aif.ru counter
30.05.2001 00:00
34

Канкан и депрессия на Лазурном Берегу

АиФ Москва № 22 30/05/2001

МЫ ВЕДЬ знаем, что каннские призы, как и "оскаровские", обеспечивают победителям успешный прокат во всем мире. Так что познакомимся с фильмами, которые вскоре заполонят наши экраны.

В ТЕЧЕНИЕ всех двенадцати дней Каннского фестиваля пресса сетовала, что катастрофически не хватает звезд. Как будто по набережной Круазетт не ходили в обнимку Ума Турман с Этаном Хоуком, по каннской лестнице не поднимались Жерар Депардье с Кароль Буке, не собирали эксклюзивных гостей на ужин Мелани Гриффит с Антонио Бандерасом. Как будто фестиваль не открыла искрометным канканом Николь Кидман и не закрыла Джоди Фостер - и та, и другая, по слухам, беременны.

Были и полуобнаженные старлетки: они с гиком и свистом разъезжали в открытых, ярко разрисованных лимузинах. Многие из них сделали рекламный заезд на Круазетт с проходившего по соседству порнофестиваля, королем которого стал герой недавнего фильма Милоша Формана порномагнат Ларри Флинт, отец-основоположник журнала "Хастлер".

Про уродов и людей

ОТКРЫВШИЙ фестиваль (а это особая честь) фильм "Мулен Руж" поставил австралиец Бэз Лурманн. Он выстроил Монмартр в Сиднее и расцветил его компьютерными эффектами. Он взял универсальный сюжет о любви певички из кабаре и нищего писателя и сделал из мифа смесь старого с новым - Оффенбаха с Дэвидом Боуи, Дебюсси с Элтоном Джоном, Пласидо Доминго с Мэрилином Мэнсоном. Заставил Николь Кидман и Эвана Макгрегора петь их мелодии. Все бы хорошо, если бы техничность, спецэффекты и усилия режиссуры не лишили картину парижской легкости и элегантности.

Раз уж канкан оказался недостаточно веселым, дальнейший ход конкурса вообще разучил зрителей улыбаться и вверг в депрессию. Редкое исключение - "Шрек" (режиссеры Вики Йенсон и Эндрю Адамсон), анимационная сказочная кутерьма с принцессами, чудесами и погонями. Здесь фантастические возможности новых технологий наложились на старую добрую сказку, а рукотворные персонажи, озвученные голливудскими звездами, оказались живее многих "натуральных" актерских работ. Картина выжимает слезы умиления у чувствительного зрителя, который обнаруживает, что монструозный на вид Шрек тоже человек и способен любить.

Если можно говорить о сквозной теме фестиваля, то это тема разнообразных уродов, которые внешне могут быть обманчиво симпатичными и похожими на людей. Например, Роберто Зукко из одноименного фильма французского режиссера Седрика Кана, который устраивает форменный террор на Французской Ривьере, считая себя анархистом и чуть ли не марксистом. Мрачные тайны человеческой природы исследует австриец Михаэль Ханеке. Его фильм "Пианистка" стал сенсацией фестивальной программы и был награжден тремя призами - двумя актерскими плюс Гран-при жюри. Учительница музыки (потрясающе смелая работа Изабель Юппер) живет с сумасшедшей матерью (Анни Жирардо) и мучается мазохистским комплексом. Она ходит в порномагазины и держит под кроватью набор для пыток. Когда в нее влюбляется, и не без взаимности, молодой ученик, выясняется, что она не способна выразить свои чувства иначе, как в дико извращенной форме.

Не просто кровь

ПЕРВЫЙ уикенд фестиваля обозреватели назвали "кровавым воскресеньем": было зафиксировано рекордное число смертей на экране. Причины смертей могли быть разные. Для политизированных зрителей самыми впечатляющими стали боснийский фильм "Ничья земля" (режиссер Данис Танович), политический трагифарс на тему балканской войны, и иранский "Кандагар" Мохсена Махмалбафа, посвященный проблеме жертв многочисленных войн на территории Афганистана. Люди, подорвавшиеся на минах, с оторванными ногами и руками - зрелище не для слабонервных.

На этом фоне фильм братьев Коэнов "Человек, которого здесь не было" смотрится как спокойная классика. Сегодня Коэны - почти академики, а их новый опус - изысканная черно-белая стилизация голливудского криминального фильма 40-х годов, заслуженно получившая приз за режиссуру. О смерти рассказывает и ставший в итоге победителем фестиваля Нанни Моретти в картине "Комната сына". Моретти - режиссер, продюсер, актер, культовый персонаж итальянского кино, его называют "латинским Вуди Алленом". Он играет главного героя - практикующего психоаналитика, который выслушивает множество чужих исповедей, но сам оказывается беспомощен, когда теряет сына-подростка, погибшего от несчастного случая. Особенность этой картины - в необычайной теплоте, с которой показана атмосфера семьи, пытающейся преодолеть трагедию. Неудивительно, что жюри под председательством Лив Ульман именно этому фильму присудило "Золотую пальмовую ветвь". Лив, некогда подругу Ингмара Бергмана, вряд ли способны испугать мрачные бездны человеческой психики. Но людям нужна надежда, нельзя вечно пребывать в депрессии, иначе жизнь бы просто кончилась. Моретти выразил эту потребность лучше других.

Здесь частично и ответ на вопрос, который задают соотечественники: почему в числе награжденных не оказалось "Тельца" Александра Сокурова, вполне достойно смотревшегося в каннском конкурсе. Но, во-первых, "Пальмовая ветвь" одна, а претендовало на нее больше двадцати картин, собранных в "высшую лигу". Во-вторых, фильм Сокурова тоже посвящен смерти и, более того, по сути изображает живых мертвецов.

Тем не менее российское кино было представлено в Канне совсем даже неплохо. В "Двухнедельнике режиссеров" - "Место на земле" Артура Аристакисяна. В "Особом взгляде" - "Ты да я да мы с тобой" Александра Велединского. Оба прошли на ура. В программе Cinefondation "Портрет" Сергея Лучишина отмечен первым призом. А Никита Михалков ходил гоголем по набережной Круазетт, привлекая папарацци и восполняя - если таковой и был - дефицит звезд.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество