291

Греют ли стены в доме престарелых?

АиФ Европа № 3 11/07/2007

Европейское общество стареет. Если в 60-х годах только 3% пожилых людей в Германии оказывались в домах престарелых, то в 90-х это был уже каждый пятый. В "четвёртом возрасте" жить одному невозможно, а быть обузой для детей или внуков здесь не принято.

В ДОМЕ престарелых еврейской общины Берлина Jeannette Wolff Heim по пятницам шаббат. Столы накрывают белыми скатертями, зажигают свечи. Пожилые люди повторяют за раввином молитву. Многие из них в инвалидных колясках.

Более половины обитателей - выходцы из бывшего Советского Союза. Поэтому русская речь здесь - дело обычное.

7-этажное здание с небольшим садом, расположенное в центре, окружено оградой. Над воротами - видеокамера, круглосуточная охрана у входа и "металл-детекторы". Здесь на 81 жителя 23 медсестры, работающие в три смены. Каждый житель, как правило, получает отдельную 1-комнатную квартиру со всеми удобствами и необходимое медицинское обслуживание. Всё немного напоминает больницу и одновременно общежитие, жителям которого от 59 до 100 лет.

"День - как ночь..."

КОГДА Иосиф Вишневецкий вместе с женой и дочерью приехал из Одессы в Берлин, ему было уже 93 года. Так получилось, что он вместе с супругой почти сразу поселился в Jeannette Wolff Heim. Она вскоре умерла. "В декабре папе исполнилось 100 лет, - рассказывает дочь Фира. - В актовом зале собрались не только родственники, но и руководство дома, представители еврейской общины. Папу торжественно поздравили, было много цветов, подарков. Потом поднялись к нему в квартиру, накрыли шикарный стол - с красной икрой, пирожками, салатом оливье. Папа выпил рюмочку, танцевал... Он вообще раньше весёлым был... Только вот как сто лет стукнуло, погрустнел... Уже больше 7 лет он живёт здесь. Он не сам переехал... Здесь так принято. За ним хорошо смотрят... Я считаю, что ему лучше, чем если бы он был целый день один в квартире, когда все работают, заняты. У него две дочери, и у нас по двое детей. Мы уже пожилые - внуки, заботы, но каждый вторник всё бросаем и приезжаем к нему. Заключили договор с одной фирмой, чтобы с ним два раза в неделю по часу гуляли - за территорией. За эту услугу платим 20 евро в месяц. Проживание папы оплачивает отдел социального обеспечения, а мы доплачиваем 8 евро в месяц. Так они рассчитали..."

Квартира - 40 м2. Кухня, ванная. Из мебели - стенка, кровать, стол и стулья. Телевизор, телефон. Всё очень просто. Никаких излишеств.

У Иосифа Вишневецкого вторая группа по уходу, но ни за что не скажешь, что ему уже сто лет. "Я не курил, не пил никогда. До сих пор по возможности делаю гимнастику. Что ещё сказать? Настроение нехорошее. Ну, во-первых, я слепой и ничего не вижу, день - как ночь... За нами более-менее прилично смотрят. Сёстры нас купают, стирают бельё, всё делают, чтоб мы жили спокойно. Годы эти тяжёлые, и вообще-то я не советую никому жить до ста лет... Кто его знает, что ещё предстоит? Думаю сейчас, что самое главное - это конец... Желание у меня, чтобы больше посещали родные, а то очень редко приходят.... Только дочка раз в неделю на два часа... А с медсестрой - самая лучшая дружба у нас. Лена исключительно отзывчивая..."

Медсестра Лена Берман год ухаживает за Иосифом: "Я работаю в утреннюю смену. Господин Вишневецкий встаёт сам в семь утра. Я захожу к нему, сажаю его на кухне, брею. Потом прихожу перед завтраком, завешиваю его - чтобы не испачкался во время еды. Завтрак приносят в комнату. В кашу нужно положить творог и долить молока - это его личная привычка... И ещё одна - он каждый день по часу любит сидеть на балконе... То есть все такие "маленькие моментики" нам известны. В комнате есть звонок, чтобы позвать персонал, когда нужна помощь. В течение моей смены за 12 часов я бываю у него раз 6-7. Он слепой, но привык к своей обстановке, ориентируется по стенам, по дверям. А разговаривать с ним всегда интересно на любые темы... Да, мы привыкли думать, что, мол, старику всегда лучше дома, что стены греют... Во-первых, за 7 лет проживания здесь стены становятся родными. А так... пришли дети с работы, усталые, что они могут ему дать?"

"Меня здесь называют "беби"

ЭСТЕР Розенберг живёт в Jeannette Wolff Heim уже почти 8 лет: "Мой муж был старше меня на 27 лет. Сначала я ухаживала за ним дома, но в какой-то момент стало очень тяжело. Я спросила: "Что ты думаешь, если мы переедем в дом престарелых?". Посмотрели несколько заведений, но остались недовольны. Когда пришли сюда, поговорили с руководством, посмотрели квартиру, муж через 2 минуты принял решение: "Въезжаем..." Ему тогда было 96, в инвалидной коляске... 5 лет назад он умер. Мне его очень не хватает. Я осталась в нашей 2-комнатной квартире. Для меня очень важно пространство, не могу жить в тесноте, я должна передвигаться.

Иногда чувствую себя одиноко. Здесь разница в поколениях чувствуется очень сильно. Многим по 90 и больше. Некоторые уже не в себе... Меня здесь называют "беби", я одна из самых молодых - 76 лет. После смерти мужа часто спрашиваю себя: "К чему я всё ещё здесь?" Но потом думаю: "Может быть, смысл в том, что я могу чем-то помочь другим?" Если кто-то мне звонит или приходит с просьбой, чувствую себя при деле.

Когда я была маленькая, хотела иметь 12 детей - всех знаков зодиака. Но у меня нет детей, и сегодня я рада... Нет зависимости и нет обиды на них, если бы они меня сюда отправили... То есть во всём есть какой-то смысл. Здоровье ухудшилось. Чувствую, что в ближайшее время мне потребуется помощь... У меня ведь рассеянный склероз. Хожу в синагогу - она находится прямо здесь, на территории, это мне много даёт. У нас здесь свобода - можем выйти куда хотим, на Рождество уехать, ужин в комнату заказать... Всё так по-семейному, не знаю, как сказать, но у меня всё есть... Но, если честно, я бы не хотела дожить до ста лет. Если здоров, при рассудке и физической силе - тогда да. Если по-другому, это ужасно. Когда тебя кормят с ложечки, меняют памперс, а съесть кусок мяса - наказание, какая это жизнь?"

В одиночестве приходит страх

"ЕВРЕЙСКОЙ общине Берлина принадлежат три дома престарелых с различными режимами по обслуживанию: резиденция (Leo Baeck Heim), госпиталь (Hermann Strauss Hospital), ориентированный на тяжелобольных, требующих круглосуточного ухода, и Jeannette Wolff Heim: здесь проживают пожилые люди как требующие ухода, так и вполне самостоятельные", - говорит заведующий господин Вольф.

"Каждый житель имеет своего постоянного лечащего доктора, их также посещают глазной, ортопед, психиатр и другие, - рассказывает старшая медсестра Ирина Целевич. - Мы работаем с тремя физиотерапевтами. Регулярно приходит парикмахер. Для стариков важно, чтобы они были вместе и персонал был рядом, чтобы они не чувствовали одиночества, потому что в одиночестве приходит страх...

Отличительной особенностью нашего дома престарелых является и то, что персонал большей частью русскоговорящий.

Питание здесь кошерное. Существует меню для диабетиков. Если у кого-то аллергия на какой-то продукт, об этом известно работникам кухни. Если необходимо, пищу протирают.

Конечно, психически очень давит, когда видишь, как старики страдают, - нет ни одного дня, чтобы у кого-нибудь что-нибудь не болело. Редко кто говорит: "Мне хорошо, мне ничего не надо".

Доктор Эльяшевич последние три года представляет интересы жителей всех трёх домов в правлении еврейской общины. "Те, кто живёт у нас, получают больше и лучше, чем они бы имели дома... Я проработал терапевтом в Латвии много лет и, приехав сюда, был поражён - как далеко здесь ушли вперёд. Но существуют три важных момента, находящихся в неравном балансе: ожидания родственников, потребности пациента и возможности персонала, зависящие во многом от финансирования... В Германии идёт поиск новых форм обслуживания. Открываются небольшие частные дома престарелых. Я не знаю, какой будет демографическая ситуация через 50 лет - все модели будущего приблизительные... Знаю только, что такого "люкса", как сейчас, в Германии в будущем точно не ожидается. Но и голодать люди не будут".

На 25 жителей - 14 медсестёр

В HERMANN Strauss Hospital живут пациенты, которые не могут сами передвигаться и требуют круглосуточного ухода. Более половины из них страдают старческим слабоумием. 1- и 2-местные палаты с умывальниками. Душ, туалет и ванная - на этаже. О "люксе" здесь мечтать не приходится. Но тем не менее и этот госпиталь заполнен стариками.

Кто платит?

В ГЕРМАНИИ различают 3 группы в зависимости от нуждаемости в уходе (Pflegestufe) - от первой, самой лёгкой, когда человек может сам передвигаться, питаться и элементарно себя обслуживать и только частично нуждается в помощи, до самой тяжёлой (Haertefall), когда нужен круглосуточный уход. В зависимости от группы кассы страхования (Pflegeversicherung) доплачивают за содержание пожилого человека в доме престарелых определённую сумму. Пребывание жителя с 1-й группой по уходу в Jeannette Wolff Heim стоит в месяц 2188,48 евро. В этом случае касса оплачивает 1023 евро в месяц. Остальное вычитается из пенсии. Пребывание человека, нуждающегося в круглосуточном уходе, стоит максимально 3178,85 евро в месяц, касса оплачивает 1688 евро. Если пенсии не хватает, дому престарелых доплачивают дети старика. Если они неимущие, финансирование берёт на себя отдел социального обеспечения.

Существует и так называемая "нулевая группа" (Pflegestufe 0), и тогда проживание в доме престарелых нужно полностью финансировать из собственных средств.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах