aif.ru counter
20

Литжурналы на потоке

Статья из газеты: АиФ Москва № 24 13/06/2001

Среди огромной армии книгоманов есть особая каста - любители толстых журналов. Их уже давно не читают в метро, их, так же как и любимые романы, читают, лежа на диване под теплым абажуром. И что же предлагают оперативные "толстячки"?

СРЕДИ огромной армии книгоманов есть особая каста - любители толстых журналов. Их уже давно не читают в метро, их, так же как и любимые романы, читают, лежа на диване под теплым абажуром. И что же предлагают оперативные "толстячки"?

Старички...

СТАРЫЕ толстые издания не могут похвастаться сегодня огромными тиражами. Многие испытывают финансовые трудности, как, например, журнал "Волга". Конечно, у толстых журналов остались свои преданные читатели и имя в журнальном мире. Поэтому ветеранам журнального дела важно, с одной стороны, сохранить свое лицо, а с другой - открыть страницы для разнообразных идей и мнений. Многие из них намеренно заявляют, что не являются рупором политических партий и движений.

Быть может, именно поэтому в старых толстых журналах публикации мемуарного характера и произведения классиков ХХ века зачастую читаются гораздо интереснее, чем прозаические тексты современных авторов. Журнал "Знамя", например, опубликовал мемуары Лидии Чуковской, посвященные памяти Т. Габбе. А в пятом номере петербургской "Звезды" заслуживают особенного внимания пьеса И. Бродского "Демократия" и перевод романа Дж. Оруэлла. В предыдущем номере "Звезды" любопытна публикация Б. Носика, посвященная судьбе Марии Кудашевой. Оказывается, что второразрядная поэтесса начала века представляет интерес не только как современница и близкая знакомая Марины Цветаевой, Максимилиана Волошина, Константина Бальмонта. Кудашева, подобно Лиле Брик, напрямую сотрудничала с советской разведкой и, став впоследствии женой знаменитого писателя Ромена Роллана, немало потрудилась в укреплении просталинских взглядов и убеждений своего супруга.

...и новички

ИЗ ТОЛСТЫХ поэтических журналов-новичков отмечу "Арион", издающийся с 1994 г. Здесь печатались такие мастера поэзии, как Е. Рейн, Б. Ахмадулина, Т. Бек. С 1997 г. в качестве дополнения журнал издает две поэтические серии "Голоса" и "Читальный зал". Так что молодые стихотворцы имеют реальную возможность увидеть свои творения на страницах печати. Журнал "Вавилон" сам себя объявляет вестником молодой литературы. Приятно осознавать, что таковая у нас имеется. Кстати, один из авторов "Вавилона" - ныне популярный писатель Павел Крусанов. Еще один новый толстый журнал заявляет об этом даже в названии - "Новая Юность". Поколение 70-80-х хорошо помнит старую "Юность". В 1993 г. от нее отделилась группа журналистов и создала свой журнал, не пожелав при этом терять известное имя издания.

Отдельного упоминания заслуживает "Митин журнал". Он издавался в самиздате с 1985 г. и ныне является единственным бывшим самиздатовским журналом, выдержавшим испытание временем. Здесь публикуют тексты У. Берроуза, Алистера Кроули, Анри Волохонского. Судя по подбору авторов, "Митин журнал" не может считаться журналом, предназначенным для широкого круга читателей. Хотя читателя с изысканным вкусом тоже должны покоробить, например, полуматерные стихотворения некоего Шиша Брянского или откровения Моник Виттини "Женщиной не рождаются", где встречаются такие труднопостижимые словосочетания, как "лесбийское сообщество", "деформированное тело", "биологизирующая интерпретация истории" и т. д.

Прорыв пространства?

КОГО открывают новые журналы читателю, какие тексты и какие имена? Для художественного анализа беру наугад альманах с воздушным названием "Дирижабль". Редколлегия "Дирижабля", по собственному признанию, поставила цель "неспешно двигаться в струях прозрачного воздуха" и достичь "метафизического прорыва пространства". "Метафизический прорыв" достигается весьма своеобразным способом. Вот, например, перлы из произведений трех авторов "Дирижабля", опубликовавшихся под обложкой одного из номеров журнала. Все три автора - женщины, которые наперебой щеголяют бранью и ругательствами. Так, главный герой одного из творений, что характерно, по профессии психотерапевт, на приветствие пациентки: "Здравствуйте, Анатолий Георгиевич!", - ласково отзывается фразой: "Что, жопа, опоздала?".

Другая писательница, описывая студенческую поездку, любимым частотным определением делает слово "дура", вынеся его даже в название. А третья, излагая мысли и чувства героя в виде пометок в записной книжке, украшает текст конкретными санитарно-гигиеническими и философскими выкладками, вроде таких: "Я стер слюну с подбородка", "Я ударил женщину, но она была непорядочной еще до меня", "Все было легко и непринужденно, когда я сидел на краю пропасти и плевал на собственные ботинки". Впрочем, во всех трех случаях женское сквернословие авторов столь малофункционально и даже беспомощно, что производит трогательное впечатление девочки-семиклассницы, впервые лихо закурившей сигарету.

Так что выбирайте, сами читать ли вам "старые" ежемесячные журналы, покупать ли новые издания или отдать предпочтение доброй русской классике. И не забывайте, что многие великие произведения литературы, которые сейчас изучают в школе, впервые были опубликованы именно в толстых журналах.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Как долго в Москве продержится тепло?
  2. Что за сеть подземных ходов обнаружили на курильском острове Итуруп?
  3. Где в России самые высокие расходы на еду?