aif.ru counter
09.03.2000 00:00
19

Послевоенное поколение

Я молодой № 9-10 09/03/2000

За неполных два месяца они потеряли почти все. Некоторые - родных, друзей, дом. Почти все - учебу и работу. Планы на жизнь, все старания пошли насмарку. Закрылись школы и университеты, остановились заводы. Улицы опустели, а люди стали прятаться от бомб в глубоких подвалах.

Югославия пережила страшную войну, которая, слава Богу, уже стала историей. Что же сегодня происходит в Белграде и Приштине? Чем занята сейчас югославская молодежь? Об этом почти не упоминается в сводках информационных агентств. Поэтому разговор с солдатом-срочником из подмосковной части МЧС, побывавшим в послевоенной Югославии, показался мне чрезвычайно интересным.

- Сколько времени ты пробыл там?

- Три месяца. Поначалу мы расположились в Белграде, а потом нас перевели в Приштину, в само Косово.

- Как сложились ваши отношения с местной молодежью?

- Все было нормально. Плохого отношения не встретили даже со стороны албанцев в Косово. С сербскими ребятами вообще проблем не было. Не то чтобы нас там встречали как героев, но всегда были готовы выполнить любое наше пожелание. Особенно молодые. В увольнительной без дела скитаться не приходилось. Везде нас были рады видеть.

- Чем они увлекаются?

- В большинстве они "повернуты" на учебе и спорте. Наркотики у них почти не котируются. Понятное дело, только дураку охота кайфовать на развалинах. Из всех видов спорта наиболее популярны борьба и теннис. Так же как и у нас, они не прочь выпить, покуролесить на дискотеках, но главное для них - получить профессию.

- И какие профессии наиболее популярны?

- Примерно те же, что и во всем мире. Программисты, инженеры, строители, психологи. Очень польстило, что многие хотят получить образование в России. Они считают, что только в наших вузах можно получить образование мирового уровня почти задаром.

- Ну не все же там только учатся...

- Конечно. Большинство, по моим наблюдениям, и учатся, и работают. У албанцев в Косово основная работа связана с торговлей оружием. Что же до югославов, то они в основном работают на разборах завалов и т. п. Надо сказать, что молодежь в Сербии и в Косово сильно отличается. Сербы живут более осмысленно и более бережно относятся друг к другу: наркотиками ближнего не травят в отличие от албанцев. Единственная сходная черта у них - культ родителей. Отступить от воли родителей - все равно что совершить смертный грех. Наверное, поэтому они серьезнее, добродушнее наших ребят. Да и патриотичней, чем мы. Научены войной и относятся к жизни более ответственно. У нас будущее связано в основном с зарабатыванием денег. И учеба почти у всех проходит ради диплома. Тех, кто учится или работает ради блага страны, очень мало. В Югославии же все с точностью до наоборот. Это сразу бросается в глаза. Они не требуют моментальной отдачи от государства за свой труд. Уверены, что рано или поздно страна отблагодарит их. А это намного лучше, нежели продавать свои знания за бесценок западным корпорациям, как это делается у нас.

- А никого не тянет взять в руки "калашников" и пойти добывать богатство для своей страны военным способом?

- Так думают старики - то есть те, кому под сорок. Они заложники еще предыдущей войны с хорватами. Заложники на всю жизнь. И новое поколение, понимая это, просто-напросто не желает становиться таким же. Неоднократно я слышал от сербской молодежи слова: "Оставьте сейчас все как есть, мы не хотим воевать, дайте возможность нам встать на ноги, и мы отстоим страну, но уже не оружием!"

Кстати, когда наши миротворцы открыли в Косово школу, туда толпами повалила молодежь. И что самое интересное: большинство учившихся в школе у американцев перешли сразу к нам.

- Почему?

- Ну, во-первых, нас объединяет язык. Я, как говорится, на своем опыте испытал, что это за великая сила - язык. Как-то, проходя по улицам города, увидел, что албанская шпана напала на английского солдата, и одной исконно русской фразы хватило, чтобы они прекратили его мутузить и спокойно отошли в сторонку. А во-вторых, в американской школе, по словам учеников, идет сплошная агитация. И еще американцы предъявляют им свои требования: учишься у нас, значит, и работаешь только с нами. Кому это понравится? Мы же все отношения сводим к партнерству. Закончившие нашу школу получают возможность обучаться в российских вузах, если хотят. Если нет, могут делать что угодно.

- Какие отношения сложились у них вне школы - понятно. А в самой школе случались стычки?

- Нет. В школе мы этого не допускаем. Они там спокойные. Нормально общаются, списывают друг у друга, отвечают на уроках. В общем, ведут себя, как нормальные дети.

- А классы разделяются по национальному признаку?

- Нет. Все классы смешанные. Обучение доступно всем желающим. Нет никаких ограничений. К нам приходили даже двадцатилетние лбы... Некоторые из них умудрялись и воевать, и самостоятельно учиться. Первые недели я от этого обалдевал. Большинство вполне добровольно изучает русский язык.

Единственное требование, которому они беспрекословно следуют, - запрет на наркотики и стволы внутри школы. Перед входом абсолютно все проходят тщательный досмотр.

Школа - нейтральная зона. Здесь никто не стреляет. Сдавай оружие в камеру хранения, получи номерок, бери свои тетрадки и иди учись. Мало того, что они действительно приходят в школу, чтобы учиться, они и после уроков подходят к нашим офицерам за помощью, если чего-то недопонимают. Вот не знаю, всегда они такими "ботанами" были или нет.

- Но ведь все так гладко не бывает.

- С нами, тьфу-тьфу, все так именно и было. Российских солдат боятся. Знают: если произойдет

что-либо плохое, мы мало перед чем остановимся. Миротворцев из других стран, говорят, даже в заложники берут. Не знаю, насколько эта информация верна, но с ними постоянно что-то случается. В нашем секторе почти всегда царят мир и спокойствие.

Конечно, без мелких конфликтов с молодыми албанцами не обходится. Уж очень они дурь всякую любят употреблять.

- Что именно?

- Да почти все. От травки до героина. Поэтому и на геройства их чаще, чем сербов, тянет. Но на нашей территории они очень осторожны...

- Ну а есть у албанцев и сербов что-то общее?

- Пожалуй, только музыка. Там у них свои местные звезды, национальность которых мало кого волнует. Ну и мафия там, говорят, одна на всю территорию бывшей югославской федерации.

Желание жить в мире, конечно, есть у всех. Но сербы к этому стремятся больше.

- Почему?

- Албанской молодежи это невыгодно. Если установится мир, то сразу же упадет спрос на оружие и наркотики, основной источник их дохода.

А вообще, знаешь, трудно найти в мире психически здорового человека, который хотел бы провести всю свою жизнь под грохот канонады и на мушке у снайпера. Конечно, всем эта война надоела, но никто не хочет предпринять что-то дельное. А значит, это кому-то выгодно.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество