aif.ru counter
40

Без Чехова

АиФ Москва № 29 16/07/2003

В МИНУВШУЮ субботу спектаклем "Падший ангел" уличного театра из Италии "Студио Фести" завершился Пятый международный театральный фестиваль имени Чехова, продолжавшийся около двух месяцев. За это время в Москве побывало множество коллективов из ближнего и дальнего зарубежья - от Пекинской оперы до шоу ударных инструментов из Тайваня и единственного в мире французского конного театра "Зингаро".

ЛЮБИТЕЛИ театра шли или на то, о чем были наслышаны, или на знакомое название произведения. Скажем, итальянский "Театро ди Дженова" в Москве практически неизвестен, равно как и немецкий режиссер Маттиас Лангхофф, но внимание к себе они привлекли старой доброй пьесой Гоголя "Ревизор". Режиссер не стал устраивать на сцене глобального действа с уклоном в мистику, как это любят делать у нас, а показал сатирическую комедию, актуальную во все времена. Спектакль покорил еще и самой интересной на фестивале сценографией: выстроенная на сцене Театра Армии огромная конструктивистская пирамида за время действия трансформировалась во множество комнаток и чуланчиков, в каждом из которых что-то происходило. Лангхофф поставил спектакль о страхе как всепоглощающем чувстве для всех, у кого нечиста совесть.

Другое хрестоматийное название - "Мастер и Маргарита" Булгакова в спектакле немецкого театра "Фольксбюне" (режиссер Франк Касторф), напротив, опечалило: пятичасовой опус оказался тягостным и бессмысленным, а от романа остались клочки и обрывки, сваленные в культурологическую кучу. Поданный как некое новаторство прием - использование в спектакле киноэкрана - начисто "съел" спектакль как таковой. На экран перекочевало процентов восемьдесят действий, на сцене же почти ничего не происходило. Очень хотелось рассмотреть получше замечательных актеров, и в первую очередь великолепного Мартина Вуттке (он исполнял Мастера и Понтия Пилата). Но приходилось довольствоваться их экранным изображением.

От нового представления конного театра "Зингаро" под названием "Кони ветра" ожидали красоты, мистической отрешенности и первоклассной зрелищности. Так и случилось: старинные восточные обряды, пение настоящих тибетских монахов и молчаливая сосредоточенность артистов-коней оставили сильные впечатления. Как и зрелище "Cookin", привезенное из Кореи. История о приключениях четырех поваров на кухне в процессе приготовления обеда стала похожа на гибрид "звукового" шоу в духе знаменитого "Стомп" и настоящего мюзикла.

Вершиной "восточной" программы стали, конечно, "японские сезоны" - представления знаменитых классических театров но и кабуки. Они собрали наибольшее количество публики. Спектакль кабуки "Самоубийство влюбленных в Сонэдзаки" напомнил наш родной Малый театр (декорации и костюмы, внимание к внешним подробностям действия) и заворожил виртуозной игрой актеров, среди которых можно было увидеть "национальное достояние" Японии Накамуру Гандзиро Третьего, тонко, сентиментально и мудро играющего гейшу О-Хацу. Сильные впечатления оставила и новая работа знаменитого режиссера Тадаси Судзуки "Сирано де Бержерак". Роксану в спектакле Судзуки сыграла актриса Театра на Таганке Ирина Линдт, красавица с холодными глазами, превосходно вписавшаяся и в замысел режиссера, и в структуру спектакля.

Нынешний Чеховский фестиваль сильно отличался от предыдущих четырех. Необычайно любопытной была программа детских спектаклей, хоть и состоявшая всего из четырех названий. А отдельного внимания заслужила экспериментальная программа "Новые имена", представившая творения влиятельных режиссеров среднего поколения. Немецкая команда из Штутгартского государственного драматического театра показала в передвижном зале "Коробка" занятную серию спектаклей по модным пьесам (вроде "Монологов вагины" Евы Энслер и "Одновременно" Евгения Гришковца) и по вывернутой наизнанку классике (типа "Сладкого Гамлета"). А Миндаугас Карбаускис, Ольга Субботина и Кирилл Серебренников, успешно осваивающие свежую западную драматургию, предъявили премьеры - "Синхрон" в "Табакерке", "А - это другая" и "И. о." в Центре драматургии и режиссуры. Чеховский фестиваль дал объемное представление о том, как сегодня обстоят дела в мировом театральном процессе, показав разные, в том числе и не самые лучшие образцы, нужные лишь для полноты впечатлений. Единственный вопрос, который для меня остался без ответа: почему на смотре, носящем имя Чехова, на этот раз не оказалось ни одного спектакля по произведениям самого лучшего драматурга всех времен и народов?..

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы