46

Расходы на отходы

АиФ Москва № 2 14/01/2004

СТОЛЬКО техники, сколько используется в Москве, вы вряд ли найдете в любом другом российском городе. Компании-производители обновляют свою продукцию с феноменальной быстротой: только презентовали новую модель (телефона ли, компьютера), а через месяц она уже устарела. Для ее утилизации нужны особые технологии - гибкие, способные меняться вместе с новым производством самой техники. Сможет ли Москва справиться с этой задачей? Или наш мегаполис ожидает участь огромной техногенной свалки?

ВОТ лишь несколько цифр. За весь прошлый год в России продано 14 млн. мобильных телефонов. По оценкам специалистов, это значит, что около 5 млн. старых трубок было выброшено где-то на территории столицы - не только москвичами, но и гостями города. Или такой пример. Ежегодно в Первопрестольной выбраковывается более 150 тыс. автомобилей. Однако на перерабатывающие предприятия попадает только четверть из них - остальные продолжают ржаветь и гнить во дворах.

Как по Голливуду

НЕПОСРЕДСТВЕННО утилизацией техники - как промышленной, так и бытовой - в Москве занимается ГУП "Промотходы". Точнее, его подразделение "Экоцентр". Изначально оно было создано для переработки отходов кино- и фотопроизводств. Его сотрудники ездят по столичным больницам и клиникам, чтобы собрать ненужные рентгеновские пленки, фиксажные и проявляющие растворы. На предприятии все эти материалы подвергают глубокой переработке. Из одного кубометра раствора можно извлечь несколько грамм серебра - настолько чистого, что его проба выше, чем у ювелирного металла. "Или взять контрафактную продукцию. Согласно договорам, ее утилизацией тоже занимаемся мы, - говорит замдиректора "Экоцентра" Виктор Изотов. - Скажем, прошел в Москве фильм "Матрица". Прокатчик обязан уничтожить все его копии. Пленку привозят к нам, и под присмотром видеокамер мы ее утилизируем. А отходы кинопленки затем могут быть использованы в производстве тротуарной плитки. Так что, гуляя по городу, москвичи даже не будут подозревать, что ступают по "останкам" голливудских блокбастеров".

На утилизацию промышленной и бытовой техники предприятие перешло несколько лет назад, когда стало очевидно, что эту экологическую проблему как-то надо решать. Ведь, согласно классификации, материалы, из которых собрана бытовая электронная техника, относятся к третьему классу опасности - их отходы достаточно токсичны. А материалы первого, самого опасного класса (ртуть, кислоты) в изобилии используются в медицинских учреждениях и всевозможных НИИ. Пары ртути содержатся и в обычных лампах дневного освещения. По оценкам экспертов, вышедших из строя ртутных ламп в городе насчитывается не менее 10 млн. Наверное, каждый из нас видел, как эти лампы выбрасывают в мусорные контейнеры возле жилых домов. Или как их бьют на улице мальчишки.

Увы, утилизацией техники в Москве занимается только одно предприятие. Охватить весь рынок этих отходов "Экоцентр" не в состоянии - в первую очередь потому, что не налажена система сбора у населения. "С каждым годом объемы техники, подлежащей утилизации, будут только возрастать, - дает прогноз директор "Экоцентра" Василий Суранович. - Мы сейчас обслуживаем не более 20-25% организаций и фирм, которые обязаны утилизировать технику. Где остальные? Ведь делать это, согласно законодательству, должно предприятие любой формы собственности. Для этого предусмотрены отдельная графа - "проект размещения лимитов" - и соответствующие расходы".

Показательный факт: с предложениями об утилизации своей техники на городские власти в первую очередь вышли представительства иностранных компаний, известные производители электроники, компьютеров и компьютерных программ. Воспитанный на иных традициях, западный менеджмент выставляет жесткие требования к утилизации своей же продукции. Они касаются условий транспортировки техники, ее приемки и размещения в цехах. Скажем, заказчик услуг оставляет за собой право в любое время и без предупреждения явиться на предприятие, занимающееся утилизацией, и посмотреть, как идет процесс. Только удостоверившись, что предприятие соответствует ее требованиям, западная компания заключит договор. Иначе... повезет утилизировать технику на родину, в Европу.

Коллапс?

В ПРИНЦИПЕ, любой компьютер или телефон можно переработать и пустить во вторичное использование. При грамотной утилизации около 70-80% отходов техники способны вернуться к нам в том или ином виде. Сам процесс несложен. Сначала прибор разбирают, насколько это возможно, сортируют металлы (черные, цветные, драгоценные), пластмассу и т. д. То, что разобрать уже нельзя, загружают в дробильный станок. Мелкая крошка попадает на движущийся транспортер. Воздухоотсосы заглатывают пластмассовую пыль и таким образом отделяют ее от металла. А металлическую смесь в дальнейшем подвергают плавке. При определенной температуре из нее выплавляется тот или иной металл - алюминий, медь, цинк и т. д. За год в "Экоцентр" поступает около 2 тыс. тонн "умершей" техники. На выходе получается 1 тыс. тонн материалов, готовых к дальнейшему употреблению. В том числе золото, серебро, металлы платиновой группы.

В развитых странах, кстати, используют тот же принцип отверточно-ручной разборки. У нас даже глубина переработки материалов больше, чем у иных европейцев. А процент потерь - ниже. Тем не менее вопросов хватает. В производстве техники есть определенные тенденции - уменьшение размеров, использование новых композитных материалов (для противоударных корпусов телефонов, например). Все это необходимо учитывать в технологиях утилизации. Вдруг завтра появится какой-то навороченный ноутбук, который нельзя будет разобрать?

"Производитель использует хитрости, а нам приходится их раскусывать, - улыбается Василий Суранович. - Налицо некоторый парадокс: компания подписывает с нами договор об утилизации, а полностью раскрыть секреты не может. И мы это делаем своими силами. Наша задача - держать руку на пульсе высоких технологий, внимательно следить за новациями в этой сфере. Да, где-то становится сложнее, где-то - легче... Если раньше мы перерабатывали большие мониторы, то теперь в основном идут матрицы, композитные схемы. Надеемся, что со временем производители уберут из своей продукции наиболее вредные элементы - ртуть, кадмий, цинк. К этому все движется. И если не случится ничего кардинально нового, не придумают ученые что-то из ряда вон выходящее, мы сможем контролировать ситуацию еще лет пять. А иначе придется привлекать проектные организации, заказывать им разработку технологий. Слава богу, городские власти денег на экологию не жалеют".

Итак, техногенный коллапс откладывается как минимум лет на пять. Да и стоит ли нам его опасаться? Можно собрать - значит, можно разобрать.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество