aif.ru counter
67

Бесплодие: приговор обжалованию подлежит!

АиФ Семейный совет № 6 01/04/2006

Что чувствуют родители, ребенка которых выносила суррогатная мать? Это волнует многих, но не каждый из тех, кто прошел этот нелегкий путь, готов искренне рассказать об этом. Как складывались отношения двух матерей, какими глазами смотрел на эту ситуацию муж? Что говорили родственники и знакомые?..

Ира с Сергеем согласились. Именно потому, что долго, очень долго шли к этому событию, самому важному в их жизни. А еще - желая помочь тем, для кого такое материнство - единственный в жизни шанс...

ЗА 12 лет семейной жизни Ира обошла десятки врачей, начиная от рядового гинеколога из поликлиники в маленьком подмосковном городишке и заканчивая профессорами в московских научных центрах и частных клиниках. Все обещали ей, что еще чуть-чуть терпения и счастливый миг наконец-то настанет. Но шли годы... а чудо сотворить так никто и не смог.

Не впасть в отчаяние ей помогал муж. Он вместе с женой ездил во все клиники, вникал во все медицинские тонкости. Именно он предложил Ире попробовать искусственное зачатие в пробирке. Но, пройдя множество обследований и тестов, сдав невероятное количество анализов, они испытали разочарование. Оказалось, Ира просто не сможет сама выносить ребенка, такие вот "неполадки" в организме. И причина их была не только в родительской квартире на первом этаже с вечно сырыми и ледяными полами, из-за которых Ира и заработала хроническое воспаление, но и в аборте, который она сделала в 19 лет, еще до знакомства с Сергеем. Врач, обследовавший ее в одном из центров, заметил: "В поликлинике аборт делала? Значит, врачи плохие попались... И что же тебе никто не сказал, что с твоим отрицательным резусом первую беременность прерывать противопоказано?.."

Второй "удар" ей нанес старший брат, который в третий раз женился и у которого ровно через 9 месяцев родился третий ребенок. Она не поехала смотреть своего очередного новорожденного племянника, придумав, что плохо себя чувствует.

- Я становилась законченной злючкой, - вспоминает Ирина. - Меня раздражали все дети и беременные женщины. Я ругала родителей за дурацкую квартиру, себя - за дурацкое увлечение, закончившееся абортом. Ненавидела подруг, у которых рождались вторые дети. Нам уже было по тридцать. Грызлась с мужем, потому что боялась, что он уйдет...

В таком состоянии Ира однажды и пришла к очередному врачу на очередное обследование. Поговорив о здоровье и успехах медицины, врач заметила: вы могли бы родить с помощью суррогатной матери.

- Мне все равно, при помощи кого рожать, - тут же откликнулась Ира. - Только где ее найти?

- Ее зовут Жанна, хотите я вас познакомлю? - осторожно спросила врач и добавила. - Но, ее услуги очень дорого стоят...

- КОГДА мне говорят, как дорого иметь ребенка, мне всегда хочется возразить: как дорого его не иметь, - рассказывает Ира. Столько денег было потрачено, на них можно было бы двоих детей уж точно вырастить.

Назвать сумму супруги, разумеется, отказались. Но можно примерно представить, во сколько все это обошлось, если знать, на что шли деньги. Во-первых, на врачей. Операция по пересадке яйцеклетки довольно сложная и обходится недешево. Кроме того, Ира вставала на учет по беременности в московской клинике, но под ее фамилией наблюдалась и рожала, естественно, Жанна. Это тоже стоит значительных денег.

Во-вторых, расходы непосредственно на суррогатную мать. Согласно взаимной договоренности, супруги должны были кормить-поить ее всю беременность и плюс гонорар за помощь.

Сама Жанна из провинциального городка. В 19 лет родила ребенка без мужа, тогда же в роддоме познакомилась с женщиной, которой врачи поставили диагноз: бесплодие. В результате этого знакомства Жанна с сынишкой получили маленькую квартирку на окраине Москвы, а женщина - долгожданного ребенка. После родов суррогатная мать оставила свой телефон врачу, наблюдавшему ее, и сказала, что готова повторить такую же операцию, чтобы улучшить свое материальное положение. А спустя несколько лет к тому врачу пришла Ира...

Сергей, до этого поддерживавший жену во всем, идею о суррогатной матери поначалу воспринял в штыки.

- Вы считали, что это будет не совсем "ваш" ребенок? - спрашиваю его я.

- Да ну, глупости. Я же в медицине достаточно подкован. "Исходный материал" - наш, так что и ребенок стопроцентно наш. Но я знаю и другое, что юридически все это никак не прописано. Когда Ирка сказала мне свою идею, я сразу представил, а вдруг эта девица не отдаст нам родившегося ребенка. Или отдаст, но будет все время предъявлять на него права...

- Но жена все-таки уговорила вас?

- На самом деле у нас просто не было другого выхода. Мне оставалось только все просчитать и держать ситуацию под контролем.

ЗНАКОМИТЬСЯ с суррогатной матерью они поехали вместе. Сергею Жанна понравилась своей деловитостью, собранностью. И еще тем, что она тоже боялась, как бы ее не обманули, хотя старалась не показать вида.

Ира же, выйдя из квартиры, растерянно заметила: по-моему, она не очень красивая.

"Какая тебе разница, - возразил муж, - гены-то будут наши..."

Вообще оказалось, что этот вопрос "наш - не наш" ребенок для Ирины был достаточно серьезным. Поначалу ей казалось, что они пытаются обмануть природу и у них ничего не получится. Потом, когда подошел самый сложный этап "операции" - сдача анализов, оплодотворение яйцеклетки в пробирке и подсаживание ее в организм Жанны, Ира засомневалась, будет ли она любить ребенка, развивающегося в чужой утробе. Справиться с этим ей опять помог муж.

- Сережка такой рациональный, - объясняет Ирина. - Он мне сказал: относись к Жанне как к инкубатору. Это, может, цинично звучит, но по-другому нельзя... Сейчас ведь многие обращаются к услугам суррогатной матери, но я не верю тем, кто говорит, что они чуть ли не близкими подругами стали. Ведь фактически Жанна отдала мне ребенка, которого 9 месяцев носила в себе. Он же в ней не неподвижным мешком лежал, а шевелился, толкался... Если бы мы стали подругами, обязательно возникла бы жалость. Жанна стала бы приходить посмотреть, кто родился, как растет. А потом, возможно, пришла бы к выводу, что это все-таки ее ребенок и она не отдаст нам его.

Беременность Жанны Ира переносила очень тяжело. Поняв, что уже любит малыша, который только должен появиться на свет, Ира испугалась, что то же самое чувствует и суррогатная мать, причем не только эмоционально, но и физически. Поэтому Ира ездила к ней через день, чтобы пообщаться с малышом и не оставлять Жанну наедине с мыслями. У женщин была договоренность, что Жанна должна лишь исправно ходить на обследования, а их результаты будут обсуждать с супругами. Суррогатная мать даже не знала, что УЗИ показало девочку.

Ира присутствовала и во время родов - об этом тоже была особая договоренность. Пожилая акушерка, растерянная происходящим, хотела было передать новорожденного рожавшей женщине, но та покачала головой: теперь это ее ребенок - и показала на Ирину.

- Знаете, что я почувствовала в тот момент? - спрашивает меня Ира, и я вижу, что на ее глаза наворачиваются слезы. - Уверена, то же, что ощущает любая женщина, когда у нее рождается ребенок. И я даже не ожидала, что сразу забываются все трудности, все мучения, все-все...

- Я сейчас вам покажу, как она ко мне вышла, - подхватывает воспоминания Сергей и бежит в детскую, из которой возвращается с годовалой малышкой на руках. Крепко прижимая к груди смеющуюся дочку, папа делает траурное лицо. - Представляете, с таким видом она ко мне выходит. Только еще рыдает при этом. У меня сердце остановилось, думаю, что-то случилось. А Ирка мне отвечает: это мой ребенок...

- ПОСЛЕ родов с Жанной не виделись? - спрашиваю я у Иры, хотя уже предвижу ответ.

- Нет, конечно. Сережка ей перед самыми родами всю сумму выплатил. Знаю, что она хотела продать старую квартиру, добавить денег и купить 2-комнатную. У нее все-таки сын, ему лет 6-7, точно не знаю. Он все это время жил у бабушки, но она собиралась забрать его к себе.

- Я к ней приезжал, когда ее выписывали из роддома, - добавляет Сергей, - чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Она выглядела очень довольной, пожелала нам счастья, я ей тоже... И мы разошлись...

Несмотря на то, что сохранить что-то в секрете в маленьком городке сложно, супругам это удалось. Хотя находились любопытные, которые не стеснялись спросить: откуда у тебя ребенок? Но основная часть беременности пришлась на зиму и начало весны, поэтому Ира всем говорила, что под пальто никто не заметил ее живот. Ну а то, что она не афишировала это, боясь сглазить, все понимали и сами.

Но Ириным родителям пришлось сказать. Надо же было как-то объяснить, почему Сергей внезапно продал машину, зачем дочь без конца мотается в столицу, и с чего она решила взять весной неоплачиваемый отпуск. Ведь только вернувшись с малышкой домой, Ира со всеми справками пошла в свою поликлинику, в которой изумленная врач и выписала ей больничный по уходу за ребенком.

Известие о ребенке ее родители встретили с радостью, но очень переживали, закончится ли добром эта затея. Поэтому родным Сергея говорить ничего не стали, благо те живут в другом городе. Просто, когда уже все было позади, позвонили им и сообщили, что у них родилась внучка.

Мы этим летом втроем ездили к моим родителям, - говорит Сергей. - Они у меня люди простые, ничего не заподозрили. Только охали, как медицина вперед шагнула. И даже не представляют, насколько они правы.

ТРЕХКОМНАТНАЯ квартира, в которой живут Ира с Сергеем и дочкой, обставлена довольно просто. Так же простенько одеты и ее хозяева. Это особенно бросается в глаза, когда входишь в детскую, которая напоминает декорации к какому-нибудь фильму про богатых и знаменитых. Над кроваткой малышки висит розовая занавесочка в оборках, на потолке - детская люстра, под чьим абажуром на качелях качается кукла. На зависть многим родителям здесь есть и пеленальный столик, и чудо-ходунки, на зависть малышам - музыкальный горшок и немереное количество игрушек.

Обладательница этого богатства - маленькая принцесса, вся в оборочках, кружавчиках и бантиках, вылитая копия Ирины. Так что волнения по поводу генов, кажется, закончились. Забываются постепенно и страхи - вдруг Жанна захочет вернуть ребенка. Конечно, супруги как могли подстраховались на этот случай. Во-первых, суррогатная мать даже не знала, где они живут. А кроме того, с ней не подписывали никаких бумаг и по всем больничным документам проходила беременная Ирина... Роды - первые (а кто будет проверять, которые на самом деле), в срок и даже отрицательный резус крови писали со слов Жанны.

- Ир, а почему вы дочку назвали Полиной? - спрашиваю я. Ведь довольно часто в подобных случаях счастливые родители дают ребенку какое-нибудь символическое имя.

- Моя мама также считала, - говорит Ира. - И что, я должна была назвать дочь Вера, Надежда, Любовь? И все время помнить, как непросто она мне далась? А я хочу быть самой обычной мамой, потому и по поводу имени мы с мужем не мудрили. Не придавали этому такого значения, что вот, когда мы в 20 лет женились, хотели назвать ребенка так-то, и через 14 лет эта мечта осуществилась. Ничего подобного. Просто когда у нас уже должен был родиться ребенок, - Ира произносит эту фразу легко и естественно, - нам понравилось имя Полина. По-моему, очень красиво звучит - Полина Сергеевна...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы