55

Где лежат наши денежки

АиФ Москва № 48 26/11/2003

ВЫ ДОВЕРИЛИ свои сбережения банку. А как банки хранят наши деньги? Чем пахнет миллион? Это попытался выяснить наш корреспондент и проник в кассовый центр, который сами банкиры называют с большой буквы - Хранилищем.

Миллион на ладони

В ПОМЕЩЕНИИ стоял непрерывный шелест пересчитываемых банкнот. На столах вокруг меня всюду деньги: пачками, в брикетах и россыпью. На одном из столов небрежно лежал плотно упакованный вакуумный брикет с купюрами. Он уместился на моей ладони. "Это - миллион, - сказал кассир. - В нем 1000 тысячерублевых банкнот". От такого заявления рука тут же налилась тяжестью.

Я - в кассовом цехе. Здесь ведут пересчет поступившей наличности. В зале - несколько впечатляющих размерами счетных аппаратов, приборы для перетяжки пачек бумажными лентами, компьютеры и огромное количество сумок из сурового сукна, в которых инкассаторы привозят деньги. В один из аппаратов, как в топку, подкладывают стопки сторублевых купюр. И те мигом растекаются по разным полочкам. "Счетные машины имеют до восьми лотков, - объясняет мне начальник кассового центра Альфа-банка Александр Грикевич. - Они сложнее и "умнее" обычного счетчика. Могут рассортировывать банкноты по номиналу, по степени изношенности, по году выпуска, а также раскладывать все купюры рубашкой вверх. (Хрустящие предназначены для банкоматов, изношенные отправляются в Центробанк, который меняет их на новые.) Машина также проверяет банкноты на подлинность и способна отличить подделку даже сверхвысокого класса".

Подделки встречаются самые разные - и доллары, и рубли, и евро. Специалист службы безопасности рассказал мне, что мошенники додумались изготавливать даже фальшивые пятирублевые монеты. Из-за высокого качества отличить их было практически невозможно - небольшая разница была лишь в весе. По правилам все фальшивки отвозят в Центробанк, который уничтожает их или передает в милицию. Ущерб от подделок банкам, так же как и людям, сдавшим поддельную купюру, никто не возмещает.

Доллары - рядами

ПОСЛЕ пересчета и упаковки деньги попадают в хранилище. Вслед за пачками и брикетами отправляюсь и я. Преграждает путь толстая стальная дверь, затем решетка из металлических прутьев. Стены из армированного бетона, изнутри дополнительно обшиты бронированными пластинами. Вдоль стен в несколько ярусов стоят... клетки. В них пачки с деньгами - евро, фунты, швейцарские франки. Есть даже вышедшие из обращения немецкие марки, итальянские лиры (до сих пор люди сдают такую валюту, которую банк за комиссию в 3% обменивает, например, на евро).

Еще с порога в нос мне ударил запах типографской краски. "Так вот как пахнут деньги! - восклицаю я. - А вы можете отличить по запаху доллары от евро?" "Я уже больше 9 лет здесь работаю, - говорит зав. кассой Светлана Анатольевна, - и точно скажу: доллары и евро пахнут одинаково". Через руки Светланы Анатольевны в день проходит по 10 млн. долл., но особого волнения по этому поводу она не испытывает. Страшные сны по ночам ей не снятся. "Деньги - это просто товар. Не больше, чем объект труда", - философски замечает Светлана Анатольевна. "Наверное, много денег на всякие кремы тратите, чтобы воспаления кожи от банкнот не было?" - "Совсем нет. Они же в упаковке".

Утром все сотрудники, прежде чем разойтись по отделам, оставляют сумки, бумажники и вещи из карманов в личных ящичках. Плюс в помещениях установлены видеокамеры. "В конце смены проводится сверка: сколько денег выдано, сколько принято, какой остаток, - рассказывает Александр Грикевич. - Пока баланс не сойдется, никто не уйдет". Если вдруг обнаружится недостача, кассир будет платить из своего кармана. Каждая пачка подписана, кем и когда она упакована. "Ну а вдруг из хранилища сразу миллион пропадет? - задаю вопрос. - Видел, это всего-то небольшой брикет". Как заверяет руководство, ни одной попытки пронести пачку денег под одеждой, в носках или как-то еще не было.

Злато-серебро

ЕСТЬ в банке еще одно примечательное место. Это бункер для хранения золотых и серебряных слитков. Войти туда может только "группа из трех человек": заведующая "золотой" комнатой, начальник кассового центра и главбух. Посторонние не допускаются, так же как и по отдельности любой из избранной троицы. "Столько народа не пущу", - увидев меня да еще и фотокора, упирается заведующая Лариса. Но разрешение, согласованное на высшем уровне, открывает нам и эти двери. "Это исключительный шаг в нашей практике, - поясняет начальник центра. - Вы - первые представители прессы, кто попал в бункер".

На деревянных поддонах покоились серебряные слитки. При величине чуть больше кирпича их вес составлял 35 кг. Рядом в стальном сейфе, расфасованные по пластиковым коробочкам, лежали золотые брусочки. Их вес меньше - 12 кг. Коробочки нужны, чтобы слитки не поцарапались. Если царапины будут превышать гостовские требования (например, на серебре обнаружится канавка глубже 3 мм), слиток вернут заводу на переплавку. Как правило, банк покупает драгметаллы на российских заводах, а продает их другим банкам или на Лондонской бирже цветных металлов. Сейчас по курсу Центробанка грамм золота стоит 380 руб., серебра - 5 руб. Таким образом, цена слитка золота составляет 4,5 млн. руб., а серебра - 175 тыс. руб.

Несмотря на малые размеры, бункер вмещает 15 тонн драгметаллов. "Привезенные слитки обязательно взвешиваются на специальных весах с точностью до тысячных долей грамма, - рассказывает Лариса. - Процесс - целый ритуал. Двери обязательно запираются, присутствовать должен один, максимум два человека. Любое колебание воздуха способно изменить показания весов. А, учитывая, что через хранилище проходят тонны металла, недовесы могут вылиться в кругленькую сумму".

Впрочем, перед уходом мне разрешили подержать в руках золотой слиток. Но мои надежды не оправдались. "И не надейтесь, никакой золотой пыли на руках от слитка не остается", - улыбнулись мне напоследок.

P. S. Как банк подбирает себе сотрудников? Дипломы каких вузов рассматриваются в первую очередь? Об этом - в следующий раз.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы