47

Повесам - по мордасам

АиФ Москва № 19 10/05/2006

Уже почти 200 с лишним лет идёт спор - кто подарил миру понятие "хулиган".

ИРЛАНДЦЫ утверждают, что пальма первенства принадлежит их семейке по фамилии Houlahan. Они заманивали на свой постоялый двор людей, обирали их до нитки и отпускали восвояси голышом. Англичане же уверены, что первым был лорд Hooligan, бесившийся с жиру и задиравший всех подряд. Думается, что вековой спор кельтов и англосаксов придётся разрешить москвичам. Именно москвичам, а не питерцам. И дела не меняет даже то, что словечко "хулиган" - тогда ещё в кавычках - запустил в оборот питерский градоначальник фон Валь в 1892 г. Во-первых, он имел в виду исключительно насильников, расплодившихся в тогдашней столице империи. А во-вторых, нормальное хулиганство, то есть совершение дерзкого антиобщественного поступка без особой выгоды для себя, характернее всё-таки для разгульной Первопрестольной, чем для практичного Питера. Да и корни московское хулиганство имеет поглубже, чем какое-либо другое.

ХУ ИЗ сударь ХУлиган?

ПРАВДА, до поры наши хулиганы назывались повесами, озорниками или охальниками. Но, оставив в стороне озорство буйных августейших особ Ивана Грозного или Петра I (их выкрутасы вроде "посадили на бочку с порохом и поднесли фитиль - пущай полетает" или "надували боярина Мясного мехами в задний проход, отчего он вскорости и помер" широко известны), увидим, что простые москвичи вели себя довольно смирно. В крайнем случае довольствовались званием охальников. Да, вершили непотребства из серии "спьяну голым гузном оборотился к народу и лаял по-собачьи", "выйдя из кабака, замужним жёнкам задирали подолы, понося их зазорными словами" и "заголив срам, распевал похабные песни и кидался собачьим калом", но до смертоубийства доходило редко, разве что в пьяной драке. Озорство было уже серьёзнее и сопровождалось увечьями, а то и нечаянной смертью. К счастью, увечья не всегда наносились людям. Например, излюбленным делом московских озорников было накормить соседских кур бражным суслом и, пока те спят пьяным сном, ощипать и пустить на улицу. Ну а такие мелочи, как оборванные у свиней хвосты, ворота, вымазанные дёгтем или заваленные навозом, считались делом обыденным.

Забавно, что в русских правовых нормах понятия хулиганства долгое время не было вообще. Нечто подобное появилось только в "Уложении о наказаниях уголовных и исправительных" 1845 г. Но касалось это либо церковного благочиния, либо государственных учреждений. Получалось, что государство, и без того неслабое, надёжно оградило себя от озорников и проказников. А в отношении граждан хулиганам была дана почти полная воля - гуляй, рванина!

И рванина гульнула по полной программе, особенно после отмены крепостного права в 1861 г., когда в Москву и подмосковные города хлынули разорённые реформой крестьяне, а пролетариат врубился, что, кроме цепей, терять ему нечего. Тогда же укоренилось и само слово "хулиган". Сначала в искажённой форме "фулюган". А потом народ расчухал в нём родственное слово "хулить" и ещё одно трёхбуквенное, на 2/3 состоящее из "х" и "у". И бывшие озорники охотно приняли новое имя.

Шапку-финку сменила кепка

ДАЛЬШЕ пошло всё хуже и хуже. После революции и Гражданской войны хулиганы развязали в Москве террор такого масштаба, что при виде "баклана", одетого в шапку-финку, брюки клёш и тельняшку (см. инфографику), дрожали не только жирующие нэпманы, но и пролетарии, с которых нечего было взять. Доходило даже до создания чего-то, похожего на хулиганские профсоюзы: "Центральный комитет шпаны", "Топтательный комитет", "Интернационал дураков". Причём в некоторых, например в "Обществе советских лодырей", мазурики избирали себе политбюро и платили взносы. Известен и "Мордобойный гимн", часто исполнявшийся на собраниях хулиганов: "Смазать, стукнуть, треснуть, трахнуть, / Ляпнуть, свистнуть, лопонуть, / Садануть, заехать, бухнуть, / Набок челюсти свернуть..."

Самыми хулиганистыми районами Москвы традиционно считались Таганка, Сухаревка и Люсиновская улицы, где шла широкая торговля водкой "рыковкой", незаконной ханкой (самогоном) и марафетом (кокаином). Именно там в вечернее, а иной раз и в дневное время случайно зашедший мужчина со стопроцентной гарантией получал по мордасам, а с девушкой устраивали излюбленную московскую игру "тюльпан": юбку завязывали над головой и жертву бросали в кусты ногами кверху. Поначалу власти смотрели на выходки хулиганов сквозь пальцы, тем более что они считались "социально близким элементом", - по УК РСФСР 1922 г. максимальным наказанием за хулиганство было заключение сроком на год или принудработы на 1-2 недели. Но после "чубаровского дела", когда 26 хулиганов изнасиловали комсомолку, цацкаться с ними прекратили. В 1930-е гг. хулиган запросто мог допрыгаться до расстрела, и на московских улицах стало спокойнее. Во всяком случае, хулиганские группировки отошли в прошлое.

Новый взрыв хулиганства накрыл "образцовый коммунистический город" после войны. И в сознании москвича навеки закрепился классический образ хулигана из Марьиной Рощи: короткие хромовые сапожки с заправленными в них чёрными брюками, бушлат или телогреечка "зоновского" варианта - без воротника, белое кашне и обязательная кепка-восьмиклинка, столь любимая нынешним мэром (см. инфографику). Ничего особенно нового в традиции московского хулиганства они не внесли, исключая разве что "патриотические" нападения на стиляг: "Ах ты, сволота, американцам продался!" Эта традиция закрепилась, видимо, навсегда - хулиганы 1970-х метелили хиппанов, любера и гопники 1980-х дубасили панков и металлистов, нынешние гопучие скины лупят и грабят рэперов и нацменьшинства.

А настоящие московские хулиганы, совершающие весёлые поступки без выгоды для себя, пока ещё держатся в вузах. Помнится, мы с однокурсниками огребли "телегу" в деканат истфака из 6-го отделения милиции за надпись аршинными буквами на бетонном заборе: "Иммануил Кант - дебил!"

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество