aif.ru counter
44

Большой театр не хочет быть музеем

АиФ Европа № 1 05/02/2004

НОВЫЙ год Большой театр начинает с гастролей во Франции. На сцене Парижской оперы будут показаны три спектакля - "Лебединое озеро" (своеобразная "визитная карточка" Большого), "Дочь фараона" Лакотта и "Светлый ручей" в постановке Ратманского - одна из премьер ушедшего 2003 года. О планах, проблемах и надеждах самого знаменитого театра России говорит генеральный директор ГАБТ Анатолий ИКСАНОВ.

- ДЛЯ НАС эти гастроли очень важны, потому что Москва и Париж по-прежнему считаются балетными столицами мира, а Большой театр и Парижская опера - хранителями традиций классического балета. К тому же на сцене "Гранд-опера" нас не было 13 лет. Хотя за последние три года у нас сложились очень теплые отношения с Парижской оперой. Пьер Лакотт поставил на сцене Большого "Дочь фараона", великолепно прошло сотрудничество с Роланом Пети - его "Пиковая дама" была отмечена Государственной премией России. В итоге мы договорились о гастролях напрямую с руководством Парижской оперы - без участия министерств культуры, импресарио и пр.

- В гастролях примут участие все примы Большого?

- Едут все наши звезды: Андрей Уваров, Сергей Филин, Мария Александрова, Светлана Захарова, Галина Степаненко, Надежда Грачева. К сожалению, Николай Цискаридзе не так давно получил серьезнейшую травму во время репетиций именно на сцене Парижской оперы, куда он ездил по приглашению Ролана Пети. Нам даже пришлось менять гастрольный репертуар. Изначально планировалось вывезти в Париж "Пиковую даму", но так как Николай - единственный исполнитель этой партии, мы вынуждены были отказаться.

- Большой театр воспринимается на Западе как цитадель классики. А пойдет ли западный зритель на модерн в исполнении Большого? Им, наверное, и своих новаторов хватает.

- На премьеру "Ромео и Джульетты" приехали наши импресарио из Великобритании, США и Японии. Они очень хорошо приняли этот спектакль. Летом "Ромео и Джульетта" едет в Лондон, осенью - в США, в 2006 году планируются гастроли в Японию. Это - решение специалистов, которые не только разбираются в балете, но и знают вкусы своей публики. Да, Большой театр очень часто воспринимается как имперский театр (в положительном смысле этого слова), так как не каждый театр мира может позволить себе иметь труппу такого размера. Поэтому отличительная черта Большого - масштабные постановки. Почему "Дочь фараона" не идет ни в одном театре мира? Потому что этот спектакль под силу разве что Парижской опере, ну, может, еще Мариинка это осилит. То же самое касается и оперы.

С другой стороны, Большой театр не музей, и мы не ставим себе задачу (на что нас, кстати, многие подвигают) "законсервировать" собственный стиль. Напротив, сейчас у нас появилась Новая сцена, на которой можно экспериментировать, искать новые возможности. Одна из удачных премьер Новой сцены - опера Стравинского "Похождения повесы", которую многие критики назвали самым значимым оперным событием за последнее десятилетие в Москве. На мой взгляд, очень интересен спектакль Някрошюса "Макбет". Но при этом у нас в репертуаре есть "Хованщина", Роберт Стуруа на основной сцене будет ставить "Мазепу". Потому что главное для нас - сохранение и поиск русских оперных произведений, да и Запад ждет от Большого театра именно русскую оперу, это им интересно. Было бы наивным везти в Италию оперы Верди, к примеру. Хотя мы стараемся расширять репертуар, заказывая оперы современным композиторам.

- И вокруг одного из этих заказов скандалы не утихают уже целый год - я имею в виду совместную работу писателя Владимира Сорокина и питерского композитора Леонида Десятникова. По слухам, действующими лицами оперы должны стать клоны композиторов-классиков.

- Либретто оперы уже готово, и, уверяю вас, в нем нет ничего скандального. Мне некоторые "умные люди" предлагали: "А вы замените Сорокина на другого автора". Но, простите, есть такое понятие - творческий тандем. Десятников работает именно с Сорокиным, потому что тексты Сорокина хорошо ложатся на его музыку.

Премьера должна состояться в следующем сезоне. Там будет много сюрпризов для зрителей. Мне, правда, уже обещают всевозможные неприятности, вплоть до того, что "сорвем вам премьеру, не пустим зрителей в театр". Но мы стараемся не обращать на это внимания.

- В балетной труппе Большого в последнее время появилось много молодых талантливых танцовщиков. А в опере? Кстати, Николай Басков все еще состоит в труппе Большого театра?

- Да, Басков до сих пор в штате, но, к сожалению, своей оперной карьере он уделяет слишком мало времени. Если раньше большую часть его внимания поглощала эстрада, то сегодня на первое место вышло участие в политической жизни страны. Он, видимо, с головой ушел в процесс, а это напрочь перечеркивает для него возможность работать на подмостках оперного театра. Потому что политика и опера - вещи несовместимые. Хотя бы потому, что работа певца над голосом занимает очень и очень много времени. А ведь Басков - человек одаренный и мог бы быть очень неплохим оперным солистом. С молодыми именами в опере действительно проблема - причем не только у нас. Дело в том, что в музыкальных театрах на Западе сегодня практически нет стационарных трупп. Солисты ездят по всему миру, из театра в театр. В этом смысле опера становится самым интернациональным видом искусства. У нас появился замечательный бас, солист Большого театра Миша Козаков, победитель конкурса им. Чайковского. Но как только он стал лауреатом, ему тут же предложили целую серию контрактов, и он поехал по миру. Решением проблемы могло бы быть долгосрочное планирование репертуара, как это делается на Западе, где постановки определяются на три-четыре года вперед. А значит, можно планировать, каких солистов на какие роли мы пригласим. Я лично считаю, что та труппа, которую сегодня имеет Большой, не должна существовать в ее нынешнем состоянии. У нас в штате значится 87 (!) солистов. Во-первых, это абсолютно нерентабельно, а во-вторых, хотя наши певцы - люди очень достойные, выступают они преимущественно в других театрах, а на сцену ГАБТ выходят всего 4-5 раз в год, значась при этом солистами Большого театра. Проблема эта серьезная, и решать ее надо кардинально. Хотим мы этого или нет, но в конце концов мы придем к контрактной системе, по которой сегодня живет весь мир.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы