aif.ru counter
93

Своя родня ближе к телу

АиФ Любовь № 7 02/04/2001

ЭТО БЫЛА редкостная по своей идиллии семья.

Когда Александр с Юлей поженились, ему было 24, а ей 21. До Юли у Александра было множество девушек и женщин, но после знакомства с ней он про всех забыл: она словно околдовала его, и он любил и хотел лишь ее одну. У Юли до Александра не было никого, и она тоже настолько была влюблена в него, что больше ни на кого даже и не заглядывалась. С родителями тоже сложилось все удачно: Сашины родители души не чаяли в невестке, и та отвечала им горячей взаимной приязнью, а Александр душа в душу жил в одной квартире с тестем и тещей. Теща Нина Сергеевна, как он сам не раз признавался, стала ему словно второй матерью.

Неудивительно, что уже через год с небольшим у молодых родился мальчик, а еще спустя два года Юля приготовилась рожать второго ребенка. Вот только роды у нее неожиданно начались значительно раньше, когда никто этого еще не ждал, да еще на даче, где Юля проводила предродовой отпуск. Александр был на работе, мама - тоже, а отец в тот день не работал, но уехал за продуктами. Юля уже хотела попросить соседей сбегать к телефону-автомату, чтобы вызвать "скорую", но тут отец как раз вернулся. Не раздумывая, он усадил дочь в свои старенькие "Жигули" и помчался в ближайшую больницу. Спешка, волнение, сложная дорожная обстановка, и... До больницы они так и не доехали: потеряв управление на одном из изгибов шоссе, машина на всей скорости врезалась в идущий навстречу грузовик. Отец погиб сразу же, Юля еще жила, когда приехала "скорая помощь", но и ее спасти не смогли, а вот ребенку жизнь удалось сохранить.

Юля погибла, когда ей было 24 года, а Александру - 27. Потерявшей мужа Нине Сергеевне было на полтора десятка лет больше - 43. Однако в глазах окружающих она всегда выглядела значительно моложе. Да, видно, что она уже - женщина зрелых лет, но было в ее облике нечто такое, из-за чего ее часто принимали не за мать, а за сестру Юли. К тому же они были очень похожи, поэтому, помимо просто душевных отношений, теща всегда была Александру особенно симпатична. Оставшись же один, он стал часто задерживать взгляд на Нине Сергеевне, находя столь знакомые ему черты в ее внешности, движениях, голосе... Глядя на Нину Сергеевну, он видел Юлю.

Других девушек и женщин он по-прежнему, и даже теперь тем более, просто не замечал, будучи безутешен из-за гибели любимой жены. Столь же безутешна была и Нина Сергеевна, потеряв в один момент и единственную дочь, и супруга, с которым прожила в любви и согласии больше двадцати лет. Александр стал для нее фактически сыном, и все время, не занятое работой и делами, они проводили вдвоем, посвящая его главным образом малышу - его сыну и ее внуку. В конце дня, измотанные до предела, падали каждый в свою кровать и спали до первого вскрика ребенка.

Прошло полтора года, малыш подрос, стало чуть легче, появились силы и время на что-то, связанное уже не только с ребенком и хозяйством. И однажды Александр, проходя утром мимо приоткрытой двери тещиной комнаты, случайно заметил на ее кровати необычный предмет. Сама Нина Сергеевна только что встала и была в ванной. Александр не сдержал любопытства и подошел к кровати, чтобы рассмотреть предмет поближе. Это был большой фаллоимитатор с явными следами частого использования. Да и то, что он лежал не где-то на антресолях, а прямо в постели и был, судя по всему, извлечен из прикроватной тумбочки, ясно говорило о его отнюдь не декоративных, а самых что ни на есть "прикладных" функциях. Фаллоимитатор был самым элементарным, довольно грубо и примитивно сработанным и вообще непонятного происхождения.

Александр удивился, но отнесся к находке не как к чему-то предосудительному, а как к факту сугубо медицинскому или даже бытовому. И в тот же день отправился в самый крупный секс-шоп и купил там самый дорогой, самый совершенный во всех отношениях, максимально похожий на натуральный член большой вибратор - как если бы покупал теще и вообще "в дом" современнейший дорогой утюг или пылесос взамен простейшего допотопного. Придя домой раньше Нины Сергеевны, он положил его ей в тумбочку вместо старого, который она уже туда убрала, сопроводив короткой запиской: "Я узнал об этом случайно и решил, что так будет лучше". Потом, подумав, приписал еще: "Я и сам, потеряв самого дорогого мне человека и никого больше не желая, регулярно прибегаю к тому же, поэтому прекрасно вас понимаю".

Это и впрямь было так: когда становилось совсем уже невмоготу, Александр, ложась спать, доставал из шкафа одну из Юлиных кофточек, удивительным образом сохранившую еле уловимый аромат ее духов и тела, и, уткнувшись в нее лицом и на какое-то время забывшись, доводил сам себя до оргазма. Ничего другого ему по-прежнему не хотелось.

Вечером, закончив все дела, Александр и Нина Сергеевна разошлись по своим комнатам. Александр так разнервничался, гадая, как воспримет теща столь неожиданный и интимный подарок, не омрачит ли это их отношений, что даже пошел на лестницу выкурить сигарету, чего давно уже не делал. Вернувшись, зашел в ванную умыться и почистить зубы. В квартире было тихо, и Нина Сергеевна, несомненно, слышала все его передвижения. Когда он проходил мимо ее комнаты, дверь распахнулась. Нина Сергеевна стояла перед ним явно потрясенная, с выражением полной растерянности на лице, одетая лишь в халат и сжимая в руках новый вибратор. После нескольких секунд томительного безмолвного диалога глаз она вдруг припала к груди Александра и разразилась рыданиями. "Какие же мы с тобой несчастные!" - сдавленно шептала она сквозь рыдания, в один миг словно превратившись из сильной взрослой женщины в слабую беззащитную девочку, ищущую защиты у мужчины.

Александр нежно обнял ее и стал гладить, стараясь утешить, пока оба неожиданно не почувствовали, что их объятия и ощущения перешли в некое иное качество. Дальше все произошло столь стремительно, что ни он, ни она даже не заметили, как оказались в кровати Нины Сергеевны и слились страстно и самозабвенно в упоительном и стремительном любовном акте, закончившемся обоюдным оргазмом.

Все объяснения были уже потом, перемежаясь с новыми вспышками страсти, в чем оба, казалось, были неутомимы.

Когда они стали жить уже не как зять-вдовец и теща-вдова, а как муж и жена, ему было 29, а ей 45. Шестилетний малыш называет Нину Сергеевну мамой. И так они живут уже четыре года. А о том, что будет дальше, пока просто не задумываются. Так им легче.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы