aif.ru counter
382

Последний путь (07.01.2009)

АиФ Детская Энциклопедия № 1 08/01/2009

В 1257 году из Орды пришла плохая для Руси весть - убит Сартак, побратим Александра, взошедший на трон вслед за умершим годом ранее Батыем. Сартака убил родной дядя Берке, первый монгольский хан, исповедовавший мусульманскую веру. На этой почве у него с племянником и возникла жестокая вражда. Сартак якобы заявлял: "Ты мусульманин, я же держусь веры христианской; видеть лицо мусульманское для меня несчастие". За такие заявления он и поплатился...

Великий хан Мункэ назначил править в Орде несовершеннолетнего внука Батыя Улагчи, но и тот вскоре умер. Правителем Золотой Орды стал Берке.

В то же время у монголов созрела мысль упорядочить сбор дани. Для этого решено было провести перепись всего русского населения, чтобы понять, кто и сколько должен платить.

Занимались сбором дани баскаки, монгольские военные чиновники. Сначала к баскакам просто приставлялась вооружённая охрана, но затем начали формироваться целые отряды баскаков, образующие, фактически, регулярную армию. С началом переписи в отряды баскаков стали силой набирать и русских людей. Это, естественно, добавляло напряжённости в унизительный и тяжёлый процесс сбора дани - одно дело, когда грабят чужие, а другое дело, когда в этом участвуют свои.

Более того, эти русские отряды во главе с монголом, не подчинялись князю - только хану. "Великий" или, лучше сказать, главный баскак всегда находился при дворе Александра. Отсюда он контролировал ситуацию. Переписав население Владимиро-Суздальского княжества и утвердив размер положенной дани, баскаки обратили свои взоры на Новгород и Псков.

Известие об этом повергло бояр в ужас и вызвало возмущение. Как мы помним, формально Новгород и Псков не были завоёваны монголами. Почему же они должны платить дань, как и те земли, что были захвачены? А дань-то была назначена не маленькая: таможенная пошлина (тамга) на обширную новгородскую торговлю, да ещё и десятина - десятая часть от доходов города.

Среди бояр и в народе начались стихийные волнения. Посадник Михаил, ставленник Александра, как мог, уговаривал новгородцев покориться. Но его и слушать никто не стал, а сам он вскоре был убит.

В дело пришлось вмешаться Александру. Со своим войском он выступил из Владимира и пошёл к Новгороду. Вместе с ним ехали и монгольские послы. Тяжело было князю... Не хотел он брато-убийственной войны, но понимал, что, если не усмирить бунт, то крови прольётся во много раз больше, а Новгород и Псков постигнет участь других русских земель - полное разорение.

Ещё больнее было осознавать, что заодно с мятежными боярами выступал и занимавший новгородский престол Василий. Правда, узнав о приближении войска, Василий Александрович бежал в Псков, таким образом, избавив отца от тяжкой участи воевать против сына.

Александр въехал в Новгород - никто не приветствовал его. А ведь это был его город. Город, в котором он столько лет княжил и который не раз доблестно спасал от завоевателей. А теперь Невского встретило полное скрытой враждебности молчание пустых улиц. Больно было князю, но он должен выполнить то, ради чего пришёл.

Созвали вече. На нём выступил монгольский посол и огласил требования великого хана об уплате дани. Новгородцы от этих требований категорически отказались, толпа вновь взбунтовалась. Бояре преподнесли монголам богатые дары для хана и попросили их, что называется, убираться восвояси.

Жестокое наказание стало неминуемым. Но случилось чудо: послы действительно уехали. Александру невероятными усилиями удалось убедить их, что он сам усмирит мятежников.

Как только отбыли послы, Александр приступил к решительным действиям. Войска князя окружили город. В Псков отправился отряд, который арестовал и доставил в Новгород Василия. Был учинён суд, на котором выявили всех главных участников мятежа, в том числе и тех, кто "князя Василия на зло повёл". Расправа была беспощадной. Иных казнили, иным, по средневековому обычаю, выкололи глаза или вырвали ноздри.

Можно было бы, конечно, умолчать этот факт, но из истории, как и из песни, слова не выкинешь. Иначе не мог поступить Александр - не понимали бояре, что навлекают на Новгород страшную беду - монгольские орды. Их приход означал разорение и долгий многовековой упадок богатого города, как это случилось с другими русскими землями.

Казни не сразу испугали новгородцев, мятежи продолжались. На улицах подкарауливали и убивали княжеских дружинников. Зимой 1259 года пришло известие, что монгольские войска уже находятся на подступах к Новгороду. Эта весть, правда, была ложной, распущенной по приказу Александра. Только так ему удалось без большого кровопролития убедить новгородцев подчиниться и принять татарских переписчиков.

Но стоило только начаться переписи, как вновь вспыхнули восстания. Простые люди отчаянно сопротивлялись завоевателям. "И бысть мятеж велик в Новегороде и по волости", - свидетельствует летописец.

Монголы не чувствовали себя в безопасности. Они начали угрожать Александру, что уедут, а вместо них действительно прибудет регулярное войско и подавит мятеж. Этого князь допустить не мог и организовал охрану монгольских переписчиков. Но волнения продолжались. Больше всего простой народ возмущал размер налагаемой дани. Он не зависел от зажиточности двора: и богатые, и бедные платили одинаково. Это разделило город на два враждующих лагеря: бедные собирались на Торговой стороне, богатые - на Софийской.

Однако организовать масштабное сопротивление монголам новгородцы не смогли, и им пришлось допустить переписчиков в свои дома.

Завершив перепись, монголы уехали. Уехал и измученный волнениями Александр. Вместо себя он оставил княжить в Новгороде своего младшего сына Дмитрия, который был ещё подростком. Василия же под конвоем отправили во Владимир.

Так, впервые в своей истории покорился Господин Великий Новгород. Благодаря Александру, покорился почти без крови. Хотя бывает ли "почти" в отношении человеческой жизни? Поэтому с этих пор князь решительно пресекал любые попытки не то что выступить против монголов, а даже выразить недовольство их действиями. Каждый год он лично возил в Орду дань, неоднократно совершал труднейшие и длительные поездки в Монголию. Там он видел военную мощь и многочисленность врагов, их строгую организацию, основанную на беспрекословном подчинении. Ещё и ещё раз убеждался Александр - воевать с монголами сейчас (!) бесполезно.

Укреплял князя в этой мысли и пример тех, кто думал и действовал иначе. Вспомним о Данииле Галицком. Тот, поверив лживым папским обещаниям о помощи в борьбе с татарами, на перепись не согласился. Несколько раз ему удалось успешно отбить атаки мелких монгольских отрядов. Но терпение Орды кончилось, и на Галицко-Волынское княжество было послано войско во главе с опытным военачальником Бурундаем.

Даниил был разбит наголову. По требованию татар князь приказал срыть укрепления крупных городов своего княжества. В результате жители лишились защиты, и ещё много лет им пришлось страдать от набегов кочевников. Обложены они были и данью, а никакой помощи от папы римского Даниил так и не получил...

Тем временем Александр, добившись относительного спокойствия в отношениях между Русью и Ордой, уловил подходящий момент, чтобы поставить окончательную точку в борьбе с Ливонским орденом. Дело в том, что в Прибалтике, завоёванной крестоносцами, возникло серьёзное сопротивление захватчикам.

В середине июля 1260 года великий князь Литвы Миндовг в битве при озере Дурбе нанёс сокрушительное поражение войску Ордена. Только знатных рыцарей погибло около 150 человек, включая и главного магистра Ордена Бургарда фон Горнгузена. Не помогло даже пришедшее на помощь датско-шведское войско, тоже понёсшее большие потери. В плен литовцы взяли 14 рыцарей, и 8 из них торжественно принесли в жертву своим богам - заживо сожгли на костре.

Отношения с Литвой у Руси традиционно были сложными. Не раз литовцы объединялись с Ливонским орденом, чтобы нападать на Русь. Но теперь ситуация изменилась. Литовцы начали бороться за свою независимость, и в этой борьбе им был нужен союзник. Миндовг, практически сразу после своей победы, отправил к Александру послов с предложением объединиться для борьбы с Орденом. Князь согласился, и весной 1262 года был заключён договор, в котором совместное русско-литовское наступление на ливонцев было назначено на лето того же года.

К сожалению, этот поход хоть и состоялся, но не имел успеха. Миндовг со своим войском пришёл к главной крепости ливонцев Венден и осадил её. Русские опоздали и смогли выступить лишь осенью. Войско возглавлял не сам Александр, а его юный сын Дмитрий. Он подступил к другой ливонской крепости Дерпт и одним штурмом взял эту неприступную, "в три стены", твердыню. Но ко времени этой победы Миндовг уже оставил Венден. Русское войско дальше не пошло и возвратилось в Новгород.

Из-за несогласованных действий союзников полной победы над ливонцами добиться не удалось. Если бы у Александра тогда была возможность посвятить себя внешнеполитическим делам и самому возглавить поход, успех, скорее всего, был бы достигнут. Но у великого князя появились серьёзные причины заняться внутренними проблемами.

Восстания против татар в разных городах стихийно возникали и после новгородского мятежа. Однако они особенно участились после того, как Каракорум принял решение передать сбор дани мусульманским купцам. Те действовали так: сразу вносили подать монголам в положенном размере, а взамен получали полномочия взыскивать её с русских городов. В народе этих сборщиков дани прозвали "бесерменами".

Защищённые монгольской властью, бесермены при сборе дани не церемонились. Баскаки брали положенную мзду не себе, а татарам, а вот бесермены возвращали свои кровные, уже заплаченные средства. Естественно, они были не в пример более жестокими.

Если человек не мог заплатить сразу, то ему давали небольшую отсрочку, но при этом начисляли грабительские проценты. Люди выбивались из сил, чтобы заплатить дань. А ведь разрушенное хозяйство Руси только начало возрождаться... Бедные влезали в долги и окончательно разорялись. Тогда их вместе с семьями уводили в Орду, где они становились рабами, а рабство - это ведь, за редкими исключениями, навсегда...

Отчаяние всё больше охватывало Русь. Казалось, это никогда не кончится, не было надежды на хоть какое-то облегчение, возможность возрождения. В этих условиях, конечно, люди бунтовали. И они уже не думали о том, что потом придут монголы и всё порушат, пожгут, да и убьют, скорее всего. Зато у них был шанс, пусть ненадолго, но сбросить с себя ненавистное иго.

Особый гнев русских людей вызывало и то, что в отличие от монголов мусульмане-бесермены не только не уважали православную религию, но и оскверняли церкви.

Стихийные восстания вспыхнули одновременно во многих крупных городах Руси. Толпы людей нападали на дома, в которых жили бесермены и силой изгоняли их. Хотя летописец писал: "И побиша татар везде, нетерпя насилия от них", стоит сказать, что убивали лишь в крайнем случае. Целью всё-таки было именно изгнание проклятых сборщиков дани с родной земли.

Такое положение вещей, конечно, не устраивало Орду. Хан Берке уже собрал огромное войско, чтобы "огнём и мечом" восстановить на Руси свою власть. Вот тогда-то Александру и пришлось срочно ехать в Сарай - он должен был не допустить нового жестокого разорения страны. Из-за этой поездки и не удалось ему поучаствовать в походе против ливонцев, а ведь он был так близок к осуществлению своей мечты - окончательному разгрому католических агрессоров.

Александр ехал в Орду, чтобы, как замечательно сказал летописец: "Отмолить перед ханом людей от беды..." Опять молить... А ведь его место было там, на поле боя, где под оглушительный звон мечей он мог бы завоёвывать славу Руси, создавать её мощь и отстаивать независимость. Тяжело было князю, да и предчувствовал он, наверное, как недолго ему осталось. Ведь это была его последняя поездка...

Тем не менее Александр понимал свою огромную ответственность за русскую землю. Он должен был её защитить, и ему это удалось. Князь прибыл в Орду, когда оттуда уже готовы были идти на Русь войска хана.

Александр не только остановил этот поход, но и договорился с монголами, что отныне дань будут собирать сами русские князья! Эта дипломатическая победа кажется невероятной, если учесть, что князю пришлось вести переговоры с разозлённым убийствами и изгнаниями своих людей ханом да ещё в тот момент, когда "под окнами" слышалось бряцание оружия готового к выступлению войска.

Невероятным кажется и то, что это была не единственная победа Александра. Помимо дани, монголы наложили на русских обязательство собирать по их требованию дружины, которые будут участвовать в завоевательных походах татар. Это было крайне обременительно для Руси. Нужно было возрождать разорённое хозяйство, а тут приходилось отрывать от дела мужчин, чтобы вести их под предводительством монголов в дальние земли воевать неизвестно за что... Так вот, Александр добился, что в войне с Персией, которую затеяли татары, русские ратники участвовать не будут.

Тяжело дались эти переговоры князю - целый год (!) пришлось провести ему в Орде. Здесь он и заболел. По мнению некоторых историков, Александр, как и его отец, был отравлен. Логика в этой версии есть. Монголам не нужен был такой умный, властный и доблестный князь - им проще было иметь дело с фигурами помельче.

Так или иначе, но истину сейчас уже всё равно установить не удастся, достоверных сведений нет. Поэтому ограничимся фактами.

Осенью 1263 года Александр, уже тяжело больной, выехал на Русь. Достигнув маленького городка на Нижней Волге с соответствующим названием Городец, великий князь почувствовал себя совсем плохо и 14 ноября скончался. Перед смертью он пожелал принять монашеский постриг, и был пострижен в монахи под именем Алексея.

Так в 43 года закончился земной путь великого человека, князя Александра Невского. Совсем другой срок был уготован его посмертной славе...

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы