aif.ru counter
157

Федоскино горе

АиФ Москва № 25 22/06/2005

Шкатулки из Федоскина считались предметом искусства и народным достоянием. Сейчас этот товар никто не хочет покупать.

УНИКАЛЬНЫЕ произведения искусства оказались не нужны, а вместе с ними и работники фабрики, которая постепенно приходит в упадок. Длинные коридоры с тусклыми лампочками, обшарпанные стены и пол, двери с амбарными замками, полная тишина и гулкое эхо. Кое-где остались лозунги "Время работает на мир и коммунизм", "Мы не отступим от дела мира".

Сейчас из 500 сотрудников, работавших на фабрике в 90-е гг., осталось всего 170 чел. Огромный цех по заготовке форм пустует - только на сушилке пылятся несколько пресс-папье. В цехе по покраске трудится всего один мастер. Станки, которыми давно никто не пользуется, стоят у окна. Полуразрушенные столы, запах краски и непременный атрибут всех "жилых" помещений на фабрике - старый электрический самовар. "За месяц мы производим примерно 150 шкатулок, - говорит директор фабрики Александр Козлов, - этого недостаточно, чтобы вывести фабрику из кризиса. Для нас главная проблема не произвести товар, а продать его. Все признают, что наши изделия - уникальные произведения искусства, но никто не хочет их покупать".

Последние два года у фабрики не было средств даже для зарплаты своим сотрудникам. Задолженность перевалила за 1 млн. руб. Рабочие и художники получали в качестве платы за труд полуфабрикаты - необработанные шкатулки. Сейчас ситуация изменилась: люди вместе с текущей зарплатой получают долги за июнь 2004 г. "Многие ушли с фабрики, - рассказывает начальник отдела кадров Наталья Новожилова. - Художники пустились в свободное плавание. Здесь им платили 4 тыс. руб. в месяц, за предложенный и одобренный сюжет - 3 - 20 тыс. руб. "На воле" они получают гораздо больше. Теперь у нас в поселке сразу два Федоскина - фабричное и частное".

Китайцы уже и шкатулки разрисовывают

ХУДОЖНИКИ, ушедшие на вольные хлеба, сейчас составляют ощутимую конкуренцию производству. Они, так же как и работники фабрики, в течение десятилетий сохраняли и продолжали традицию лаковой миниатюры: знают все секреты промысла и технологии. При продаже они уверяют, что продают настоящую федоскинскую миниатюру, но по ценам ниже фабричных. "Мы попали в сложную ситуацию, - продолжает Александр Козлов, - с одной стороны, эти люди считают, что имеют право называть свои изделия федоскинскими, но по закону "Федоскино" является торговым знаком, который распространяется исключительно на фабричную продукцию. Каждому нашему изделию присваивается номер, каждое имеет пожизненную гарантию. Но гораздо больше нас волнуют грубые подделки. Примерно 95% шкатулок якобы из Федоскина выполнены людьми, не имеющими никакого отношения к этому промыслу".

Подделки под "Федоскино", "Палех", "Мстеру" можно встретить не только на рынках, но даже на выставках и в магазинах. Иностранцы с удовольствием платят порядка 300 долл. за шкатулку "Федоскино-Палех" (которой не может быть в природе), россияне - 300-500 руб. за нарядный сувенир, с которого через год слезут лак и краска. "Пиратский" бизнес в последнее время стал настолько выгоден, что разрисовывать шкатулки с русскими сказками стали... китайцы.

Ширпотреб прикидывается искусством

РАНЬШЕ основным покупателем лаковой миниатюры выступало государство. Сейчас число госзакупок сократилось: за последние полгода "Федоскино" получило только один крупный заказ - от Министерства культуры области на 400 тыс. руб. Поэтому сейчас художники пытаются работать по индивидуальным заказам. А индивидуалы предпочитают боярские пиры и деревенские гулянья. Но все это капля в море. Людей, способных выложить пару тысяч долларов (средняя цена одного частного заказа), как правило, интересует не русский народный промысел, а посуда из Китая и маски из Африки. "Это явление времени, - подтверждает старший научный сотрудник НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств Ирина Перфильева, - у нас нет моды на нашу собственную культуру, тем более на декоративно-прикладное искусство, которое должно определять наш быт. Ни в одной стране мира нет такого пренебрежительного отношения к собственной культуре".

"Недостаточный спрос на высокохудожественные, дорогие изделия - беда всех центров народных промыслов, - говорит директор Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства Владимир Гуляев. - И это вина не только покупателя, но и художника. Сегодня тесно переплетаются два абсолютно разных понятия - сувениры и произведения искусства. Произведения искусства нельзя штамповать. Они должны находить своего ценителя, а не покупателя. Поэтому содержать фабрики исключительно ради производства дорогих для основного покупателя изделий - глупо. Государство должно отбирать действительно ценные изделия, но не всю же продукцию фабрики. А вот наладить производство более дешевых сувениров, мне кажется, необходимо. Вполне возможно, что именно так удастся возродить интерес к декоративно-прикладным промыслам".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы