286

Студенты с зубилами

АиФ Работа-экспресс № 10 28/04/2003

Каждое лето к старинному зданию на Таганке, тянутся толпы абитуриентов, мечтающих попасть на факультеты живописи, графики, скульптуры и театрально-декорационное отделение Суриковского института. Но молодые люди и не подозревают, какие сложности ждут их на выбранном ими пути.

Сказать, что в Суриковский институт трудно поступить - значит, ничего не сказать. Экзамены длятся практически непрерывно целый месяц, каждый экзамен сдают, вернее, пишут и рисуют по несколько дней. Затем комиссия осматривает получившуюся "выставку" и выставляет оценки. Потом, после сложных подсчетов, становится ясно, кто сдал экзамены, а кто нет. Требования к поступающим очень строгие, большинство попадает в число студентов только с третьего, а то и четвертого захода.

От рассвета до заката

У тех, кто все-таки сумел поступить, жизнь отнюдь не легкая. Чтобы максимально использовать световой день, будущие художники начинают писать ранним утром и заканчивают, когда солнце садится (при электрическом свете живопись получается ядовито-желтой). Но и вечером они не отдыхают, а занимаются рисунком, изучают анатомию, слушают лекции по истории искусства.

Несмотря на известность Суриковского института (в нем учатся не только россияне, но и студенты едва ли не со всего мира), до недавнего времени в нем царила страшная разруха. Постоянно отключали то свет, то тепло, бывало, что дождь проливался с потолка на четвертом этаже, проникал сквозь перекрытия третьего и капал на втором. "Солярис", - шутили студенты, покуривая среди дождевых струй. Нынешним летом в институте сделали роскошный ремонт, он засиял белыми стенами и отлакированным паркетом.

Стороннему глазу может показаться, будто институт почти пуст, только по коридору иногда промелькнут фигуры в перепачканных краской или глиной халатах. Настоящая жизнь кипит в мастерских. Там спорят до хрипоты о судьбах мирового искусства, пьют в перерывах жидкий чай с булками, ставят натюрморты, лепят человеческие фигуры в полный рост и пишут с натуры.

Институт оживает только во время сессий. В эти дни он напоминает огромную столярную мастерскую: отовсюду слышится стук молотка и визг пилы. Девушки и юноши сколачивают подрамники, скручивают из толстой проволоки огромные каркасы, стучат по стенам зубилами, выравнивая место для будущих фресок и мозаик.

Работа продолжается и летом. Живописцы отправляются писать старинные русские города, а скульпторы, в том числе и девушки, нацепив респираторы, трубят и сверлят мрамор на заднем дворе института. Когда наступит осень, загорелые творцы, накачавшие мускулы на таскании тяжелых этюдников и рубке мрамора, предъявят плоды своих трудов экзаменаторам.

Ню как она есть

Если кто-то думает, что студенты художественных вузов день и ночь любуются прелестями нагих красоток и периодически заводят с ними романы, он глубоко ошибается. Во-первых, модели позируют не только обнаженными, но и одетыми. Во-вторых, большинство натурщиц - женщины, которым далеко за пятьдесят, к тому же отнюдь не худенькие. И студентов больше всего интересует, чтобы натурщицы вовремя приходили на работу, стояли, не шевелясь и не болтая и, конечно, не прогуливали. Многие постановки пишутся по полгода, бросить их невозможно, и, даже если модель попалась недобросовестная и принялась отлынивать, приходится ждать ее возвращения.

Художник при работе с натурой следует строгому этическому кодексу. В часы, когда художники пишут обнаженную натуру, в мастерские входить запрещено всем, кроме преподавателей. Правда, в Суриковском был случай, когда "новенькую" натурщицу поставили на вступительные экзамены. Для того чтобы уточнить списки абитуриентов, сотрудники приемной комиссии многократно входили в классы. В итоге у натурщицы началась истерика, она заявила, что не может работать в проходном дворе и увольняется. В итоге экзаменационный график чуть было не сорвали.

Среди моделей можно встретить и бабушек-пенсионерок, клюющих носом во время позирования, и абитуриентов, которым за работу иногда разрешают писать вместе со студентами, и безработных актеров. Вообще год на год не приходится, - преобладают то бывшие спортсмены, то актеры, а много лет назад в Суриковский пришли позировать цыгане. Художники с удовольствием писали колоритных смуглянок в ярких шалях, но кончилось все это печально. Смуглянки заполонили институт, сидели в коридорах на полу, кормили младенцев, а рядом расхаживали цыганские бароны и морщинистые старухи с трубками в зубах. Суриковский институт начинал превращаться в табор, и с цыганами пришлось расстаться. А однажды пришли позировать нудисты. Обычно натурщики мужского пола при позировании надевают набедренники, а вот нудисты обходились без них, и художники искренне радовались возможности изучить те группы мышц живота, которые обычно скрыты тканью.

***

Средний россиянин не настолько богат, чтобы купить картину для украшения своего жилища, а на Западе мода на русскую живопись закончилась вместе с модой на матрешки и Горбачева. Тем не менее, тропа в Суриковский институт отнюдь не зарастает. Куда же направляют свои стопы многочисленные выпускники?

Григорий Кузнецов закончил Суриковский в 96 году. "У художника всегда есть выбор: можно все работы продать, и тогда не из чего устраивать выставку. Можно не продавать - останешься без денег. В итоге я начал заниматься дизайном - с моим образованием это очень легко, ведь заказчики ценят и хорошую композицию, и грамотный подбор цвета. Живописью я занимаюсь с утра и до обеда, пока когда есть свет, а остальную часть дня провожу за монитором".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы