aif.ru counter
75

Евгений Хавтан: Рок-н-ролл выжил из ума

Я молодой № 25-26 27/06/2001

Вот уж, действительно, связь поколений. Группу "Браво" слушали еще наши родители, а ей хоть бы хны. Альбомы новые выпускают только в путь (см. "Евгеника" 2001) и, несмотря на многократные смены вокалистов, остаются популярной. А все почему? Да потому, что Евгений Хавтан, их бессменный лидер, - фигура легендарная, интересная, а самое главное - многогранная. Именно поэтому на беседу с ним отправился не только Журналист, но и Критик с Музыкантом.

М:МНЕ КАЖЕТСЯ, в последнее время "Браво" отошли от того музыкального направления, в котором двигались раньше.

- Раньше я был моложе. И музыка была жестче. Музыкант имеет особенность - взрослеть. Есть музыканты, которые стареют, есть - которые взрослеют. Я повзрослел. Последний альбом отличается и по настроению, и по звуку, там использованы и некоторые компьютерные сэмплы, там есть песни, которые совсем нетипичны для "Браво".

К: Евгений Хавтан, цитата: "В нашем творчестве содержится послание". Что же это за послание такое?

- Наше послание - это как раз то, о чем мы говорим, хотя бы то, что мы призываем не употреблять наркотики, - это уже послание.

Я пишу сначала музыку, хотя многие пишут сначала слова, потом музыку. Большая проблема с тем, что говорить и что сказать. Была бы моя воля, я делал бы песни без слов. Может, это один из проектов, который когда-нибудь осуществится.

М: Вот, кстати, говорили, что новый альбом - это будет переворот.

- Я боюсь громких слов. Переворот можно сделать, когда тебе 20 лет, когда мне было 22 года, мы сделали этот переворот на московской сцене. Показали, что на сцену можно выходить не только в рваных джинсах, а и в костюме с бабочкой, в стильных лаковых ботинках. Я считаю каждый из наших альбомов лучшим, абсолютно искренне говорю.

К: Недавно пытался зазвать знакомых на ваш концерт, и многие спрашивали: "А что это за группа?"

- Они задали этот вопрос, потому что большинству из них, когда мы начинали, было по два года. Это логично. Но я думаю, что достаточно большое количество твоих ровесников знают это название, и средний возраст людей, которые ходят на наши концерты, - 19-25 лет. Все-таки мы не совсем тиновская группа, которая поет для прыщавых подростков, которые еще не сформировались и не знают никаких вещей в жизни. Наши поклонники - люди "от двадцати".

Ж: Которые слушали "Браво" с самого начала?

- Два-три месяца назад на радио стала крутиться наша песня "Любовь не горит", и ее слушают все. Нынешнее поколение молодежи поглощает все, как бутерброды. Не имеет значения, кто что поет. Если композиция звучит по радио и физиономия исполнителя есть на обложках журналов - это проглатывается. Если на группу "Тату" приходит несколько тысяч людей, это говорит об их интеллекте. Мой подход другой, и я знаю, что есть много молодых людей, которые не так размышляют. И среди журналистов тоже.

М: Вы думаете, у рок-н-ролла есть возможность возродиться?

- В принципе рок-н-ролл жив. Физически он в полном порядке. Только он выжил из ума. Какой может быть рок-н-ролл во времена всеобщего пиара? Артисты говорят, что они играют рок-н-ролл, а на самом деле действуют еще более цинично, чем самые попсовые группы. Рок-н-ролл - социальная, бескомпромиссная музыка. Когда мы в свое время ушли из Рок-лаборатории, мы считались предателями. Теперь, если у тебя нет контракта, ты белая ворона. Деньги вышли на первый план. Если ты не принимаешь ценность денег - ты немодный. Я эту ситуацию не принимаю. Но, когда общая ситуация такова, два или три человека изменить ее не могут. А что касается рок-н-ролла, в данный момент рокабилли не представляет для меня интереса, потому что я этим достаточно долго занимался, играл эту музыку и хорошо ее знаю. (Задумывается.) Мне кажется, рок-культура как идеология умерла, ее не существует. Юра Шевчук - последний из них, я очень уважаю этого человека за то, что он вообще делал, делал это честно. Он последний... К сожалению, эпоха эта прошла.

Ж: Какая приходит эпоха в таком случае?

- Поп-культура наступает. Все очень быстро, очень легкомысленно, никто не отвечает за свои слова. Эпоха быстрых музыкальных проектов. Рок-музыканты никогда не участвовали в выборных проектах. Никогда не играли на корпоративных вечеринках, не рекламировали пиво. О каком роке мы можем говорить? Рок закончился с фестиваля Вудсток.

К: То есть вы хотите сделать мир лучше?

- Да, такой я дурак.

М: А что слушает ваша дочь?

- Ей еще слишком мало лет, чтобы разбираться, что слушать. Она пока еще является, к сожалению, таким же продуктом времени. Этого не избежать. В машине играет радио, и она его слушает.

К: Неужели не существует ничего стоящего среди современных исполнителей?

- Я могу назвать имя, набившее оскомину, это Земфира. Я не хочу сказать, что это культовая фигура, но то, что Бог дал ей большой талант, отрицать нельзя. Есть много симпатичных артистов, но они интересны только на общем фоне. Они не являются мощным взрывным фактором. Сейчас любая нормальная группа играет развлекательную музыку, мечтает подписать контракт с компанией, чтобы компания занималась ее промоушном. Время такое. Я себе рок-музыку представлял по-другому, сейчас нет рока в прямом понимании. Я думаю, скоро появится в Москве радиостанция, которая будет крутить радикальную музыку, неформат, отстой будет крутить.

Ж: А если бы вы были директором этого радио?

- Я бы назвал его "Неформат-радио" и все, что не берется радиостанциями, которые декларируют "типа такую музыку", взял бы и крутил.

К: Чем вы в таком случае будете руководствоваться?

- Я соберу компанию из 5-6 музыкантов, уважаемых мною, людей, обладающих художественным вкусом, и они будут руководствоваться только им. Увидите: год-два - и такое радио появится. В Лондоне существует 25-30 радиостанций, как в Москве, но ночью молодежь имеет выбор. Там существует огромное количество пиратских радиостанций: по городу ездят машины, в которых диджеи крутят виниловые пластинки с музыкой 60-х, 70-х годов. Там хотят слушать неформат и слушают его. Масса молодых людей, с которыми я встречался, слушают именно эти радиостанции. Там есть качественные государственные радиостанции, но нет слова "неформат". Я не знаю, что такое неформат. Неформат - это, наверное, то, на чем выросло мое поколение.

М: А группа "Браво" подвергается форматированию?

- Мы находимся практически в таких же условиях, как любая группа, которая появилась, допустим, год-два назад. Формат - очень вредная вещь на самом деле. Я часто встречаюсь с молодыми артистами и всегда сталкиваюсь с тем, что их песни звучат по 5-6 минут. А когда они принесут их на радио, им скажут: надо, чтобы звучали по 3 минуты плюс - измените слова. Если артист является творческой единицей и хочет нести творческий посыл, а не просто зарабатывать деньги, он должен быть вне этого формата. А когда тебя начинают ограничивать, ни к чему хорошему это не приведет. В результате мы видим, что все наши радиостанции абсолютно безлики.

К: Недавно общался с представителями глубокого андеграунда - у них похожие взгляды. Приятно. Почему бы не изменить ситуацию вместе?

- А я не политик, чтобы идти с флагом вперед. Я пишу песни. Революционные действия хороши, если ты революционер, а я музыкант. Сейчас даже музыкальной критики нет, потому что обсуждать нечего.

Нечего сказать и о большинстве сегодняшних групп: там нет ни звука, ни посыла, ни духовной идеи.

Ж: Вам не кажется, что сейчас появляется такой тип людей или, простите за выражение, социальная прослойка Бивисов энд Баттхедов?

- Это выгодно - делать из индивидуальности стадо. Стадо таких даунов, которые смотрят одинаковые фильмы, пьют кока-колу. Кока-кола, конечно, просто символ. Это удобно, нормально - все одинаковые. Наклей и выиграй и т. д. Все становится стандартно и, по-моему, неинтересно. Жить неинтересно по таким законам. Мы тоже продукт массовой культуры, но она бывает разная. Дали тоже массовая культура. Все художники считали его ужасным конъюнктурщиком в его время. Его никто не любил. Он очень хорошо продавался, и все ему завидовали.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы