60

Опять Яуза будет в разводах

АиФ Москва № 15 09/04/2003

С НЕБА сыпал апрельский снег редкой мерзости. Под ногами хлюпала серая жидковатая субстанция, хорошо размятая колесами машин. Мы со старшим инспектором Департамента природопользования Галиной ЛОБАЧЕВОЙ проверяем, как бензоколонки вдоль берегов Яузы очищают свой "слив". На языке экологов он называется "поверхностным стоком". Они считают его самым опасным - даже в промышленных и хозбытовых водах грязи меньше...

Речной запас

НА ТЕРРИТОРИИ Москвы протекают 144 реки, речки и речушки - и все они не такие чистые, как хотелось бы. Но именно Яуза пребывает в наиболее критическом состоянии: на ее берегах, в так называемой водоохранной зоне, стоит множество заводов-фабрик, старых, с несовершенной, а то и вовсе "никакой" системой очистки сточных вод. Правительство Москвы выпустило постановление N 833, обязующее предприятия в самое ближайшее время построить новые или обновить уже имеющиеся очистные сооружения. Водопровод и канализация - это одна песня. Но ведь любое производство окружает еще и территория отнюдь не хирургической стерильности. Мусор, бензиновые и масляные подтеки с нее должны не просто смываться дождевой водой в решетки (это называется "городская ливневая сеть"), а предварительно фильтроваться. Если же и таких "решеток" на площади какого-нибудь свечного заводика не будет, то первый же дождь смоет всю грязь в те же Яузу, Москва-реку, Сетунь и т. д.

Зачем, спросите вы, каждому разоряться на систему очистки, если этим мог бы заниматься один профессионал? В общем-то, так и есть. Та грязь, что смывается с улиц, несется по сетям "Мосводостока" - они "опутывают" весь город. Но увы - далеко не везде, особенно в центре, можно разместить хорошие большие очистные сооружения. Это касается и берегов Яузы. Если на левом есть такая "химчистка" - коллектор "Золотой рожок" (но даже он не справляется со всем объемом стока), то на правом дело просто швах. К тому же такие сооружения должны находиться под землей, а это невозможно - на глубине в 1,5 метра уже подступают грунтовые воды. Поэтому правительство города бьется, чтобы все предприятия были не только абонентами "Мосводостока", но и чистили свой сток сами. Иначе водица в его сетях, может, и избавится от крупной грязи и мусора, а вот от так называемых мелкодисперсных растворенных форм - никак. Мы их сами потом увидим - в Яузе после первого дождя по воде будут расплываться радужные круги...

Документы на стол!

ПЕРВАЯ заправка, на которую мы приехали, - "Гейн Ойл", АЗС N 10. Нас приглашают в тесную конторку, освобождают кресло и диванчик от вещей. Не то что нервничают, но - волнуются. На стене - несколько икон, под столом сиротливо валяются чьи-то шлепанцы. Инспектор проверяет документы и просит довезти им недостающие к концу недели. Отправляемся за пробами, хотя управляющий АЗС пытается уверить, что еще слишком холодно и вода в накопительной емкости замерзла.

Очистной "погреб" притулился на задворках заправки. Рабочий счищает с него снег, поднимает крышку: все в порядке, в отсеке есть отфильтрованная вода. "А где у вас выход на ливневую сеть? - спрашивает Лобачева. - Я его не вижу". Оказывается, у "Гейн Ойла" очистная система закрытая: время от времени воду откачивают и увозят. Тут главное, чтобы это делали вовремя, а то хлынет через край - и куда? А все туда же - в Яузу. Длинное узкое ведерко черпает воду - она вполне прозрачна, только по цвету похожа на бензин.

На второй АЗС - ТНК "Делькар" - даже документы почти все на месте. Очистка у них не под землей, а над - совсем места нет. Но пробу было брать не из чего: сняли крышку водосточного колодца, а там - великая сушь. Но тут выяснилось, что на заправке, стоящей на противоположном берегу и тоже принадлежащей "Делькару", очистных сооружений нет вообще. Правда, инспектору выдали бумагу о "благих намерениях": смету на их строительство. Всего, кстати, это должно было обойтись в 130 тыс. руб. - сумма для бензинового бизнеса скромная.

На третьей заправке - "Яуза" - не оказалось ни начальства, ни рабочих на площадке, ни самих очистных сооружений. Зато на соседней мойке красовалась мраморная доска: "Основана в 1995 г.". Это значит, что все 8 лет ливневый сток с этой АЗС благополучно попадает в сети "Мосводостока", так сказать, девственно грязным. "Что за это бывает?" - спрашиваю инспектора. "Закрыть их, конечно, не можем. Но при злостных нарушениях штрафуем. Максимум - 500 МРОТ".

Еще одну пробу берем на заправке "Славнефти" на набережной им. Туполева: вода тоже чуть желтоватая. Вместе со старшим оператором АЗС ищем очистные сооружения. "Да я туда и не заглядывал, - балагурит он, - мне-то зачем? Это наши "экологи" (экологическая служба должна быть на каждом предприятии. - Ред.) делать должны".

"Тут ведь еще какая беда, - пожаловалась Лобачева напоследок, - "азээски" часто переходят от одного владельца к другому. Приезжаешь с проверкой, а "новички" ничего не знают - где выход слива, где документация на очистные, когда последний раз меняли фильтры..." А пока узнают, сколько грязной воды еще утечет...

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество