aif.ru counter
519

Швейцарские "переселенцы" в калужской деревне

АиФ Европа № 12 20/12/2005

Видел по немецкому ТВ сюжет про швейцарцев, которые переехали в какую-то захудалую российскую деревню, купили ферму и производят молоко. Было бы интересно узнать подробнее - как они там устроились, как работают и насколько это перспективно.
Александр Б е к к е р, Германия

К ШВЕЙЦАРСКИМ фермерам, обосновавшимся в глухой русской деревушке Горбенки Калужской области, отправился наш корреспондент.

...ПРОМОЗГЛЫМ ноябрьским утром пересаживаюсь из московской электрички в автобус на пригородном калужском автовокзале. За окном мелькают покосившиеся домики на дачных участках. По словам попутчицы бабы Шуры, раньше все стремились получить земельный участок в этом районе, а после того как отменили несколько автобусных маршрутов, люди перестали ездить: своим ходом добираться неудобно и накладно. Местные дороги, вернее, то, что от них осталось, - хорошая трасса для Сamel troffi - что ни поворот, то колдобина, только успевай баранку крутить! Зато перед глазами расстилается настоящий левитановский пейзаж. И река Угра - та самая, на берегах которой в 1480 году русские войска избавили соотечественников от татаромонгольского ига.

На подъезде к вотчине Ханса Петера Михеля и Якоба Беннингера виднеется развевающийся на ветру красно-белый швейцарский флаг рядом с российским триколором, прикрепленные к водокачке, - такая вот дружба народов. Сама ферма снаружи мало чем отличается от обычного российского коровника, однако внутри настоящий евростандарт. Во внешнем облике новых хозяев не заметила ничего, что говорило бы об их буржуинском происхождении: заросшие щетиной, в видавшей виды робе и грязных ботинках, они больше напоминают простых подмосковных крестьян.

Местных тракторов - спасибо, не надо

ХАНС и Якоб уехали из родной благополучной Швейцарии в 2003 году. История с переселением началась с чтения в местной специализированной газете для фермеров статьи о том, что российскому сельскому хозяйству требуются люди, готовые поделиться своим опытом и инвестициями. Потом пару раз приезжали в Россию с ознакомительными поездками - выбирали место для будущей работы. На вопрос, почему решились на такой отчаянный поступок, они дружно и с неподдельным азартом отвечают: "У вас много необработанной земли! Швейцария - маленькая страна, и мы даже мечтать не можем о том, чтобы купить там ТАКОЙ участок. А если бы и купили, то не было бы таких возможностей для развития - слишком высокая конкуренция и налоги".

Новый просторный деревянный коровник на триста голов - предмет особой гордости хозяев. Ханс и Якоб используют беспривязный метод содержания буренок, что, по их мнению, очень хорошо сказывается на надоях и на приплоде. В старом коровнике рядом со взрослыми животными в нескольких загонах задорно взбрыкивают разновозрастные телята.

Сам цех по производству молока представляет собой небольшое помещение, в котором установлена упаковочная линия. Здесь же делают сыр по швейцарской технологии из непастеризованного молока. Не скрою, я с аппетитом снимала пробу и с того и с другого, все действительно очень вкусно.

"Дело в том, что европейский рынок сейчас перенасыщен порошковым молоком, и его любыми путями сбывают в страны третьего мира, в том числе в Россию, - просвещают меня швейцарцы. - Продукты, которые производятся у нас на ферме, полностью натуральные и без добавок. До столицы они не доезжают по той простой причине, что все расходится по местным заказчикам. А сыр мы отправляем в основном в посольство и знакомым". Одна такая посылка с аппетитными сырными головками уехала из Горбенок вместе со мной и на вокзале в Москве была передана в руки соотечественнику Ханса и Якоба.

Отдельным пунктом нашей экскурсии по швейцарско-калужским угодьям был ангар для сельскохозяйственной техники. "Машина - как любимая девушка: чем больше о ней заботишься, тем дольше и исправней она тебе служит, - с хитрым прищуром через переводчицу Наташу обращается ко мне Ханс. - Все машины у нас импортные. Лучше купить двадцатилетний западноевропейский трактор, чем новый белорусский. У вас ведь с советских времен нет никакой конкуренции. Вон, видите, стоят два отечественных трактора - мы их продаем, потому что они совсем не оправдали наших ожиданий".

Сено в пленке

НЕПОДАЛЕКУ лежит упакованное в специальную пленку сено. Ханс и Якоб обеспечивают им не только свое, но и соседние частные хозяйства, которые сами по каким-то причинам не в состоянии делать заготовки на зиму. "Во время перестройки все колхозы у вас были разрушены, а взамен не создано ничего нового, - со знанием дела продолжает Ханс. - А те хозяйства, которым удалось тогда выжить, загибаются на глазах, поголовье скота уменьшается год от года. И это при том, что Россия - в прямом и переносном смысле непаханое поле для хорошего фермера. Столько земли - только успевай обрабатывать!"

Ханс и Якоб - очень рачительные хозяева, от их взгляда не ускользает ни одна мелочь. Когда мы с переводчицей Наташей собирали картонные коробочки для сыра, чтобы отправить его со мной в Москву, они за нами внимательно следили - как бы не попортили тару. "Если сделаем что-то не так, вычтут из зарплаты - одна коробочка стоит 16 рублей", - сказала по секрету Наташа. Хозяева никогда ничего не забывают: "Молчат-молчат, а потом как выдадут все сразу, мало не покажется!"

Был случай, когда один рабочий по пьяни сломал ворошилку - это такая машина для обработки сена. У него из зарплаты помесячно вычитали штраф. "Но нерадивый работник просто сбежал через некоторое время, и мы остались ни с чем, - жалуется фермер. - Хотелось бы отучить людей от пьянства и халатного отношения к технике, ведь от этого зависит не только наша прибыль, но и их зарплата, перспективы. С другой стороны, мы прекрасно понимаем, почему так происходит. Русские привыкли, что им только обещают светлое будущее и постоянно обманывают, а это, естественно, сказывается на качестве работы".

Пока живем в "скворечнике"

САМИ хозяева на вопрос о продолжительности своего рабочего дня и культурном досуге ответили так: "У нас круглосуточный график - работаем все семь дней в неделю, иногда по вечерам, конечно, позволяем себе выпить водки и попариться в бане". Личная жизнь у фермеров - это часть рабочего процесса. У Ханса здесь появилась, можно сказать, настоящая семья - девушка Юля с маленьким ребенком, который уже называет его папой. Она работает в цехе по переработке и упаковке молока. "Когда график напряженный, встречаемся раз в четыре дня, в ее смену, но иногда я все-таки езжу к ней домой. Надеюсь, у нас скоро будут дети - красивые, как Юля, и ответственные, как я", - делится своими "селекционными" планами Ханс.

Что удивило больше всего - так это место обитания швейцарцев. Они живут прямо на территории фермы в надстройке над гаражом, называемой в просторечии скворечником. При этом считают, что отсутствие большого благоустроенного дома заметно облегчает жизнь: "Понимаете, создание бытовых удобств отнимает много времени и денег, так что мы тут обходимся малым и прекрасно себя чувствуем, - философствует Ханс. - Зато весной у нас будет по отдельной комнате в гостинице, которую мы строим неподалеку от фермы. Многие наши знакомые в Швейцарии проявляют интерес к сельскохозяйственному бизнесу в России, поэтому мы планируем проводить ознакомительные поездки, развивать у себя агротуризм или просто сдавать номера".

"Здесь такие красивые места. Просто вы, русские, к этому привыкли и пока не понимаете, что вся прелесть природы в ее естественности, а ухоженные европейские ландшафты быстро приедаются, - размышлял Якоб, обводя меня вокруг огромной лужи. - Ой, у вас слишком чистая обувь для этой местности, передвигайтесь поосторожней". А ведь он был прав, подумала я уже дома, когда уставшая, но довольная отмывала грязь с ботинок и предвкушала ужин с самым настоящим швейцарским сыром, изготовленным самыми настоящими швейцарцами в глухой калужской деревне.


ДЛЯ СПРАВКИ

Якобу БЕННИГЕРУ (Швейцария, Рюттихоф, Аттикон) 58 лет.

Хансу Петеру Михель (Швейцария, Бениген) 42 года.

Предприятие СХ ООО "Швейцарское молоко" было основано в 1999 году, Якоб и Ханс купили предприятие в апреле 2004 года.

Молоко из доильного зала поступает в цех переработки, где оно пастеризуется и упаковывается и сразу развозится в близлежащий поселок Товарково и в город Калуга.

Всего на предприятии работают 35 человек.

Количество дойных коров - 149, всего 359 голов.

Средний удой - 4500 литров за лактацию.

Максимальный суточный удой одной коровы - 30-33 литра.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество