aif.ru counter
574

МОЯ ДЕВУШКА - ЧЕРНАЯ

Я молодой № 27-28 05/07/2000

Я УВИДЕЛ ее на втором месяце моих занятий в секции большого тенниса. Черные вьющиеся волосы (лишь потом я узнал, что это искусственные косички, очень модные среди ее соотечественников), небольшой рост, красивая фигура и темные глаза. Она была единственной африканкой в группе. Но выделялась не только поэтому. Мягкая непринужденность, плавность, быстрота движений и обаятельность девушки заставили меня забыть о всех расовых предрассудках. На дальнейших тренировках я убедился, что мой интерес взаимен: наши взгляды все чаще пересекались, казалось, только природная робость мешает нам познакомиться.

Исабель сделала первый шаг (а может, и нет, до сих пор не пойму), подойдя ко мне, когда я, облокотившись на парапет, вместе с приятелем задумчиво взирал на играющие пары, она, "случайно" толкнув меня, встала рядом. Это и побудило меня начать разговор.

Мы были интересны друг другу. Она - непредсказуемая, всегда разная, серьезная и безрассудная, отзывчивая и бессердечная. Казалось, что каждую минуту перед тобой предстают новые люди, которые никогда не повторяются. Я - сродни ей, что было для Исабель также в новинку. "Я не могу понять русских", - говорила она. Я чувствовал то же самое. Словно завороженные, мы как будто вступили в полосу новых, ранее не известных нам отношений. Это было похоже на подъем альпиниста на извергающийся вулкан: заведомо зная, что его там ждет, несчастный упорно карабкается навстречу раскаленной лаве, бурным потоком устремившейся к подножию горы.

"Что это за иностранка тебе звонила?" - ехидно спросила мама, когда я повесил трубку. "Это Исабель, моя девушка" - "Откуда она?" - "Экваториальная Гвинея". - "Надеюсь, ты не собираешься на ней жениться?" - озадаченно произнесла она. Сестра с усмешкой процедила, что ее брат совсем опустился: встречается с обезьяной. Отец загорелся мыслью съездить на родину моей "суженой".

Мнения были разными.

"У нее нет симпатичных подружек? Познакомь меня. Я не против", - попросил меня приятель.

"Почему у твоей девушки такое странное имя?" - спросила однокурсница. Услышав, что она из Экваториальной Гвинеи, рассмеялась: "Да брось ты, я серьезно!" - "Но это правда". Последовала пауза, затем виноватая улыбка и: "Я всегда ожидала от тебя чего-то в этом духе. Но, знаешь... Я равноценно отношусь к черным и к белым... но считаю, что смешивать кровь нельзя. Лично я не смогла бы встречаться с черным парнем".

"Тебе не противно?! - удивлялся один из друзей. - Не, ну переспать с черной я бы и сам не отказался. Но встречаться! Как можно?" Эта тема впоследствии служила поводом для многочисленных грязных шуточек в мой адрес.

"Ты можешь подумать, что я - расистка, если я скажу тебе, - объясняла одна из моих знакомых, вполне нормально отреагировавшая, когда увидела меня с Исабель, - но лично я не смогла бы встречаться: считаю, что это низшая раса, отставшая от нас в историческом развитии. Однако нельзя отрицать право на чувство и, если ты встречаешься с африканкой, для меня в этом нет ничего особенного. Я вообще нормально отношусь к "цветным" романам. Другое дело, как на это смотрят остальные. По правде говоря, к парню в данном случае более мягкое отношение: на него глядят как на попробовавшего некое экзотическое блюдо, что поднимает его репутацию, и т. п. Другое дело - девушка в подобной ситуации. Она, как правило, расценивается как "женщина низкого пошиба". Я, разумеется, не говорю обо всех, но людей, придерживающихся этих взглядов, приличное количество". "Их, я думаю, в нашем университете немного", - заметил я. "Ошибаешься, - не согласилась собеседница, - у нас их как раз хватает. Но здесь строгие правила по отношению к расовым предрассудкам, поэтому, наблюдая тебя в компании такой девушки, они промолчат, оставив свое мнение при себе".

"Пойми, - говорил мне знакомый отца. - Все российские люди - расисты. И ты тоже расист. У нас это исторически сложилось. Мы можем разговаривать с "ними" исключительно из своих интересов: языковая практика и т. п. Но длительное общение невозможно: слишком разный менталитет, восприятие ценностей. Мы не оцениваем их как людей".

"Среди русских очень много расистов. Это, наверное, самый расистский народ", - сообщил мне земляк Исабель Антонио, задумчиво рассматривая этикетку на своей бутылке пива. "А среди вас разве таких нет?" - обиделся я. "Со мной приехали одиннадцать человек, из них троих для меня нет, как нет и для других. Это расисты, - помолчав, он добавил: - Я знаю Исабель. Хорошая девушка. Тебе повезло".

Антонио был прав. Я не раз в этом убеждался. "Чего он хочет? - спросил я у Исабель, когда один из ее земляков подошел и о чем-то заговорил с моей спутницей. "Они хотят угостить нас на наш выбор". Выбор влетел угощавшим "в копеечку", однако это их нисколько не смутило. Присоединиться к шумной компании Исабель отказалась, она была со мной.

"Ты наш друг", - слышал я от многочисленных друзей Исабель на дискотеках, в барах - везде. "Ты - извращенец", - словно парировали знакомые.

"Ты не можешь любить меня", - она посмотрела на меня своими черными глазами. (Как же прекрасна она была!) "Почему?" - "Потому что я - черная". - "Но разве это имеет какое-нибудь значение?" - выдавил я. Она грустно улыбнулась в ответ. Так все-таки имеет или нет?..

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы