aif.ru counter
38

Здравствуй, племя младое, китайское!

АиФ Семейный совет № 22 22/12/2004

В Китае есть что посмотреть, но близкое и неизбежное будущее в лице китайцев нежного возраста - впечатляет.

Поток "желтой реки"

Земля тогда уже отделилась от неба. Ввысь поднялись священные горы. К морям текли реки. Над лугами парили птицы. Леса и степи были наполнены животными, а озера - рыбой. В один замечательный день на берегу озера сидела божественная китайская женщина-змея Нюй-гуа и, глядя на мерцающее в воде прекрасное отражение верхней части своего тела, лепила из глины фигурки. Как только она прилепила им ножки, фигурки ожили и весело запрыгали. От радости Нюй-гуа слепила еще пару сотен человечков.

Утомившись, смекалистая богиня сорвала свисавшую с обрыва лиану, опустила ее в глиняную жижу, а потом стряхнула на землю. Падая, кусочки глины превращались в людей.

Наверное, прародительница не на шутку увлеклась раскидыванием комочков глины, ибо первое, что меня потрясло, - это количество божественных творений в Поднебесной! Уже в аэропорту можно не сомневаться, что Китай - первая в мире страна по размерам населения. Сплошной людской поток на улицах, волны которого в упорядоченном космическом ритме перетекают из метро в высотные офисы и стеклянные супермаркеты, и обратно. Причем, у толпы здесь свои законы: жизнерадостный деловитый марш не снимает с вас ответственности за чужое тело рядом (а как хочется потолкаться по родной московской привычке!). Но уж если какого-то китайца где-то далеко впереди что-то вдруг заинтересовало, и он врос столбом, ...толпа преспокойно тормозит, более чем плавно огибает "затор", чтобы через минуту вновь слиться в единый могучий поток " желтой реки". Ни капли агрессии, веками отфильтрованное восточное спокойствие, невозмутимость как кодекс поведения, и улыбка, радость на лице и жажда жизни. Где ты, русская тоска и печать трудного детства на лицах? Ау!

Семейный круг

О причине такой "плотной плотности" населения задумалась не только я. Размышляя, почему одних народов - "чуть-чуть", а других - "слишком", достопочтенный отец Рип писал в своих воспоминаниях: "В городах, деревнях, селениях и на дорогах Китая полно людей. Одной из причин такой густонаселенности страны является то, что быть холостым издревле считалось постыдным. Кроме того, в Китае очень мало жрецов и жриц, которые дают обет безбрачия". Иными словами, "что русскому хорошо, то китайцу - смерть". Конфуций тоже "подложил дровишек в костер супружеской страсти", ибо по его учению - жизнь удалась, если китайца окружает большая семья из 4 поколений, живущих вместе, со множеством детей и внуков. Сказать, что семья для жителя Поднебесной - это все, значит, ничего не сказать. Один, конечно, в поле не воин, но чтобы так... Где бы ни находился китаец, пусть даже на Северном полюсе, китайский Новый год он непременно должен встречать в "тесном", от количества домочадцев, семейном кругу. Ведь объединение семьи в эту ночь - традиция, освященная тысячелетиями. Но радения Конфуция о прочности китайской семьи этим не ограничились: к куче живых родственников он подселил еще и мертвых, души которых обретались в домашнем алтаре предков и регулярно лакомились приношениями и выслушивали последние семейные новости. Затухание семейной линии воспринимается ими как страшное бедствие, поэтому для китайца смертельное оскорбление - пожелание бездетности.

Сын - продолжатель рода

Но главной причиной китайского столпотворения несомненно является мужская гегемония. Сын, наследник, помощник, продолжатель рода - одним словом, чем больше мальчиков, тем лучше. Будь у китайца хоть двадцать пять дочерей, но если нет сына, то лучше бы родителю не стариться, иначе стакан воды подать уж точно будет некому. Считалось, что родить дочь, все равно, "что носить воду бамбуковой корзинкой", так как после замужества она навсегда уходила в семью мужа, ее первыми родителями становились родители мужа. Даже в наше время в деревнях старые люди не считают внуками детей своих дочерей. Естественно, китаец сам себе не враг, и супружеская работа кипела, пока золотой фазан (аналог нашего аиста) не приносил в дом сына. До Мао традиции были незыблемы, но лет тридцать назад "государственные отцы" решили немного расслабиться и ограничили демографическую скорость населения. Родители, решавшиеся на второго ребенка, обрекали его на безльготное существование: бесплатный рис доставался только первенцу; за свое непослушание они могли распрощаться с карьерой. Но традиции рисом не возьмешь, и часто китайские семьи, где первой родилась девочка, сознательно преступали закон: за многих моих знакомых китайских юношей родители-нарушители платили неслабый штраф, кто - 8, а кто и 10 тысяч юаней. Если прибавить при этом еще затраты на платное образование и медицину, мальчик получался "что надо". И все равно мужского населения так много, что одиночество китаянкам не грозит.

Ген послушания

В Китае очень много детей, это замечаешь сразу; малыши милые и забавные, как герои анимэ. Но что меня поразило и потрясло до глубины души, выросшей на любимых фразах "не хочу!" и "не буду!" - то, что маленькие китайцы вообще не капризничают! Ни на улицах, ни в гостях, ни на экскурсиях, ни в автобусах, ни в поездах, ни даже в магазинах я не наблюдала орущих, дрыгающих руками и ногами детей. Мысль о том, что китайцы вывели особый "ген послушания", не покидает меня и сейчас, но, скорее всего, и здесь не обошлось без Конфуция. Семейная жизнь чад Поднебесной подчинялась строгим правилам. Но "победа - это результат удачной стратегии",- гласит китайская пословица, а потому каждому правилу - свое время.

Ребенок для китайцев - больше, чем бог, царь и император вместе взятые. Они называют его драгоценностью, сокровищем. Опекать этот "чудесный дар небес" начинают еще до рождения: в Китае не встретишь беременную женщину, одинокую и уставшую, родственники сопровождают ее повсюду. А уж в роддоме и в первый месяц после родов радостная озабоченность семьи, численность которой может достигать ни одной нашей деревни, не знает пределов. Эх, русской женщине, той, которая коня на скаку... такое и не снилось: целый месяц молодая китайская мама лежит в постели, не прикасается к холодным предметам и постукивает себя мешочком, набитым полынью (аромамассаж). На третий день после рождения ребеночка купают в присутствии опять же многочисленных гостей. При этом головку младенца три раза "припечатывают" луковицей, приговаривая: "Первый раз - будь сметлив, второй раз - будь мудр, третий раз - будь хитер" (а все потому, что в китайском языке "лук" и "ум" обозначаются одним иероглифом). Затем на него водружают весы, чтобы новый человек много весил в этой жизни (конечно, килограммами измеряется общественное признание) и, наконец, к щекам малыша прикладывают вареные яйца, "на счастье". Новорожденного наряжают в халатик, сделанный из одного куска материи красного цвета (для злых духов красный цвет, как муравей в глазу). Родственники и знакомые дарят подарки, обязательно красного цвета, символизирующего радость и торжество: красный сахар, сваренные красные яйца в красной корзинке, покрытой красной тканью. В этот же день ребенок нарекается детским "малым" именем - Фу ("Богатство"), Гуй ("Знатность"), Си ("Счастье"), Лэ ("Радость"). Через недельку-другую молодую маму вновь одаривают подарками, а спустя месяц устраивается праздник "полной луны". Гвоздь программы - креативная стрижка, пряди волос на детской головке оставляют только на висках и на затылке, остальные сохраняют как талисман. Чтобы избежать нападок нечистой силы, над ребенком держат зонт, на шею вешают собачью кость, а вокруг создают невообразимые шумовые эффекты. Родственники и друзья вновь раскошеливаются на подарки. Следующим в веренице чествований юного гражданина был сотый день. Обязательным мероприятием этого праздника было посещение астролога, чтобы тот предсказал судьбу ребенка. Чадо получало постоянное имя. С кучи соседей собирался налог в виде разноцветной нитки, из которых сплетался тонкий шнурок - оберег. На шапочках и обуви вышивали изображения животных, чаще тигра. Считалось, что они отгоняют злых духов во время детского сна. Так что, если в гардеробе вашего малыша присутствует шапочка со звериной мордашкой и домашние тапочки в виде милых когтистых лапок, китайские злые духи уж точно ему не страшны. Кстати, когда ваш китайский друг играет в домино на деньги или идет заключать важный контракт, можно спорить на тысячу юаней, что трусы на нем - красные. Такова непоколебимая сила традиций.

В очередной раз труба зовет родственников на сбор по случаю годовщины со дня рождения ребенка. В этот день можно было испросить предков о будущей стезе новоиспеченного. Виновника торжества сажали в бамбуковой корзине у алтаря и раскладывали перед ним различные предметы: письменные принадлежности, зеркальце, фрукты, книги, счеты, золотые вещи, даже кусок земли. Выводы делали, смотря, к чему потянется маленькая ручка. И снова многочисленные родственники дарят деньги в красных конвертиках. Эта традиция сохранилась и сегодня. В Китае дети - не дети, а добрые гении! Вы способны представить своего отпрыска, с радостью меняющего гору чипсов на квитанцию об оплате образовательных услуг? Я - не могу. А вот китайской маме - это раз плюнуть, детские подвиги там в порядке вещей. Без всякого принуждения юные герои копят родственные дареные денежки и платят ими за свою учебу! Как эту китайскую сказку сделать нашей, русской былью? Как посеять столь разумное, до слез доброе и не на шутку вечное?

Мне показалось, что малышам в Китае можно все, это просто рай до посещения его змеем! В сверкающих супермаркетах детишки не мешают родителям заполнять потребительскую корзину, они просто и "со вкусом" изучают ассортимент печенья и конфет, со знанием дела вскрывая упаковки. Ни одна бровь ни одного продавца не придет в движение при виде такого варварства, и ни одна мама не потратит ни одной эмоции, кроме радости, найдя малыша за подобным занятием. В книжных магазинах мне приходилось то и дело извиняться, чтобы подойти к полке с книгами: милейшие создания оккупируют огромные пространства, превращая их в читальные залы, смотрят картинки, пробуют на зуб.

А как китайцы кормят детишек! Видишь и понимаешь, что они прокормили бы и десятерых, но впихнуть-то надо все в одного! Если ребенка, простите, рвет от переизбытка пищи, родители просто счастливы... и все начинается сначала. "Чем больше ешь, тем здоровее аппетит",- любимая поговорка.

Вообще, китайцы всюду таскают детей с собой: даже грудные дети спокойно спят в специальном мешочке за плечами у мамы, кажется, что они просто поменяли место жительства, перебравшись из живота на спину.

Великий труженик

Но если до трех лет детишкам разрешено "раскидывать камни", то после - они их преимущественно собирают и, не успев вкусить сладость свободы, маленький китаец начинает ощущать некоторую "нешоколадность" традиционного воспитания. Строгий Конфуций "отлил в бронзе" следующее наставление: "Путь к мудрости начинается с воспитания праведности в детстве. Это означает, что ребенка следует непрестанно учить не отвлекаться на глупые занятия, вкушать после старших, всегда повиноваться достойным". Как это сделать? - вопрос для русского родителя не праздный. Чересчур активных можно на целый час посадить сосредоточенно рассматривать какой-нибудь предмет, например, яблоко или цветок, привязав при этом к ножке стола. Ребеночек обретет душевное спокойствие, сверхвнимание и супертерпение. Такое ангелоподобное существо я наблюдала наяву, в парке Цзиньшань в Пекине. Одна китайская мама сидела около храма, задумчиво глядя в легкую туманную даль, а её малыш играл рядом со сломанным веером. Максимальное расстояние, на которое ему позволялось удалиться от мамы, не превышало двух метров. А в двух с половиной - веселые детишки катались с маленьких горок. Желание покататься исходило от малыша бешено сияющей аурой. Но если он "нарушал границу", мама громко один раз говорила имя ребенка - "Мяо!", и малыш тут же возвращался с видом раскаявшегося грешника.

А чего стоит малыш, о котором с похвалой упоминает древнекитайский летописец! За обедом он брал себе самые маленькие сливы, говоря: "Мне, меньшому, полагаются те, что поменьше". Голубая мечта и черная зависть моей души старшей сестры! В семье - никаких вооруженных конфликтов, только теплым воздухом родительских увещеваний взращивалось устойчивое осознание того, что младшие должны знать свое место и всегда поступаться личными интересами во имя старшего поколения. Эмоциональные выходки, вроде капризов, запрещались, да, честно говоря, на них у ребенка не было ни времени, ни сил: игры напоминали трудовую практику, до недавнего времени имевшую место в наших школах, а чего стоит "китайская грамота"! Это тебе не 33 буквы, а 80 тысяч иероглифов! И все эти неимоверно сложные "следы птичьих лапок" детей заставляли учить с трех лет. При такой постановке вопроса, понятие "ленивый китаец" воспринимается просто несуразицей. Тем более, что малейшую нерадивость наказывали беспощадно, даже китайская розга всегда была при отце семейства - вместо нее в "воспитательных" целях использовалась коса, растущая на отцовском темечке.

Русской душе трудно без слез удивления и восхищения читать назидательные примеры сыновней любви, на которых и сейчас воспитывается юное китайское поколение: "Хороший сын никогда не садится в присутствии своих родителей независимо от своего возраста. Когда родители его зовут, он бросает все, что у него в руках, выплевывает все, что у него во рту, и бежит, чтобы явиться на их зов".

Из 24 примеров сыновней любви хотелось бы привести всего лишь один: сын лег зимой на голый лед, чтобы растопить его и поймать карпа для своей мачехи. Существует пять поступков, которые не должны совершать дети по отношению к родителям. Например, нельзя небрежно относиться к частям собственного тела, потому что в этом проявляется неуважение к тем, кто тебе это тело дал (отсюда - культ чистоты). Или - нельзя постоянно рисковать, драться, ссориться со всеми подряд, потому что родители будут из-за этого переживать.

Отцовская власть, влияние семьи и рода (клана) существуют в Китае и теперь, как и 2500 лет назад. Феномен русского "напечного" Емелюшки со щучьими веленьями здесь не пройдет. Только Великий Труженик может родиться китайцем. А уж клан непременно поможет, талантливого и трудолюбивого и выкормит, и выучит.

Наверное, не всякие моменты в отношениях между родителями и детьми в Китае вызовут у нас чувство восторга. Вряд ли китайские молодые люди позволят себе запросто излить душу в родительскую жилетку, вряд ли и китайские родители побегут к самолету передать сынку, живущему далеко от родины, домашних пельмешек. Вряд ли и дети, и родители набросятся друг на друга с поцелуями, даже после долгой разлуки (не в традициях у китайцев внешние проявления чувств). И не думаю, что мне бы понравилось, если бы родственники решали, какую профессию мне выбирать и за кого выходить замуж.

Но когда мой брат-подросток в очередной раз хлопает дверью, мама сокрушенно вздыхает: "Ну почему я не китайская мама?!" И еще не удержусь от одного личного переживания - так хочется терпимости и уважения "личных свобод" хотя бы в семье!

Китайская пословица предупреждает бегущих по жизненной дорожке: "Мост, сложенный из одного бревна, очень шаток". Это здорово, что мосты в Поднебесной такие прочные!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы