43

Пианист должен говорить с Богом

АиФ Москва № 20 15/05/2002

С 6 по 23 июня в Москве пройдет XII Международный конкурс им. П. И. Чайковского. Председатель жюри у пианистов - Владимир КРАЙНЕВ. 58-летний пианист сегодня работает приглашенным профессором Высшей школы музыки и театра в Ганновере.

Азиатский напор

- ПРИБЛИЖАЕТСЯ конкурс. Вас что-то тревожит?

- Единственное, что на самом деле трагично, - нет никакой заботы "партии и правительства". Ведь раньше при том же остаточном принципе финансирования культуры накануне конкурса Чайковского вся страна начинала работать на него, потому что это был политический престиж страны в глазах планеты. Сегодня в России никак не могут найти национальную идею. Наверное, не там ищут. Зайдите в Библиотеку им. В. И. Ленина, посмотрите на корешки книг на полках, в Третьяковку, в Консерваторию - вот где русская национальная идея.

- Как для вас начинался конкурс Чайковского?

- В 1966 г. Фурцева приказала мне участвовать, а я отказался, поскольку лежал в больнице с язвой, - так меня доставили к ней прямо в больничном халате. И наказали - отменили все мои концерты в Москве, Питере, Киеве, во всех крупных филармониях и на полтора года сделали невыездным. Погорели мои гастроли по Америке. В 70-м, перед следующим конкурсом, раздается звонок, и голос в трубке: "Сейчас с вами будет говорить Екатерина Алексеевна Фурцева". Она сказала: "Володенька, значит, так..." И я, не дожидаясь продолжения, тут же выпалил: "Я согласен участвовать в конкурсе Чайковского!" Отказаться повторно - значило загубить свою карьеру окончательно.

- Ваши прогнозы на приближающийся конкурс?

- Средний уровень будет очень высоким, в том числе и потому, что впервые был проведен предварительный отбор по видеокассетам - от "туристов" нынешний конкурс застрахован. А вот звезды я пока не вижу. Те, кого я слышал, - замечательные крепкие профессионалы, но хочется, чтобы пианист хоть немного поговорил бы с Богом.

- Какова пропорция представительства участников из стран Старого Света и Азии?

- В количественном отношении Азия преобладает со столь большим отрывом, что впору говорить о серьезной азиатской экспансии. Больше всего участников из Японии и Китая, но даже возьмите Америку - многие участники, представляющие США и Канаду, являются выходцами из Азии.

- Ничего. Они берут нашу традицию (в Японии преподают чуть ли не все мало-мальски авторитетные русские профессора) и тиражируют, как хай-тек.

Мы с Татьяной

ЖЕНА Владимира Крайнева - знаменитый тренер по фигурному катанию Татьяна Тарасова.

- Мы с Татьяной "поженихались" буквально за неделю. Это было как гром среди ясного неба. К 1980 г. мы с Татьяной были, что называется, фигурами, она - заслуженным тренером СССР, добывшим стране энное количество золотых и олимпийских медалей, я - народным артистом РСФСР, лауреатом премии Ленинского комсомола. Так нас за границу ни за что не выпускали вместе, боялись, что, не дай бог, повторится прецедент Вишневской - Ростроповича и Годунова - Власовой. Хотя, выехав параллельно в разное время, мы все равно могли там воссоединиться и остаться. Другое дело, что мы этого не хотели.

- Где сейчас работает ваша жена?

- В Коннектикуте, под Хартфордом. А в Москве ей так и не дали ни грамма льда под каток. И даже когда Лужков лично распорядился, то субпрефекты, или как там они называются, буквально через день отобрали у нее этот лед. Для Америки гордость, что Тарасова работает у них. На ее катки повалил народ.

- Вас не огорчает элитарное положение классики сегодня? Ведь, скажем, 50 лет назад классическая музыка составляла действительно насущную часть жизни населения нашей страны...

- Но ведь какая работа проводилась для того, чтобы у людей была такая потребность, - это же была целая идеология. В каких только местах мы не выступали! От актового зала школы до шахты! И Архипова, и Ойстрах, и Ростропович, и Флиер! Все это сломалось в середине 80-х. Потом, заметьте, чем хуже мы живем, тем полнее театры и концертные залы. А в принципе я убежден, что искусство все равно элитарно, другое дело, что элиту можно и нужно все время расширять.

- В советские времена ваши записи все время крутили в моменты кончины вождей...

- Первая моя погребальная премьера случилась на Баграмяне, был такой знаменитый маршал. Моя мама воевала в его армии военврачом. А я только что записал с моим другом, дирижером Дмитрием Китаенко, Второй концерт Рахманинова. И вот сидим мы с мамой перед телевизором, смотрим похороны на Красной площади. Уже прах в стену замуровали. Началась музыка, и вдруг я вижу, что из красной стены выплывает Крайнев за роялем. От ужаса я заорал и разбил руку о стенку. Потом Вторым рахманиновским я "похоронил" Суслова. А потом друг нашей семьи Михаил Жванецкий сказал: "Если Крайнев на экране, значит, в Кремле минус один". Гарри Каспаров в период своего общения с Мариной Нееловой знал, что его прослушивает КГБ. И когда умер Черненко, Каспаров накануне своего второго матча с Карповым был в Баку и, разговаривая с Мариной по телефону, конспиративно узнавал новости: "А правда, что завтра Вова будет целый день по телевизору играть?" Я страшно горд, что во время путча в 91-м после "Лебединого озера" не дали ни одной моей пленки в эфире!

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество