aif.ru counter
57

cd (07.08.2001)

Я молодой № 31-32 08/08/2001

Ольга Арефьева

Анатомия

Альбом издан просто превосходно. Так впору издавать сборники "The Best Оf...". С той только разницей, что никакого "беста" здесь, к сожалению, нету. Похвальное стремление бывшей самиздатчицы и студентки Льва Лещенко зафиксировать новую (новую?) концертную программу вылилось в тридцать один трек и два видеоролика, объединенных общим унылым настроением и вялым стебом. По музыке - этакий декларированный минимализм - гитара, голос, виолончель. Резкий возврат к делам семи-восьмилетней давности с тем исключением, что тогда все же было разнообразней (флейта, перкуссия, басок) и интересней. Песни на двойном альбоме новые и старые, что опять подводит к мысли о некоем "бесте", с одной стороны, и тяги к собственным корням - с другой. И тогда непонятно отсутствие таких классных вещей, как "Колокольчики-бубенчики", "Мыловар", "Папоротник цветет"... да и вообще почти полное отсутствие классных вещей. Есть, правда, исключения - "Dead Can Dance" (интересно, любит ли ОА одноименную группу?), "Поезд за горизонт". Зато альбом сопровождается пафосными беседами со зрителями - "Чем Арефьева отличается от других? На нее собирается не масса, толпа, а личности..." А на других, надо полагать, прет одно быдло. Так вот, "возвышенно-богемные" девочки, любительницы альбомных стихов и романсов, будут в полном восторге разучивать песни. Видимо, для облегчения их труда каждый номер снабжен аккордами. Зашибись! Только я лучше отложу в сторонку этот шикарный двойник и достану старую кассетку с пиратской записью альбома "Колокольчики-бубенчики"...

R. E. M. Reveal

Иногда плохие критики ругают хорошие и превозносят до небес посредственные пластинки. И хотя новый релиз всего лишь напоминает сборник ауттейков, не вошедших в предыдущий UP, двенадцатый альбом нестареющих буддистов из американского местечка Афины встретил восторженную критику. Критиков можно понять - просто хорошей музыки становится все меньше, и ценность приобретает упаковка. Упаковка в данном случае бесхитростная: видео на Imatation of Life Гарта Дженнингза, засветившегося по работе с Fat Boy Slim, да небольшой скандал, устроенный Питером Баком в салоне самолета.

Содержимое - четвертинка окна, по крайней мере, не позволяет разочароваться в кумирах. Парни обещали много электроники, но, славу богу, она не довлеет, а даже приятно сочетается с обилием струнных инструментов. Отметить стоит абсолютно гениальный трек J╬ve Been High, порой напоминающий любимые примочки Depeche Mode и симпатичный битловский номер All The Way To Reno.

Первый сингл, поддержанный клипом, конечно, вызывает в памяти Losing My Religion: так и представляется несчастный продюсер, не знающий, как продавать альбом без песни-паровоза, и предлагающий парням вспомнить былое. И парни вспоминают, а критики пишут восторженные рецензии.

Крематорий. Реквием для всадника без головы

Новое творение Крема, видимо, действительно стало реквиемом. Для всех тех "безбашенных" персонажей, которые в далекой молодости лабали хороший рок-н-ролл. Но это - красивый реквием, исполненный с высоко поднятой головой. Реквием советскому партизану: "Можно убить, нельзя сломать!"

Как гласит обложка диска, "почти все песни были написаны Григоряном в 1977-1981 гг.". Т. е. фактически реальную ценность пластинка представляет для людей, помнящих творчество такого детища Григоряна со товарищи, как "Атмосферное Давление". То была достаточно тяжелая, преимущественно англоязычная группа, сильно напоминающая "Black Sabbath" и "Deep Purple". Вот в духе того старого доброго рока и выдержан "Реквием", тем более что к нему приложились ветераны "Атмосферки" Евгений "John" Хомяков и Александр Севастьянов.

А вообще, песни двадцатилетней давности - глоток свежего воздуха в душной яме современной безвкусицы.

Radiohead Amnesiac

- Осталось ли в жизни что-то, что можно считать важным? - спросил Джон Леннон Тома Йорка.

- Безусловно, - ответил Том, - смерть. И мы запишем про это альбом.

Записать звуки смерти, не просто реквием, а взять и озвучить смерть, - это не гениально, это кощунственно.

Смерть плачет бездонными клавишами (их попытался передать Джон Леннон в Imagine), витает в воздухе прозрачным эмбиентом, берет за руки теплой, интимной акустикой. В XXI веке в ней больше электроники, чем гитар. Ее ритм равен ритму движения зрачков, когда глаза следят за уходящими бесконечно солнцами. Бас отсчитывает количество возможных болей в одном человеке, поэтому его почти нет, он слился в один глухой тяжелый шум.

Потом смерть уводит в прекрасное далеко, где звуки ослепительно чисты и легки. Их невозможно слушать, потому что они чересчур нежны. Вслушиваясь, их можно поранить. Эти звуки можно менять, играть с ними, складывая в мозаику и разбивая вдребезги. Все зависит от того, чего ты ждешь. Все будет, как ты захочешь. Смерть позволяет все. Она добросердечна. Никогда в мире ни одна группа не записывала более ужасающего альбома.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы