96

Трубы дымят по ночам

АиФ Москва № 12 19/03/2003

ПОДОЛЬСКИЙ завод цветных металлов (ПЗЦМ) дает стране алюминий. Парадокс, но кроме пользы подобные предприятия наносят ущерб окружающей среде. Поэтому, с точки зрения промышленной классификации, местных жителей и здравого смысла, это вредное производство. А с точки зрения руководства завода, вредными являются... сами жители, которым всюду мерещатся радиация и отравляющие вещества.

Кто вреднее?

У НАСЕЛЕНИЯ близлежащего пос. Львовский и г. Климовск давние счеты с ПЗЦМ. Случается, что вагоны с заводским шлаком стоят на станции Гривна. Прямо под пешеходным мостом через железнодорожные пути. Так было и в 1989 г., когда на заводе произошла радиационная авария: в плавильную печь попали и разгерметизировались два маленьких металлических цилиндра, содержащих изотопы цезия. О ЧП догадались не сразу. И, прежде чем провели все необходимые меры по дезактивации, отработанный шлак, приготовленный к отправке в Череповец, несколько дней простоял под злополучным мостом. Местные жители узнали о случившемся задним числом. Те, кто часто пользовался этой дорогой, стали прикидывать, какую схватили дозу. Люди убеждены, что после этого инцидента в округе стали чаще заболевать раком и умирать.

Есть и более свежие впечатления. По выражению поселковых пенсионеров, над Львовским часто висит дымовая завеса, берущая начало от заводской трубы. По ночам особенно остро ощущается технический запашок. Население страдает головными болями. Детей замучили бронхиты. Девушки и бабушки чаще стали болеть "по-женски".

Самое современное здание в Львовском - пятиэтажный районный диагностический центр. Зам. главного врача Олег Атрошенко сразу оговорился, что статистические данные не отражают реальной картины заболеваемости, потому что далеко не каждый больной обращается к врачу. Тем не менее в 2001 г. в поликлинику к терапевтам обратились 7215 чел., а в 2002 г. зарегистрировано 9839 посещений.

В 2002 г. в поселке появились 133 новорожденных, а умерли 122 чел. Из 42 пациентов, скончавшихся в стационаре, 24% страдали заболеваниями сердца, у 25% было нарушено мозговое кровообращение, 18% имели онкологические диагнозы. Половина умерших - старше 70 лет. По мнению Олега Атрошенко, здоровье на 65% зависит от экологии, но связь между самочувствием населения поселка и деятельностью ПЗЦМ не прослеживается. Среди работников завода также не выявлено ни одного случая профессиональной патологии. По данным областного Минздрава, Подольский район и пос. Львовский по количеству заболеваний (в том числе и онкологических) не выделяются на фоне других муниципальных образований. Может, и правда местные жители преувеличивают опасность?

Запах соли

НА ЗАВОДЕ устали оправдываться за инцидент 13-летней давности. Зам. генерального директора ПЗЦМ Дмитрий Пузанов терпеливо объяснил, что головы у населения болят от табака и водки, а не от радиации. Правда, после аварии завод не работал несколько месяцев, потому что 60% заводской территории было загрязнено. Около 2 тыс. м3 самых "грязных" материалов отправили в НПО "Радон" на захоронение. Остальные складировали на территории завода. Они и сейчас там находятся. Места огорожены, доступ запрещен. Каждый месяц специалисты замеряют уровень радиации на этих объектах. До сих пор излучение держалось в пределах нормы (около 20 мкР/ч). После аварии все работники завода прошли специальное обследование. Никаких признаков загрязнения организмов у них не обнаружили. Шлаки на станции Гривна в силу очень низкой степени радиоактивности также не могли оказать никакого влияния на здоровье людей.

Сейчас практически весь металлолом доставляют на завод в автофургонах. Степень безопасности сырья контролирует санэпиднадзор по месту расположения поставщика. Но, как показывает практика, поставщикам доверять опасно. Так, в прошлом году из поступающего лома извлекли и отправили в "Радон" 107 источников ионизирующего излучения. Чаще всего это тумблеры или шкалы приборов со светосоставом постоянного действия, которые выпускались в 50-60-х гг. на основе радия.

Нехитрый процесс превращения искореженного металлического скелета в аккуратную алюминиевую "чушку" можно наблюдать в углу огромного цеха. Магия огня и жидкого металла. Руководил процессом всего один худощавый паренек. На заводе вообще немноголюдно. Небольшое скопление пролетариата мы обнаружили у кассы. В ожидании зарплаты крепкие мужички в спецовках стыдливо прятали бычки в кулаках, стоя у стены под ярко-желтой трубой и предупреждающей надписью "Осторожно! Газ!". Видимо, представления заводского начальства об инстинкте самосохранения подчиненных сильно преувеличены. И, что интересно, касса расположена в том самом здании, где произошла авария. За углом - покосившаяся дверь, на которой при нас выцветший значок "радиации" заменили на новый. Аварийный цех закрыт, там до сих пор ведутся работы по дезактивации. Почему для кассы - места скопления народа - выбрали аварийный спецобъект, для меня загадка. Но на 44 га заводской территории более подходящего места не нашлось.

На отшибе у огромной бетонной "коробки" застыл башенный кран. Это гордость заводчан - наполовину построенное ВРЕМЕННОЕ хранилище радиоактивных отходов производства, рассчитанное на... 100 лет. За счет толщины стен и особой схемы загрузки хранилища излучение на выходе не должно превышать нормативных 20 мкР/ч. Впрочем, по мнению заместителя гендиректора, небольшая доза проникающей радиации даже полезна для организма, т. к. стимулирует обмен веществ. А дым заводской трубы обладает прямо-таки целебными свойствами. На заводе четыре печи. И, как признают сами руководители ПЗЦМ, только две из них на сегодняшний день снабжены системами газоочистки. Из двух других идет прямой выброс в атмосферу. Если в ближайшие два года проведут капремонт устаревшего оборудования, то вредные выбросы должны сократиться на 95%. А пока основную часть "выхлопа", по словам Дмитрия Пузанова, составляют хлорид калия (не что иное, как удобрение, применяемое в сельском хозяйстве) и хлорид натрия (поваренная соль, необходимая любому организму). Количество угарного газа и СО2 в клубах дыма настолько незначительно, что атмосферу не испортит.

Согласитесь, поваренная соль - вещество без запаха. А "прямой выброс" по определению не может быть безопасен. Значит, для головной боли и опасений за свое здоровье у жителей есть все основания. И странно, что на народную мигрень никак не реагируют местные власти.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество