aif.ru counter
93

Бедные и богатые: разрыв все увеличивается

Статья из газеты: АиФ Москва № 9 26/02/2003

По данным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, очень богатых в столице - примерно 5%, а очень бедных - порядка 30%. Разница в доходах между этими слоями населения составляет 100 С ЛИШНИМ РАЗ! На вопрос, можно ли ждать потрясений на социальной почве, специалисты все того же института отвечают, что можно. Потому что среднего класса, которого принято считать "фундаментом общества", все еще нет.

315 тыс. москвичей имеют на каждого члена семьи более 50 тыс. долл. в год.

Только 5% москвичей из 30%, живущих на прожиточный минимум, считают себя бедными.

ПО ДАННЫМ Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, очень богатых в столице - примерно 5%, а очень бедных - порядка 30%. Разница в доходах между этими слоями населения составляет 100 С ЛИШНИМ РАЗ! На вопрос, можно ли ждать потрясений на социальной почве, специалисты все того же института отвечают, что можно. Потому что среднего класса, которого принято считать "фундаментом общества", все еще нет.

Бедные

ЖИЗНЬ многих москвичей постепенно возвращается на докризисный уровень: восстановились зарплаты, вместе с ними появилась возможность хотя бы раз в год полноценно отдыхать и баловать себя разными "непредвиденными" покупками, например верхней одежды. Между тем именно новая верхняя одежда, по утвержденному Госдумой прожиточному минимуму, положена каждому из нас раз... в 10 лет. И только не изменилась жизнь тех москвичей, которых "кормит" государство и для которых рассчитывает этот минимум. (К сожалению, в эту категорию попадают учителя и врачи, которые в любой западной стране относятся если не к богатым, то уж точно к обеспеченным людям.) У них после кризиса восстановилась только... нелюбовь к богатым.

Можно даже сказать: классовая неприязнь к богатым с каждым днем растет, потому что у живущих на зарплату бюджетников никак не реализуется ожидание улучшения жизни. Оно, как полагают социологи, было связано со сменой власти. И рейтинг молодого энергичного Президента России действительно растет, а бедным в связи с этим ничего не остается, как перенаправлять свое недовольство жизнью от государства на богатых. Социологи считают, что жизнь бедных все же меняется, только очень медленно. Поэтому, наверное, на этом этапе государству нелюбовь бедных к богатым выгодна. За нее можно спрятать собственные неуспехи.

Кроме того, нелюбовь к богатым, как вторая (после коммунистической) официальная "религия", пришла вместе с 1917 г. Ее культивировали целых 70 лет. А потому избавиться от нее быстро не получится. Она стала частью нашей ментальности. Есть даже такой анекдот. Англичанина и русского спрашивают, что они сделают, если увидят рядом со своим домом такой же дом соседа, но гораздо лучший. Англичанин говорит, что постарается построить такой же. Русский - что дом соседа... спалит.

Богатые

ПО ИТОГАМ 2002 г. в Москве нашлось 315 тыс. чел. (3% от общего числа жителей), у которых доход на каждого члена семьи более 50 тыс. долл. в год. В принципе такую сумму можно назвать верхней границей среднего класса и нижней границей класса богатых. Но дело не в названии, а в восприятии: для одних это заоблачная, недостижимая даже в мечтах сумма, для других - прожиточный минимум. Поэтому одни не обращают внимания на расклеенную по городу "дорогую" рекламу яхт, гольф-клубов и часов с бриллиантами. А другие считают оскорбительной телевизионную рекламу тарифов для людей разных уровней жизни на мобильные телефоны.

Кстати, разжиганию социальной ненависти в городе способствуют рекламные фирмы, придумывая оскорбительные слоганы. Например, одна строительная компания предлагала "жилье для лучших людей", так перевели на русский язык слово "элита". Получается, что лучшие в городе только те, кто может позволить себе купить дорогую квартиру. Такой же осадок остается от вывески дорогого клуба под названием "Жизнь замечательных людей", в котором на соболях может поваляться далеко не каждый.

Однако вне зависимости от размера доходов у похожих на богатых людей принято интересоваться, где взял: украл или нет?! Разговорами о приватизации, которая прошла незаконно, всех утомили. Но что же делать, если, по данным экономистов, каждый должен был получить по "две "Волги", а получил бумажку, которая обменивалась на бутылку водки или на акции предприятий, за редким исключением плативших реальные дивиденды. Строительный завод, в акции которого превратились ваучеры моей семьи, годы спустя прошел процедуру реорганизации, превратив "ценные" бумаги в бумажки, не имеющие никакой цены. Тогда как директора заводов (и разных других в прошлом госпредприятий) конвертировали свои должности в деньги, став теми богатыми, которых мало кто любит. К ним можно добавить тех, кто "поднял" свой сначала малый, потом средний бизнес на деньги криминальных группировок.

Когда будут учтены все богатые люди, а заодно станут известны источники накопления их капитала, народ взбунтуется. Так считают социологи, подкрепляя свои доводы тем, что и государство против богатых, иначе оно бы позаботилось о них. Например, застрахованы же мелкие частные вкладчики банков и средние вкладчики - юридические лица. Тогда как владельцы банковских счетов с шестизначными цифрами государством не защищены. Правда, богатые смогут защитить свои деньги и свой бизнес без официальных гарантий государства, потому что "владеют" источниками информации в правительственных кругах. (Во всяком случае, после кризиса 1998 г. один высокий федеральный чиновник рассказывал мне, как спас деньги своего друга, крупного бизнесмена, предупредив его о 17 августа за несколько дней.) К тому же отсутствие гарантий для богатых позволяет проводить политику социального равенства. И бедные государству в этом помогают. Знаете, чем? Тем, что не считают себя... бедными! Только 5% от общего числа москвичей (которых 30%), живущих на прожиточный минимум, считают себя бедными.

Средние

И ТЕМ НЕ МЕНЕЕ я считаю, что бунтов на социальной почве не будет, потому что бедные и богатые в реальной жизни не встречаются. Они не ходят в одни и те же магазины, не ездят вместе в метро, не живут на одной лестничной площадке. Они знают друг о друге из художественных фильмов и телевизионных передач. Кому же реально приходится исполнять роль богатых, так это среднему классу.

Кстати, со средним классом происходят удивительные вещи: никто наверняка не знает, кто эти люди. С точки зрения государства - это часть общества со стабильными доходами. С точки зрения производителей рекламы и маркетологов, средние способны более-менее регулярно обновлять свою вещественную жизнь. Они - главные потребители всего, что производится. Вот и получается, что государство считает себя свободным от обязательств по отношению к этой части общества. Ведь все, что было сделано для облегчения жизни в первую очередь среднему классу, это 13%-ный налог на доходы.

Продолжая мысль о нелюбви к богатым, я хочу сказать, что каждый по своему представляет своего классового врага. Для кого-то это соседка, ставящая машину под окнами, для кого-то - семья, которая несколько месяцев делает этажом выше евроремонт. И классовая борьба на этом уровне сводится к тому, что у автомобиля прокалывают шины, а рабочих не пускают в подъезд, если они вдруг забыли код. В домах, в которых живут и получившие жилье бесплатно, и купившие квартиры на заработанные деньги, тоже нужно решать вполне реальные проблемы. Купившие квартиры, как правило, не хотят, чтобы в лифте пахло мочой, чтобы стены на лестничных клетках были разрисованы, чтобы пенсионеры, у которых нет денег на персональный ключ от подъезда, звонили соседям с просьбой пустить. Никто не говорит, что малоимущих нужно селить в специально отведенных районах. Но получающие квартиры от государства не должны жить в домах, в которых квартиры продаются по рыночным ценам. Я в этом уверена. Вот это можно решить только с государственной помощью.

Что касается городских властей, то в этом вопросе они не на стороне среднего класса. Многие их программы рассчитаны на тех, кто ждет пособий и выплат, а не на тех, кто много и напряженно работает. Они поддерживают малоимущих, в том числе и для того, чтобы всего лишь не давать поводов громко говорить, что давно расслоившейся Москве грозит еще большее социальное расслоение. Просто за последние годы жизнь москвичей изменилась так быстро, что теперь требуется время, чтобы перемены осознать и оценить.

Галина ГУСЕВА, социальный психолог:

- МЫ видим огромную пропасть между людьми. Те, кто мало зарабатывает, больны и беспомощны. По отношению к богатым они накапливают отрицательные эмоции. Вы слышали поговорку "Нет денег - убей банкира"?! Гарантий, что кто-то не захочет воспринять ее как руководство к действию, я дать не могу. Само по себе расслоение - социальная закономерность, его отрицание - социальная утопия и путь к гражданской войне. Но у нас же не анархия. У нас есть власть, которая должна следить за процессами в обществе. Однако она может только отчитываться, что увеличивает на копейки зарплаты, пенсии и пособия. Все остальные процессы ей неподконтрольны.

Олег КУЛИК, директор рекламно-полиграфического агентства:

- СОЦИАЛЬНОЕ расслоение - некая данность. Кто-то может пробиться в жизни и много работает, кто-то упускает свой случай и рассчитывает на помощь государства. Но чем меньше прилагать усилий, тем меньше от жизни можно получить. Понимаете, можно долго спорить о том, что безнравственно продавать квартиры для "лучших" людей. Но коль скоро только эти люди стремятся изменить свою жизнь в лучшую сторону, почему этим не воспользоваться. К тому же рынок уважает состоявшихся людей и работает на них.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Какие прививки рекомендуется сделать детям перед школой?
  2. Что случилось с Никитой Михалковым?
  3. Можно ли остановить машинку во время стирки?