aif.ru counter
30.12.2006 00:00
611

Дед Максим - Божий человек

АиФ Семейный совет № 23-24 30/12/2006

Узнав о конкурсе "Семья - моя вселенная", который объявила ваша газета, я сразу поняла, о ком буду писать. Не о себе, не о своей семье, а о том человеке, который был для всех нас - односельчан - самым родным и близким. Благодаря которому мы жили как одна большая семья. О деде Максиме...

НИКТО не знает, как он появился в нашей деревне, тихий, спокойный, и в тоже время такой мудрый и сильный. Звали его дед Максим. Никто из нас не знал есть ли у него родные, друзья, знакомые, сколько ему лет, - все это было загадкой - но одно было бесспорно, так уж изначально повелось, что ни одно дело не решалось без деда Максима. Он никогда не поучал, не советовал, не осуждал, он просто говорил: "Подумай сама, как тебе подсказывает твое сердце". Если я, например, говорила: "Не знаю", - он ласково улыбался и отвечал: "Я думаю, разумнее будет сделать так, а ты еще раз подумай, ладно?"

Никто в нашей деревне не припомнит случая, чтобы дед Максим ошибся или дал неправильный совет, все шли к нему с надеждой. Даже председатель колхоза и тот, прежде, чем пахать или сеять, всегда посоветовался с дедом Максимом. А недавно прибывший в колхоз агроном долго сердился на председателя, говоря: "Науке не верите, а какому-то деду доверяете! А я, между прочим, эту науку 5 лет в институте изучал!" Председатель только усмехался: знаю, мол, я вашу науку.

Бывало, пришлют телеграмму: "Сейте!" Попробуй не выполнить. Пора - не пора неважно, да только пока дед Максим не даст отмашку председатель не сеял. Сколько выговоров схлопотал, сколько угроз выслушал в свой адрес - а только конечный результат показывал, что прав был председатель, и угрозы проходили стороной.

Всем дед Максим был, как родной, хотя и держался он как бы в стороне. Жил в ветхом домишке, оставленным когда-то одной семьей, уехавшей в город за легкой жизнью, и никто в деревне не знал, как и на что он жил, чем питался. Но все кто был у него, рассказывали, что в доме была идеальная чистота. И хотя дом снаружи выглядел не очень привлекательно, внутри был чистеньким и уютным. Да и сам дед Максим ходил хоть и в стареньких рубашке и пиджаке, но никто не припомнит, чтобы у него была оторвана пуговка или запачкан воротник.

Кто бы о чем ни попросил, он тут же шел на помощь. Свои услуги сам предлагал редко, но если это делал, то как бы ненавязчиво, и человек с благодарностью их принимал.

Казалось, что нет такой вещи, которой дед Максим не знал. Особенно он любил врачевать детей и животных. Положит свою огромную, но ласковую ладонь, улыбнется, пошепчет что-то: 2-3 минуты, и хворобы как ни бывало.

Бывало девчонка прибежит к нему со словами: "Дед Максим, посоветуй, сватается ко мне парень, а я не знаю, как быть!" Задумается дед Максим и отвечает: "Девонька, девонька, а сердце чего не спросишь?" Она в ответ: "Нравится он мне, да только не уверена я в нем!" Возьмет дед Максим девичью хрупкую ручку в свою большую ладонь, гладит ее, а сам осторожно, чтобы не ранить словами девичье сердечко, говорит: "Он неплохой человек, но сырой еще, приглядись, есть тут твоя половинка, открой сердечко, он и отзовется!"

Удивительный был наш дед Максим...

Но тут вдруг случилось странное дело: сидит он под яблоней и ничего не делает - это на него не похоже. Соседский мальчишка подбежал к деду, чтобы тот починил колесо у машинки, но дед не отвечал. Он позвал еще, но дед так и остался сидеть неподвижно, смотря куда-то вдаль своими голубыми глазами. Малец испугался и побежал к матери.

Весть о том, что дед Максим умер, молнией разнеслась по деревне. Он никогда не болел и вдруг...

Хоронили его всей деревней - от мала до велика. Никто ничего не говорил, слова еще не могли выйти из души наружу. У каждого было только ощущение огромной потери. Потому что не было в деревне человека, которому дед Максим не помог бы. Только с его уходом мы поняли, что давало нам его присутствие.

В деревне всегда был покой и порядок, не было пьяниц, драчунов, матершинников... Все мы будто прозрели - благодаря деду Максиму и жили, как люди. Он был больше, чем родной... И когда на кладбище председатель попытался произнести речь, его голос сорвался. Слезы текли по щекам, но никто не стыдился их, потому что все понимали, кого они провожают в последний земной путь. Осиротела вся деревня. Люди долго стояли на главной площади и не расходились, они не могли уйти домой, что-то их удерживало. Агроном суетливо переходил от одного к другому, и все никак не мог понять, чего они все стоят, когда уже накрыты столы, и давно пора помянуть человека.

Казалось, сама погода скорбит об ушедшем. Серые тучи неслись по небу, и ветер порывисто гнал людей с улицы, не было ни одного, кто бы ушел. Лица были суровы и растеряны, женщины плакали, и такая стояла гнетущая тишина, что хоть вой.

Вдруг небо как будто бы разорвалось, выглянуло солнце, и люди увидели ангела из облаков. Это не было всеобщей галлюцинацией - это просто было. Он плыл по небу вместо серых туч, которые только что были на небе. Люди смотрели и улыбались. Ветер успокоился, и ангел спокойно плыл по голубому небу, как бы успокаивая этих людей. Бабка Дарья улыбнулась своим беззубым ртом и, перекрестившись, сказала: "Божий человек ушел!"

Наталья Капустина (дер. Балыбино, Волог.обл.)

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество