aif.ru counter
27.12.2006 00:00
225

Где же вы, наши герои? Часть 2. Равнение на штрафбат?

АиФ Семейный совет № 21-22 27/12/2006

Какой из современных фильмов о наших, отечественных героях вам запомнился больше других? Такой нелегкий вопрос мы задали продвинутой аудитории - трем десяткам столичных студентов. Подавляющее большинство молодых людей назвали "Штрафбат".

Поэтому с обсуждения именно этого фильма мы решили начать разговор о серьезной проблеме: новые ориентиры добра и зла в хаосе современных кинематографических представлений.

Наш собеседник - руководитель Центра коммуникативных исследований Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Наталия МАРКОВА.

- В современном кинематографе идет постоянный поиск образа положительного героя. Зачем? Образ героя - главнейшая часть любой идеологической конструкции, камертон ценностей. Социальный механизм подвиг - герой - награда запускает в действие систему социального научения. Герою начинают подражать. Его образ и поведение становятся примером для миллионов.

В этом свете, выбор положительного героя "Штрафбата" многозначен. Герой "Штрафбата" не столько комбат Твердохлебов - обаятельный, но схематичный образ сурового и мужественного правдолюбца - сколько целая банда героев-уголовников, выглядывающих из-за его стандартно красивой кинематографической спины. Это и вор в законе Глымов - рассудительный убийца, обстоятельный бандит, обаятельный людоед; и вор-картежник, режущийся в очко даже в разведке и обыгравший немца-языка до нижнего белья, и геройски погибшие от рук подлецов-особистов уголовники, ограбившие буквально лопающихся с жиру тыловиков.

- Может быть режиссеру не удалось создать своего героя потому, что военная тематика ему не очень хорошо знакома? Ведь режиссер "патриотического" сериала Николай Досталь до этого был известен только как автор откровенного фильма "Маленький гигант большого секса". Может, все дело в неудачном кадровом выборе заказчиков фильма?

- Я предлагаю рассмотреть этот вопрос глубже. Недавнее, блестящее прошлое отечественного кинематографа сейчас обвиняют в тотальной идеологизированности, подразумевая, что уж сегодня-то никакой идеологии и в помине нет. Это откровенная ложь. Современный кинематограф не только чудовищно идеологизирован, но и снабжен новейшими пропагандистскими технологиями. Последние 10-15 лет мы подвергаемся непрерывной идеологической бомбежке. Под ее воздействием меняются ценности, установки, поток сознания. При помощи специальных социальных технологий конструируется новый тип человека, подспудно происходят невидимые катастрофические сдвиги в фундаменте общества.

В начале 90-х масса знаменитых и талантливых кинематографистов - актеров, режиссеров, сценаристов - очутились на грани нищеты. Государство отказалось от участия в кинопроизводстве и потеряло не только крупный источник прибыли, но и возможность любого конструктивного влияния на общество. Производство фильмов было практически остановлено и сведено до минимума. Кинопрокат - система возврата средств, вложенных в кинопроизводство - был захвачен американскими кинофирмами. Появилось множество независимых частных студий. Основными фигурами, эдакими экономическими колоссами в кино, стали продюсеры. Они же, по-совместительству, теперь являлись главными цензорами и определяли идеологию.

Главным условием поступления денежных средств для режиссеров стало исповедование предлагаемой идеологии. Кинематографисты, зациклившиеся на художественной правде, человеческих чувствах и прочих бесперспективных бреднях, медленно вымирали. Образовался круг баловней судьбы, продолжавших работать в профессии, получать прекрасное вознаграждение и единовластно представлять новое лицо российского кинематографа. К числу таких принадлежал и Николай Досталь. Нетрудно догадаться, что, работая в тандеме с продюсером Владимиром Досталем, он осуществлял и продолжает осуществлять линию, определяемую источником питания. Так что Выбор режиссера для фильма о Отечественной войне, не только не случаен, но закономерен.

- Каких же "героев нашего времени" предлагают вниманию всей страны создатели "Штрафбата"?

- Одна из центральных фигур - вор в законе Глымов. Грабежи и бытовые убийства на гражданке удавались ему так же безукоризненно, как и военные действия. В своих воспоминаниях о гражданской жизни Глымов безнаказанно режет людей, счастливо играет в "русскую рулетку", вознагражден женской любовью. В пространстве войны его нож так же точно поражает врагов отечества. В сознании незаметно происходит уравнивание преступлений, совершенных в мирное время, и вынужденных военных действий. Известно, что одним из непреложных законов Отечественной войны было спасение раненных, даже с риском для собственной жизни. Глымов добивает тяжело раненного товарища-разведчика, и не случайно именно ему в фильме назначена роль "карающего меча" - он же пристреливает и негодяя-доносчика. Образ вора в законе становится еще обаятельнее и привлекательнее. Безнравственное убийство раненного товарища снова уравнивается с наказанием негодяя. Происходит целенаправленное размывание морально-нравственных норм. Вообще, все преступные, аморальные действия в фильме либо ненаказуемы, либо положительно подкреплены и одобрены. У картежника всегда водится выигранное продовольствие и табачок; насильник укрывается от трибунала и т.д.

Можно было бы приписать это случайному стечению обстоятельств или недомыслию авторов, если бы не общая тенденция. Положительные воры и убийцы стали завсегдатаями экрана. Вспомним, хотя бы, "Бригаду". Криминализация общества - одна из целей новой идеологии. Другая цель, во многом совпадающая с первой, - дискредитация образа армии, ее связь с уголовщиной, преступлением. Эта линия наблюдается во многих фильмах, например в Чухраевском "Воре", где образ советского офицера времен Отечественной войны намертво сливается с образом вора и преступлением. Тем, кто видел великие фильмы о войне с участием Баталова, Бондарчука, Шукшина, такая пропаганда не страшна, но для молодежи и детей она крайне опасна, так как исподволь формирует отношение к истории России.

Особенно чудовищно, совершенно в духе "Маленького гиганта большого секса", выписаны режиссером образы женщин. Из мемуаров нам известно о целомудрии женщин в Великой Отечественной войне. У Дасталя же все они похотливы и легко доступны. Введено даже особое слово для обозначения полового акта "чпокаться". Среднее между чмокаться и чокаться, это словечко принижает смысл и значение полового акта как акта продолжения рода. Такая картина негативно влияет на неискушенного, молодого зрителя, который посмотрев фильм, будет думать: "вон оно как, и в войну так было!".

- Какой образ будущего России формируют, на Ваш взгляд, современные фильмы о прошлом?

- Видите ли, современные фильмы формируют не образ будущего, а само будущее. Вот, что готовит новая идеология: будут продолжены все посылки осуществляющейся сексуальной революции. В сознании мужчин выстраивается образ похотливой самки, отдающейся любому желающему и незнакомой со словом верность. В сознании девушек мужчины предстанут гогочущим стадом самцов, озабоченных спариванием. Ни защиты, ни опоры от них ждать не приходится. В сознании молодежи будет выжжено каленым железом: "было бы желание, можно и на дереве чпокаться" (цитата по "Штрафбату"). Все это будет способствовать дальнейшему разрушению института семьи и уменьшению численности населения. Идеи социальной справедливости будут дискредитированы.

Исходя из предыдущего анализа, мы видим, что грядет криминализация, возведение на пьедестал вора, убийцы, преступника, приравнивание его статуса к статусу воина, солдата. Если не принять мер, то продолжится распространение антисемитизма и фашизма в среде молодежи. Во времена Гитлера в Германии, всего лишь 10% населения разделяли идеи фашистов. Именно они осуществили переворот и захватили власть. Такого количества преступников оказалось достаточно для того, чтобы подавить сопротивление 90% несогласных. Тяжелая артиллерия пропаганды подготавливает нас к фашистскому перевороту или к гражданской войне.

Что касается навязываемой нам "толерантности", (терпимости, снисходительности, к чему-либо), как трактует это слово словарь иностранных слов, то в России ее так много, как ни в одной другой стране мира. Мы захлебываемся в собственной толерантности. Навязывание нам чужой, заграничной толерантности на фоне тотальной пропаганды преступлений и национальной розни, смехотворно.

- В ходе информационных войн мы можем наблюдать, как перерождаются идеология, взгляды на те или иные события наших граждан. Можно с уверенностью утверждать, что прочность, стабильность того или иного государства зависят от "информационной устойчивости" индивида. Как добиться этой устойчивости?

- Легче всего - введением цензуры. Но стоит о ней заикнуться, как поднимается крик о свободе слова. Давайте тогда пойдем навстречу противникам цензуры. По-видимому, следует маркировать подобные фильмы соответствующими знаками: "пропаганда преступности", "пропаганда антисемитизма", "реклама наркотиков" и пускать в свободный видеопрокат, но не пускать по телеканалам, вещающим на всю страну. Кроме того, необходимо создать государственные телеканалы, демонстрирующие только доброкачественную, консервативную продукцию. Одновременно с ними могут существовать и частные, но платные телеканалы. Любопытно, какую аудиторию они смогут тогда собрать?

Наш институт (ИСЭПН РАН) создал программу для школьников, которая обучает ребят 8-10 классов распознавать различные деструктивные информационные влияния и приемы манипуляций. Надеемся, что в какой-то степени это поможет преодолению сегодняшней ситуации. Наконец, у каждого из нас есть внутреннее нравственное чувство. Полагаю, что руководствуясь им, мы сможем победить.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество