aif.ru counter
55

Разврат по-русалочьи

Я молодой № 31-32 08/08/2001

Что нужно сделать прежде всего, приехав на юг? Загореть-облезть, облезть-загореть, мало спать, много пить домашнего виноградного вина и встречать каждый подвернувшийся рассвет на пляже - все это, конечно, очень правильно. Но главное все-таки - нужно влюбиться, хорошенько так влюбиться, чтобы 24 часа в сутки от страсти сводило передние зубы и все рационализаторские мысли пай-девочек и мальчиков таяли мгновенно и без следа, как медузы под лучами безжалостного крымского солнца.

Свою программу-минимум я выполнила в течение первых трех дней: сроки, интенсивность и наличие младшей сестры-террористки под боком - предмет моей особой гордости.

Приехав с 14-летней Катей на юга, я все-таки ухитрилась выкроить часок-другой для создания романтического ореола скучающе-ищущей девушки вокруг своей приезжей персоны. Катя деликатно, но достаточно жестко была отправлена в далекое плавание на "банане", ныряние с аквалангом и охоту на медуз, а я тем временем, вооружившись темными очками, очень большой соломенной шляпой и очень маленьким купальником, засела наблюдателем в ближайшем кафе.

"Судьба с загорелыми ногами"

ВОТ ЗА ЧТО я действительно люблю курорты, так это за их скорости - все тут происходит либо в первые полчаса, либо вообще не происходит. Не успела я доцедить свой второй "Секс на пляже", как появился Он - одинок, широкоплеч, улыбчив, загорел и очень кстати нацелен прямо на меня. Мы выпили еще по одному "Сексу", потом еще по одному "Пляжу", дозированно разбавляя алкоголь небольшим содержанием ничего не значащих слов и предложений, остались окончательно довольны друг другом. Когда я было уже совсем начала плавиться под его взывающими к чему-то Большому и Чистому взглядами, появилась моя Катерина - без "банана", зато с экспроприированной маской для ныряния и тремя дохлыми медузами. Обнаружив меня в компании принца Николая, чьи ноги были загорелее и прямее, чем у нее самой, как минимум раз в пять, Катя как-то уж совсем вызывающе-оскорбленно хмыкнула и решила нас во что бы то ни стало разлучить, коваррррная!

"Что делать?!"

Этому занятию она посвятила 24 часа в сутки и охотилась на нас с одержимостью голодной белой самки и изощренностью сексуального маньяка. Коля отдыхал один, поэтому перспективы сбагрить Катьку кому-нибудь более-менее приличному сводились практически к нулю (про ее ноги я уже, кажется, говорила, остальное было точно им под стать). Ситуация сложилась не из легких - Коля старательно обхаживал меня, я с явным удовольствием и результатом обхаживалась, а обездоленная Катюха моталась за нами везде и всюду, как облезлый хвост старой блохастой дворняги. Надежды на интим не оставалось практически никакой. Сестринское взаимопонимание и просто женская солидарность таяли не по дням, а по часам.

"Слава богам!"

И вот в один благословенный Богом день это случилось! Катя, помеченная жестким клеймом критических дней, еще больше усугублявшим ее настроение и внешний вид, возлежала на пляже без единого шанса кинуться в море. Мы с Николаем, как чинная супружеская пара, возлежали рядом. "Окунемся?" - осведомился Николай вроде как у нас обеих. "Валите", - рявкнула Катя, и мы рванули. Неудержимое счастье уединенности, закипающее под нами море и тела, бесстыдно льнущие друг к другу в поисках ласки. Фри-и-до-ом!

"Любовные игры половозрелых морских котиков"

Мы с Колей резвились в воде, как малые дети, - он подбрасывал меня вверх, ловил, снова подбрасывал, я тоже веселилась от души... пока в очередной раз не приземлилась на нечто абсолютно непосадочное и недетское. Эйфелева башня в Колиных плавках мягко спружинила подо мной и начала двигаться в абсолютно другом направлении. Не знаю чем, но я почувствовала, что дело пахнет жареным. И не растерялась. Мы, как два заправских шпиона-заговорщика, переглянулись и стали изучать окружающую публику. "Сойдет", - хором подумали мы и начали практически у всех на глазах разворачивать бурную водно-половую деятельность.

Трусики от моего купальника лихо были сдвинуты куда-то вбок, в его монолитных плавках тоже очень кстати образовалась вполне функциональная брешь - и процесс пошел полным ходом. Честно говоря, сначала было достаточно сложно подстроиться и друг под друга, и под ритм откатывающихся волн, и под состояние небывалой легкости в нижней части эрегированного туловища. Но потом я достаточно технично обхватила Колины бедра своими загорелыми ногами, хорошенечко вцепилась ему в плечи и благосклонно дала поддерживать себя руками за талию и попу. Мы были оба на таком взводе, а еще это безумное солнце, море и бабушки в надувных доспехах практически под носом - короче, кончилось все достаточно быстро, но обоюдно удовлетворительно.

"Хорошего много не бывает"

А дальше так и пошло - на суше Катька блюла нашу целомудренность, как настоятельница монастыря Святой Елены, но плавать вместе отпускала легко и без особых боев, потому как сама умела только по-собачьи и преимущественно у линии прибоя. Пару раз, заплыв на глубину, мы, правда, чуть не захлебнулись (никак не удавалось остановить процесс), один раз у Коли в самый неподходящий для этого момент свело ногу, и мне пришлось его срочно экипировывать и эвакуировать на сушу; и уж совсем было смешно, когда я в порыве страсти потеряла низ от купальника, который потом скромно дрейфовал у берега, пока его не выловили сознательные спасатели.

"Концы тоже у всех разные!"

За две недели наших совместных тренировок на воде я похудела на шесть килограммов, загорела не хуже Наоми Кэмпбелл и освоила широчайшей спектр акробатических пируэтов в состоянии полной невесомости. Короче, это было лето морской любви, и, уезжая в Москву, я с ужасом думала, что теперь придется делать ЭТО на жестких плоскостях типа кровати. Коля, как приличный, пошел провожать меня на вокзал. Сначала я решила красиво по-английски уйти из его жизни - курортный роман все-таки! - но в самый последний момент не выдержала и все-таки нацарапала на клочке газеты свой телефон, сунула ему в руку и, улыбаясь как можно беззаботнее и легче, прощебетала: "Увидимся..." "Я через неделю приеду. Так что в бассейне "Олимпийский" или в Серебряном Бору?" - ответил он, заговорщицки улыбнулся и поцеловал меня в загорелое плечо. Ну что ж, теперь будем привыкать к хлорке и запаху канализации в московских водоемах - настоящая любовь требует жертв!

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы