46

"Пожиратели" заводов, фабрик и служб быта

АиФ Москва № 41 13/10/2004

Оборудование предприятий продается за бесценок, а работники оказываются на улице

Захваты зданий часто проходят при поддержке правоохранительных органов

В центре любой европейской столицы почти нет производств

ЗА ПОСЛЕДНИЕ два года с карты Москвы бесследно исчезли сотни учреждений службы быта, треть предприятий легкой промышленности, столько же хлебопекарной. Их сначала выкупили у акционеров, а потом перепрофилировали во что-нибудь далекое от реального производства. Каждую неделю в прошлом году разными структурами поглощалось по нескольку фабрик, заводов и других организаций. Город всколыхнула история, когда неизвестная компания пыталась выкинуть на улицу работников фабрики им. Петра Алексеева. Весной очередная волна поглощений привела к тому, что руководство завода "Вымпел", чтобы защитить предприятие, собралось купить 30 тонн металла... для строительства оборонительных сооружений.

В АРСЕНАЛЕ "пожирателей" существует множество механизмов расчленения и искусственного банкротства даже самого стабильного коллектива. Поглощения, слияния или на первый взгляд обычная смена владельцев часто приводят к тому, что завод или фабрику (успешно работающие, с громким именем) превращают в УЧАСТОК ПОД ЗАСТРОЙКУ. Да, поглотителей интересует лишь земля, на которой находятся принадлежащие фирме здания и сооружения, и совсем безразлична судьба компании и ее сотрудников. Оборудование распродается за бесценок, на улицу выбрасываются сотни и даже тысячи сотрудников.

Что скупают

УГРОЗА скупки акций реальна для всех организаций, собственниками которых в ходе приватизации стали трудовые коллективы. Желающим заполучить их контрольный пакет достаточно лишь добыть список акционеров, а затем "уговорить" продать свои ценные бумаги. Так, в августе была предпринята попытка смены собственников у компании "Моспромстрой" (она строила храм Христа Спасителя, ко Дню города сдала конькобежный центр в Крылатском). В руки скупщиков каким-то образом попал реестр, в котором содержалась информация об акционерах. Но 22 тыс. сотрудников удалось избежать поглощения. Скорее всего, скупщики отказались от своих планов, узнав в какой-то момент, что самый главный акционер - столичное правительство, которому принадлежит более 25% акций.

В августе группа вооруженных лиц захватила здания, принадлежащие НИИ шинной промышленности. Были вскрыты помещения, где хранилась технологическая документация, в том числе и на продукцию оборонного значения. Маски-шоу проходили при участии правоохранительных органов в лице судебного пристава. Позже выяснилось, что персонажи этой истории не являлись ни собственниками, ни даже арендаторами площадей в НИИ. Поэтому не прошло и нескольких дней, как с института (по решению суда) сняли осаду. Руководство, правда, тогда заподозрило "гостей" в промышленном шпионаже и, соответственно, ожидает повторения попытки захвата. Но, скорее всего, с этим учреждением ничего подобного не случится. В защиту НИИ выступили и городские власти, и депутаты Госдумы, которые считают, что настала пора проанализировать действующее законодательство.

Однако пока намерения делами не подкрепились. Возможно, поэтому в конце сентября случился еще один силовой захват. На этот раз пытались занять завод "Филикровля". Сотрудники частного охранного агентства блокировали все помещения заводоуправления, вытеснили действующую охрану, заняли кабинет генерального директора, которого заодно и уволили. Предъявленные документы оказались фальшивыми. Генеральный директор быстро восстановил справедливость, вызвав сотрудников ОВД "Дорогомилово". Теперь за нормальной работой завода следит префект Западного округа Юрий Алпатов.

Описанные истории разные, но в одном похожи безусловно. Если в спор любого уровня вмешивается власть, исход дела будет решен в пользу того, на чьей она стороне. Это хорошо для тех предприятий, кого уже защитили. Но это плохо для тех организаций, у кого нет влиятельных друзей. Именно они пополняют собой статистику поглощенных и перепрофилированных. По данным Управления экономической безопасности (УЭБ) Москвы, за последний год в городе было зафиксировано 175 корпоративных конфликтов, последовавших после смены акционеров. Но прогнозы УЭБа утешительные: с принятием закона "Об особенностях использования земельных участков в целях сохранения научно-промышленного потенциала города Москвы" будет запрещено перепрофилирование особо важных заводов и фабрик.

Как бороться

ЕСЛИ процесс нельзя остановить, его можно возглавить. Когда летом Юрий Лужков докладывал президенту о развитии столицы, он рассказал в том числе и об опыте борьбы городских властей с поглотителями: "Если недружественные слияния подрывают устои промышленности, мы таким предпринимателям объясняем: купить можете, даже перепрофилировать можете, но что будете делать дальше? Без города и городской инфраструктуры не сможете решить ни одного вопроса. Покупка станет бесперспективной. Если нужно место, мы можем выделить участок земли там, где выгодно и городу, и предпринимателям. Стройте там новое производство, гостиницу или жилой дом. Только в этом случае мы будем вам помогать".

В центре Москвы остается все меньше предприятий. Но это связано не только с тем, что их поглощают и переваривают. Это политика города, подкрепленная мировым опытом. В центральной части любой европейской столицы, где земля стоит очень дорого, почти нет заводов и фабрик. Расположенные здесь офисы, магазины и развлекательные комплексы приносят бюджету бо'льшую экономическую пользу. В связи с этим есть сразу несколько городских программ: реформирование и вывод производств из центра и создание на окраинах всех административных округов (кроме Центрального) промышленных зон под названием "Промсити". В соответствии с действующим законодательством городские власти не могут помешать собственникам перепрофилировать производство. Но в создаваемых промзонах власти могут обязать собственников выводимых туда предприятий сохранять производственный профиль.

Проблема лишь в том, что вывод предприятий из центра и создание "Промсити" - дело затратное. По самым скромным подсчетам, речь идет о 10 млрд. долл., из которых примерно пятую часть должны найти сами отселяемые. Но износ их оборудования часто составляет 70-90%. А это значит, что вывод предприятий на самом деле - поиск инвестора для полного обновления производства. Вот поэтому до сих пор и получается, что многим новым владельцам заводов, фабрик и служб быта, вступающим в свои права по закону, выгоднее и проще избавиться от производства. Вкладывать в него деньги, не ожидая получения быстрой прибыли, могут лишь очень немногие. А все остальные предпочитают на доставшихся территориях строить жилые дома, офисные комплексы, развлекательные центры.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество