новую книгу Марининой, любезно предоставило мне для предварительного прочтения авторскую рукопись. Должна заметить, это весьма волнующее и "интимное" ощущение - читать то, что еще только предстоит увидеть многочисленным поклонникам. И не менее интересные впечатления остались от собственно встречи с популярной писательницей.

- Марина Анатольевна, в вашем новом произведении с главной героиней - Настей Каменской - происходят определенные изменения. Переоценка ценностей. Это связано с какими-то переменами в вашем личном мировосприятии или просто такой тактический ход - чтобы читатель не заскучал?

- Я меньше всего думаю о том, чтобы народ не скучал. Пишу так, как мне хочется и как я считаю правильным. Умышленно развлекать читателя я не буду. А что касается Каменской - так ведь годы идут, она стареет, с возрастом мы все меняемся.

- И тем не менее: насколько Каменская является выражением вашей личности? Читатели, как правило, ассоциируют вас с Томилиной, следователем и по совместительству автором детективов. Но ведь главная героиня все же Настя. Она просто не может быть "далека" от своей создательницы...

- Тот, кто думает, что Томилина - это я, тот глубоко неправ. Единственное сходство - писание детективов. А вот в моей Насте действительно очень много от меня самой. Я и в МВД занималась именно аналитической работой - как она.

- Тогда позвольте поинтересоваться вашим мнением именно с этой позиции: что вы, как "криминальный аналитик", можете сказать о перспективах борьбы с российской преступностью и коррупцией?

- С преступностью в принципе ничего нельзя сделать. И это не оттого, что у нас, мол, бардак, а в цивилизованных странах - порядок. В той же благополучной Америке криминальные показатели выше, чем в России. Преступность - это абсолютно неизбежный атрибут существования социума, в котором находятся больше трех человек. Вот когда людей двое, они могут договориться сосуществовать, не ущемляя права друг друга. А когда людей трое и больше, это перестает действовать.

С коррупцией пытаются бороться самые продвинутые страны мира. Результат был достигнут только в Сингапуре, путем жесточайшего контроля за всеми и каждым. Уровень этой тотальной слежки доходит до абсурда: например, арест за жевательную резинку, выброшенную мимо урны. Для нас, для нашего менталитета, это вряд ли приемлемо. Вы хотите жить в таком государстве? Но вот коррупции у них почти нет. Чиновники там получают такие фантастически огромные оклады, а госслужба считается настолько престижной, что сингапурский чиновник никогда копейки не возьмет - ему действительно есть что терять. А их российским коллегам с зарплатой в 100 долларов и сомнительными социальными благами терять как раз нечего.

Существует множество теоретических проектов борьбы с этим социальным пороком. Я сама в свое время написала научную работу, которая так и называлась - "Стратегия контроля над коррупцией". Но при существующей ныне экономике это пустая затея. Плюс наши национальные особенности: и два века назад было принято "благодарить борзыми щенками". Плюс общий закон: коррупция всегда бурно процветает в странах, которые пребывают в состоянии "переходного периода". Когда ломаются старые государственные механизмы, коррупция является единственным средством, при помощи которого граждане могут адаптироваться к новым условиям. Это происходит во всех странах, не только в нашей. И вывод этот сделан отнюдь не на примере перестройки в России, а на базе общемировой практики.

- А если бы в один прекрасный день вы проснулись главой МВД - что бы предприняли в первую очередь?

- Я бы написала рапорт об отставке. В ту же минуту. Потому что руководить любой крупной государственной структурой должен человек с политическим, стратегическим мышлением. А не оперативник, который дослужился до министра. Я - хороший аналитик. Но не стратег и не политик.

- Но разве руководитель не должен отчетливо представлять себе все особенности того дела, которым управляет?

- Задача министра внутренних дел не в том, чтобы он умел хорошо раскрывать убийства, а в том, чтобы он смог обеспечить нормальное функционирование всех структур МВД. Он стоит во главе огромного механизма. И он должен знать, где и когда этот механизм необходимо смазывать, чтобы он не ржавел, где какие приводы, рычаги и кнопки, - и уметь вовремя на них нажимать. Чтобы механизм работал в оптимальном режиме.

- Это напоминает вашего Колобка - Гордеева, его принципы управления отделом...

- Колобок создал рабочую систему, в которой каждый человек находится на своем месте. Если человек умеет выполнять роль винтика - он его ставит на место винтика. Если человек умеет выполнять роль гаечки - то на место гаечки. И совершенно не пытается заставить "винтик" работать "гаечкой", если тот для этого не приспособлен.

- А для чего лучше всего приспособлены женщины в этой системе? Какие функции они выполняют наиболее оптимально?

- Есть совершенно изумительные женщины-следователи. Кстати, по статистике, хороших следователей женского пола больше, чем хороших следователей-мужчин. Самое главное - дать человеку возможность работать там, к чему у него лежит душа и хватает умения.

- Вы в свое время пошли работать в МВД именно потому, что у вас к этому "лежала душа"?

- У меня был жгучий интерес к изучению преступности. И выбор был вполне сознательный: аналитическая работа. Недаром более 20 лет я с удовольствием этим занималась.

- Каменской ее работа зачастую доставляет немало психологических проблем и стрессов. А как с ними обстоит дело у Марининой?

- Это часть моей работы. Если вы служите в милиции, то обязаны относиться ко всем "ужасам" этой работы исключительно с профессиональной точки зрения. Если вы приезжаете "на труп" и видите перед собой окровавленное, истерзанное тело - то просто не имеете права думать о том, что это чья-то мать, или дочь, или чей-то любимый человек. Если размышлять о том, сколько горя принесет кому-то эта смерть, то невозможно будет хорошо выполнить все необходимые оперативные действия на месте происшествия. Улики и доказательства будут утрачены - и преступник избежит наказания.

- Марина Анатольевна, но ведь в любом случае женщине воспринимать все "прелести" милицейской работы наверняка тяжелее, чем ее коллеге-мужчине? Она и женщиной-то быть перестанет. Женой, матерью...

- Одна из самых тяжелых женских "профессий" - это вовсе не оперативник. Это жена оперативника. Потому что муж может прийти с работы - и не разговаривать. Будет молчать весь вечер. Ему не хочется общения. А ведь второму человеку - жене - смириться с этим трудно. А другой оперативник придет домой пьяным и дома еще добавит. Каково это его супруге? Механизм "психологического отката" есть у каждого свой, но большинство из них плохо вписываются в нормальную семейную жизнь. Поэтому жена оперативника - это практически ежедневный подвиг.

А вот что касается зеркально обратной ситуации - когда в милиции работает именно женщина, то здесь как раз атмосфера обычно благополучнее. Женщина - эмоционально более гибкое существо, поэтому для снятия "служебного стресса" ей реже нужны такие кардинальные варианты расслабления. И семейных проблем у таких пар меньше.

- И все же на такую суровую профессию никаких запасов "эмоциональной гибкости" может не хватить...

- Должна сказать, что интенсивные поездки по местам лишения свободы и плотное общение с отбывающими наказание сделали меня намного мягче, мудрее и добрее. То есть после того, как я "пропустила через себя" такое количество преступников, я совершенно не стала относиться к людям хуже. Наоборот.

Общаясь с преступником, понимаешь, что на самом деле "пропасть" между нами не так уж велика. Мы все довольно-таки одинаковые. Нас всех рожала женщина. Мы все ходили в школу. У каждого была первая любовь. Первый сексуальный опыт. У каждого человека - будь то убийца или абсолютно законопослушный гражданин - есть родители, друзья, любимый человек, у большинства - дети...

- Вы меня даже растрогали... Может, вам следовало выбрать профессию адвоката?

- Я никогда в жизни не смогу быть человеком "публичной" профессии. Книги - другое дело. В них хоть и раскрываешь что-то личное миллионной аудитории, но это как бы отстраненно и анонимно. А в реальной жизни у меня силен страх публичных выступлений.

- Возвращаясь к "женскому вопросу": какой, по-вашему, будет женщина в России в новом тысячелетии? Ее окончательно изменят эмансипация и наши нелегкие социальные условия, требующие максимальных способностей к выживанию? Или все же традиционный тип "русской женщины" - доброй, мягкой, сострадательной - сумеет остаться неизменным?

- Генетический тип не может поменяться за 30-50 лет, это так быстро не делается. Пожалуй, быть женщиной в любом государстве и в любой период времени труднее. Я очень надеюсь, что "русская женщина", образно говоря, сохранится как вид. Хотя современная жизнь и диктует свои условия. Сейчас больше женщин-руководителей, женщин-финансистов, женщин, делающих быструю и успешную карьеру; женщин за рулем, наконец!

Другой вопрос, насколько это "понравится" мужчинам. Сейчас наличие, простите, полового члена уже не является неоспоримым аргументом для того, чтобы мужчина, вне зависимости от своих личных качеств, везде и всюду занимал лидирующие позиции. Мужикам придется - и уже приходится! - менять свой взгляд на место женщины в обществе и, если хотите, "подтягиваться" до ее уровня. Например, отказаться от своего традиционного оголтелого пьянства. Ведь сейчас при прочих равных условиях на престижную должность скорее возьмут непьющую женщину, чем мужика, от которого каждый день несет перегаром.

- А как обстоят дела в "соревновании полов" непосредственно внутри МВД? Наверное, это пока весьма консервативная структура?

- Во всем МВД всего две женщины носят генеральские погоны. Я знаю еще одну, которая занимает достаточно высокую должность, чтобы получить это звание, но тем не менее вопрос о ее "генеральстве" остается "подвешенным" уже около года, и какие перспективы - пока неясно. При этом мужчина, занявший аналогичную должность, стал бы генералом через 3 месяца максимум...

- Марина Анатольевна, мы почти не поговорили о вашем творчестве. Что вы как автор книг можете сказать о телесериале, который по ним снят?

- Мне очень понравилась работа Елены Яковлевой. Хотя я вполне допускаю, что кого-то из читателей она разочаровала, что кто-то видел мою героиню совсем иной. Каждый из нас читает книгу собственными глазами. Текст проходит через наше сознание, а у каждого оно отягощено его личным жизненным опытом, желаниями, впечатлениями. Поэтому, сколько существует читателей, столько и Каменских. Найти актрису, которая в равной степени удовлетворяла бы всем этим представлениям, невозможно. Яковлева, по-моему, очень похожа на ту Настю, которую я придумала. До того, как ее утвердили на эту роль, мне показывали пробы 9 актрис, и ни одна из них даже наполовину не приближалась к Каменской так, как это удалось Елене Алексеевне.

- Говорят, что по ходу работы над сериалом у вас было много разногласий с его создателями и что с некоторыми изменениями вы так и не смирились?

- Конечно, в сериале есть потери. Есть просто обидные, а есть и принципиальные для меня. Честно говоря, сначала, когда я читала первый сценарий, волосы у меня на голове шевелились от ужаса. Ведь это был мой первый опыт, первое знакомство с тем, как литературное произведение перекладывается на кинематограф. Потом режиссеры и продюсеры долго устраивали мне "ликбез", объясняли все особенности, законы и требования этого жанра. И тогда эти потери стали менее обидными - я поняла их неизбежность и даже правильность.

- Большая зрительская масса с удовольствием посмотрела бы продолжение телеприключений Каменской. Существуют ли какие-нибудь планы в этом отношении?

- Продолжение планируется. Правда, оно стало проблематичным в связи с пожаром в "Останкино". Сейчас всем телекомпаниям, естественно, потребуются немалые деньги. Еще две-три недели назад средства на сериал были. Как повернутся дела теперь - пока не знаю. Но планы были вполне конкретные: еще 16 серий по 4 книгам.

- Надолго ли вашей героиней останется Настя Каменская? Или, может, уже зреет новый образ, который будет не менее любим народом?

- В любом случае через 15 лет Настя выйдет на пенсию. Но это очень немалый срок, и я могу "исписаться", могу потерять к Каменской интерес - это естественно. Но пока я ее люблю и с удовольствием о ней пишу.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество