aif.ru counter
24

До революции один шаг?

АиФ Москва № 36 07/09/2005

В городской жизни есть масса поводов для недовольства. Выслушивать наши жалобы и мнения - прямая обязанность властей, которая, к сожалению, не всегда выполняется.

ДЛЯ ТОГО чтобы быть услышанными, люди готовы на все. Под экскаваторы ложились активисты, протестовавшие против памятника Булгакову на Патриарших прудах. Москвичи - обычные пассажиры общественного транспорта - повсюду расклеивали листовки, призывавшие убрать руки от "Аннушки" и трамваев NN 36, 14, 47 из депо им. Апакова. Сейчас вся Москва украшена портретами членов национал-большевистской партии: их судят за акции протеста - захват комнаты в приемной Президента РФ, кабинета министра здравоохранения и выставки яиц Фаберже. Но разве безумные и неадекватные поступки - это единственный способ привлечь к себе внимание? Почему в столице не работают цивилизованные формы гражданского противления?

На нет и суда нет

ВЫРАЗИТЬ свое мнение можно через обычную жалобу в органы исполнительной власти. Управы и префектуры получают такие обращения мешками - и на каждое из них должны письменно отреагировать. Но, как показывает практика, львиная доля ответов - отписки. Например, жители 152 домов по Варшавскому шоссе вот уже 7 лет (!) требуют, чтобы у них во дворе сделали "лежачих полицейских" и запретили проезд чужих машин. Требуют, требуют - все без толку. В редакцию ежедневно звонят люди, которые просят опубликовать их открытые письма. Они обращаются к нам от бессилия: чиновники отказываются принимать их жалобы всерьез. Более того, жаловаться по одному вопросу и начальству, и подчиненному бесполезно. Круговая порука действует безотказно. Жалобы все равно спускаются вниз - тому чиновнику, к которому вы обратились в первую очередь.

"Хождение по начальствам, как правило, заканчивается ничем, - рассказывает депутат Мосгордумы Дмитрий Катаев. - Когда ко мне приходят избиратели с любыми проблемами (например, с незаконным строительством или переселением), я советую обращаться в суд. Только сразу предупреждаю: ни районный, ни городской вашу проблему не решит. Вы должны приготовиться к долгим и затратным разбирательствам. Проблема в том, что суд не воспринимается ни правительством, ни москвичами как инстанция, решения которой нужно обязательно исполнять".

С мелкими проблемами на местах должны разбираться депутаты муниципального собрания. Но, в сущности, они бесправны и являются такими же просителями, как и обычные москвичи. Более того, сегодня этот институт примерно на 80% слился с исполнительной властью. То есть в депутаты муниципального собрания избираются главврачи поликлиник, директора школ, начальники ДЕЗов, руководители ремонтно-эксплуатирующих предприятий - все те, на кого обычно жалуются жители!

Москвичи вынуждены обращаться в Мосгордуму. Решение местных проблем на городском уровне для развитых стран - нонсенс. Например, в Японии избранники от мегаполисов занимаются только законотворчеством, потому что все частные дела расхватывают низшие инстанции (каждому депутату местного уровня важно понравиться избирателям, чтобы в будущем быть переизбранным). У нас к городским депутатам не так просто попасть на прием. А после декабрьских выборов "достучаться до небес" станет еще сложнее. В этом году согласно закону, принятому Госдумой, 20 депутатов городского парламента будем избирать по партийным спискам. И только оставшихся 15 в прежнем порядке - по округам.

Ни одна из форм недовольства властью не работает

ВЛАСТЬ часто создает видимость того, что мнение москвичей учтено. Так, перед выбором столицы Олимпийских игр-2012 не раз озвучивалось, что 90% москвичей хотели бы видеть в этом качестве свой город. А кто в действительности опрашивал горожан? Откуда вообще взялась эта цифра? Вероятно, согласились с решением столичных властей 90% опрошенных москвичей. Сколько же людей на самом деле спросили - 100 или 200? Быть может, если бы правительство действительно стало выяснять позицию всех горожан, результаты оказались бы другими (то есть не такими выгодными для многочисленных пиар-акций к Олимпиаде, на которые из бюджета потрачено немало средств).

Узнать мнение горожан можно не только через опрос, но и через референдум. Всенародные голосования проводятся по каждому, даже самому пустяковому вопросу в Бельгии и Швейцарии. Но у нас НИ ОДНОГО референдума так и не состоялось. Законодательство сильно запутано и словно специально построено так, чтобы граждане эту форму проявления своей воли реализовать не смогли. И, кстати, изменить законодательство в этой области у москвичей тоже нет шансов. Горожане имеют право вносить в городской парламент свои законодательные инициативы. Но они редко доходят до рассмотрения. Сложна и организация митингов, демонстраций, шествий, пикетов. Поэтому их в основном проводят политические партии, цель которых - увеличение собственного политического веса любой ценой.

Одна из важных форм протеста - выражение недоверия к власти. Если на выборах в депутаты любого уровня не нравится ни один кандидат, избиратели еще недавно могли проголосовать "против всех". Теперь, по новому законодательству, такого "окошка" в бюллетенях с фамилиями кандидатов не будет. "Голосовать - важное демократическое право, - считает депутат Мосгордумы Александр Семенников. - Выступать против всех - значит, отказываться от участия в выборах. С тем же успехом избиратель может не прийти на участок, вычеркнуть всех кандидатов или унести бюллетень с собой. В странах Западной Европы графа "против всех" не применяется. На мой взгляд, ее использование бессмысленно и даже вредно, поскольку позволяет включать грязные политические технологии. Вспомните, как на прошлых депутатских выборах один россиянин пытался зарегистрировать "против всех" как кандидата". Власти хотят, чтобы люди не бросались под экскаваторы. Но как, если ни одна из форм гражданского сопротивления сегодня на практике не работает? А в учебниках истории тем временем написано, что высшая форма протеста - революция...

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы