aif.ru counter
37

Дебют Екатерина Вергилесова

Я молодой № 27-28 08/07/1999

АЛЕНА огляделась: проспект был пуст. Точнее, он внезапно показался ей пустым - словно пешеходы, спешащие по своим делам, и мчащиеся автомобили невиданных в ее родном Павлове моделей слились в единый бездушный поток, проносящийся мимо. А ведь еще утром она чувствовала себя уверенной покорительницей столицы! И вот прошло всего несколько часов, и она в растерянности стоит на тротуаре. Что ждет ее этой ночью в чужом городе? Вряд ли у нее хватит денег, чтобы переночевать в гостинице. Куда же ей идти? Не на вокзал же к бомжам - дрожь омерзения прошла по ее телу.

Алена попыталась взять себя в руки: зачем-то спустилась в переход, шарахнулась от просящей милостыню женщины в цветастом платке, прошла мимо череды подземных ларьков. Ярко освещенные витрины почти не отличались от тех, к которым Алена привыкла у себя дома, - она даже немного удивилась: ей казалось, что в Москве все должно быть иначе - в том числе выставленные на продажу бутылки и сигареты. Постоянство ларечного ассортимента внезапно успокоило девушку - поднявшись, она сомнамбулически направилась к торговым рядам, тянувшимся вдоль проспекта.

Алена всегда знала, что красива. Бабушка, бывало, говорила ей: "Ты слишком хороша для этого мира!" И Алена представляла себе другой мир, для которого и была создана. По мере того как Алена взрослела, этот мир проступал из тьмы, словно переводная картинка в детском альбоме. Огромные башни вздымались до небес. По улицам проносились стремительные, словно влекомые неведомыми существами, автомобили. Алые звезды сияли в черном бархате ночи.

Этот мир назывался Москва.

И, с тех пор как ей исполнилось тринадцать, она знала, что он ждет ее. Девочки из класса считали Алену заносчивой, мальчики - недоступно-красивой. Она же не обращала на них внимания, не общалась ни с кем, словно оберегая себя для той будущей жизни, которая начнется после школы, когда одна из московских башен примет ее тело и душу. Она действительно выросла красавицей: осиная талия, высокая грудь, светлые волосы, спускающиеся на плечи. Мальчики заглядывались на нее, но мало кто решался приударить за ней. Только Федя, обративший на нее внимание еще во втором классе, по-прежнему был верен своей детской любви - но его робкие ухаживания смешили ее. Нежные слова, которые он расточал Алене, приятно щекотали самолюбие, но не волновали кровь. Когда перед отъездом в пятницу Федя пришел проститься на вокзал, она едва взглянула на него, а подаренные цветы, отъехав от перрона, выкинула в раскрытое окно плацкартного вагона.

Одна из витрин привлекла Аленино внимание: там висело белье, подобного которому она никогда не видела в Павлове. Кружева черной пеной сбегали по изгибам трусиков и бюстгальтера, и Алена на секунду представила, как тьма шелка могла бы подчеркнуть белизну ее кожи. Она почувствовала волнение и покрепче сжала ручку перекинутой через плечо тяжелой дорожной сумки. На ценники она старалась не смотреть, понимая, что еще не скоро у нее будут деньги, чтобы позволить себе такую покупку.

Внезапно за спиной раздался глубокий мужской голос:

- Вы давно приехали?

Алена обернулась: голос принадлежал стоявшему рядом высокому молодому мужчине. Алене показалось, что она где-то видела его лицо с коротко стриженными черными волосами.

- А разве мы знакомы? - спросила она.

Вместо ответа незнакомец протянул руку и представился:

- Георгий.

- Алена, - машинально ответила девушка.

Рукопожатие было сильным, и она почувствовала, что у нее немного закружилась голова. В этот момент Алена поняла, где видела его раньше, - это был ведущий недавно открывшегося молодежного канала PTV.

- Если вы не спешите, может быть, мы бы могли посидеть где-нибудь вместе?

Алена кивнула. Георгий подхватил ее сумку и направился к припаркованной у кромки тротуара иномарке. Мягкость бархатистых сидений и теплые волны музыки, доносившейся из скрытых динамиков, сразу заставили Алену забыть все злоключения этого дня.

В уютном ресторанчике, при входе в который свирепого вида охранник подобострастно поздоровался с Георгием, она рассказала ему все: как приехала сегодня в Москву, как без звонка заявилась к тете, которой перед отъездом послала телеграмму из Павлова, - и только от соседки узнала, что та уехала на несколько дней и будет только завтра. Георгий утешал ее, рассказывал, как трудно было и ему в Москве, куда он приехал из Кутаиси несколько лет назад, и подливал из фигурной бутыли с пальмой на этикетке вязкий белый напиток. Алена чувствовала, что вся раскрывается навстречу этому человеку, и сердце ее учащенно билось в такт его словам.

Потом они долго танцевали, тесно прижавшись друг к другу, и Алена каждой клеткой своего тела чувствовала силу, исходящую от ее спутника, ощущая, как напрягаются мышцы под шелком его рубашки, и ловя глазами его нежный, чуть напряженный взгляд.

Когда они вышли из ресторана, смеркалось. Девушка чувствовала себя усталой и счастливой. Георгий поддерживал ее за локоть и предупредительно раскрыл перед ней дверцу машины.

Потом они куда-то ехали сквозь ночь. Голова Алены кружилась от неведомого ей волнения. Казалось, она сама не понимала, что происходит. Машина останавливалась. Георгий выходил, возвращался, дарил ей неведомые цветы на длинных стеблях, не чета чахлым Фединым розам, потом снова выходил, возвращался, кидал на заднее сиденье какие-то пакеты. И все это время не переставая говорил о том, как он рад, что встретил ее, как сразу, едва увидев на проспекте, понял, что она - не такая, как все, что она - самая необыкновенная девушка в этом городе. Когда он, словно случайно, касался ее бедра, Алена чувствовала, как теплая волна проходит по всему телу. Она отворачивалась, чтобы Георгий не видел, что происходит с ней, и глядела в темное окно, за которым проплывали огни ночной Москвы, рекламными звездами вспыхивающие в городской тьме. А Георгий все продолжал говорить о своих чувствах, и эти слова, столь похожие на те, что когда-то говорил ей Федя, почему-то сейчас не вызывали привычно связанного с ними недоумения.

В квартире Георгий распечатал туго закупоренную бутылку красного вина, налил густую багровую жидкость в высокий бокал и, пока девушка оглядывала тонувшую в полумраке комнату, включил музыку. Он зажег свечи и положил перед Аленой один из принесенных с собой пакетов.

- Что это? - спросила Алена.

Георгий не сказал ни слова, только жестом показал - открой.

Повинуясь, Алена развязала ленточку. Внутри лежали черные кружевные трусики и такой же бюстгальтер - как раз те самые, которые она разглядывала в витрине, когда Георгий окликнул ее.

- Как ты догадался? - спросила она.

- Примерь, - сказал он вместо ответа.

Ее руки на секунду дрогнули на застежке платья, она сказала: "Отвернись" - и, не поднимая глаз, расстегнула молнию. Подарок пришелся ей впору, и она уже не спрашивала, как Георгий угадал ее размер, когда сильные руки подняли ее в воздух и понесли в спальню. Когда Аленино тело проваливалось в бездну огромной кровати, девушке показалось, что это Москва принимает ее в самом своем средоточии.

Воскресенье началось с дождя. Стук капель разбудил Алену, и Георгий тут же сел, словно и не засыпал. Он взглянул на часы и вскочил.

- Нам пора, - сказал он. - Вызвать тебе такси?

Сейчас, утром, Георгий уже не казался таким близким и родным, как сегодня ночью. Алена впервые заметила холодный блеск его глаз и чужую холеность кожи.

- А куда я должна ехать? - растерянно спросила она, приподнимаясь на огромной постели. Почему-то ей захотелось прикрыть грудь.

Георгий посмотрел на нее изумленно.

- Наверное, к тете, куда же еще, - и, снова взглянув на изумленную девушку, добавил, - у меня, например, через полчаса жена возвращается. А надо еще белье в американскую прачечную завезти. Везет мне на невинных девушек, - покачал он головой.

Дальнейшее было словно в тумане. Алена сама не помнила, как оделась, подхватила тяжелую сумку и выбежала из квартиры. Капли дождя мешались со слезами, и пенсионер, у которого она спросила дорогу к метро, долго смотрел ей вслед, качая головой.

Только под землей Алена смогла успокоиться. Глядя в темное стекло вагона, она вытерла глаза и задумалась. Что ж, так или иначе, эта ночь, которой она столь сильно боялась, прошла. Почему-то Алена вспомнила, что, убегая из квартиры Георгия, она в последний момент сунула в сумку его ночной подарок. Глядя в темное окно, она улыбнулась.

Тетя уже должна была приехать - но ей, конечно, ни к чему знать о том, что случилось. Внезапно она вспомнила Федю из Павлова - и вдруг подумала, что он перестал казаться смешным и нелепым. "Когда обустроюсь в Москве, надо будет пригласить его в гости", - подумала она и почувствовала, что холодный комок, стоявший в горле с самого утра, начинает постепенно рассасываться, исчезая, словно роса под теплыми лучами утреннего солнца.

детали модного лета

ПОВОДОК ПОКА НЕ ПОНАДОБИТСЯ

Ошейник - атрибут очень женственный и эффектный. Раньше он кокетливо именовался "бархоткой" (т. к. в большинстве своем основным материалом-изготовителем служил одноименный бархат), а теперь вновь отвоевал себе место под солнцем. Ошейник подчеркивает чувствительность слабой девичьей натуры. Для его изготовления используется любой подручный материал: бисер, проволока, тонкая пластмасса, леска, остатки рыболовной сети - короче, все, что плохо лежит или висит. Наконец, самое время вспомнить, что волшебная полоска на шее сослужит тебе добрую службу в такой распространенной затруднительной ситуации: когда после бурной ночи у тебя на шее остаются красноречивые следы страсти, ошейник скрывает следы страстных поцелуев, утаивает шрамики и рубцы в области шеи. Он же подчеркивает всю прелесть и сексуальность этой части тела. Ведь ключицы, запястья, лодыжки и уж тем более шея - очень даже будоражат воображение мужского населения. Так что в срочном порядке начинай подражать своему пуделю, и пусть подруги от зависти проглотят свои бусы.

А ПЕДИКЮР СДЕЛАЙ САМ

Девиз этого (да что лукавить - и каждого!) лета - удобство и еще раз удобство. Комфорт в квадрате и простота передвижения в кубе. Ни в коем случае не мучай себя. Дай стопе дышать. Поскольку девочки наверняка уже отреагировали на модные веяния и приобрели летнюю обувь на абсолютно плоской подошве, сейчас сообщаем их бойфрендам - мальчики, отложите до слякотной поры тяжелые ботинки на тракторной подошве типа "Dr. Martеns". И - бегом за обувью на абсолютно плоской подошве и без задников. Ближайший родственник этой модной обувной новинки - резиновые шлепки, которые в простонародье назывались вьетнамками. Новоиспеченные шлепанцы сильно изменились по сравнению с вьетнамками - их делают как из резины, так и из кожи, а порой даже из ткани. Отныне ни один уважающий себя модный парень не может обойтись без данной детали гардероба. Придется, правда, помучаться с ногтями на ногах - ведь, скажи честно, делать педикюр в парикмахерскую ты не пойдешь, даже если тебе за это забашляют. Так что постарайся привести в порядок ноги (не только ногти, но и пятки) при помощи маминой пилки, папиных щипцов и бабушкиной пемзы. Потому что - если ты вздумаешь напялить под шлепанцы носки, то можешь сразу смело оставаться дома. Ибо шлепанцы всегда-всегда-всегда следует носить на босу ногу.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы