2355

Как "достучаться" до подростка

АиФ Семейный совет № 10 26/05/2004

Почему слова до них не доходят?

...Идет мама с дочкой лет восьми. Девочка пытается маме рассказать о лошади в деревне, но мама чертыхается и в сердцах восклицает: "Какая еще деревня, какая лошадь, что ты мне голову морочишь!"

И надо же так совпасть! - через час пришлось услышать реплику другой мамы. Она обращалась к своей дочке лет четырнадцати: "Ты все от меня скрываешь, будто я тебе не мать, а чужой человек!" Как полезно было бы услышать эти слова маме восьмилетней девочки! Легко предвидеть их диалог через несколько лет. Заинтересованность, вернее, незаинтересованность разговором развернется на 180 градусов.

Возраст 14-16 лет - перекрестье "ножниц". Здесь часто меняются знаки потребности родителей и детей друг в друге. До этого дети часто не могут достучаться до еще молодых родителей, которым не удается полностью отдаться радостям жизни. А после выросшие сыновья и дочери не знают, как от родителей избавиться, чтобы те не приставали. Можно наблюдать такую зависимость: чем больше дети были родителям в тягость в их детстве, тем больше потом дети будут пренебрегать родителями.

Поэтому обращаемся к тем, у кого дети только-только родились: если не хотите кусать локти и воевать с подросшими детьми, цените в первые десять лет жизни ребенка потребность в вас и трогательную его доверчивость, безудержную и всепоглощающую тягу к вам.

Но умеем ли мы разговаривать с детьми? В частности - насколько велика эффективность наших душеспасительных бесед с подростками? В чем ошибка, если отрок совсем не реагирует на наши слова?

Все индивидуально, но есть некие общие принципы, о которых невредно напомнить. Но сначала о том, чего следует избегать.

1. Не пытаться что-то доказать, когда хотя бы один из участников диалога находится во взвинченном состоянии. Лучше молча сердито сверкнуть глазами и удалиться в другую комнату, оставив серьезный разговор на потом.

2. Не заводить серьезные разговоры походя, когда кто-то из участников разговора куда-то спешит, когда отпрыск занят чем-то серьезным либо при этом присутствуют посторонние. Небрежно бросая реплики в явно неподходящей обстановке, мы обесцениваем предмет разговора.

3. Желая в чем-то убедить своего преемника, мы нередко увлекаемся и слишком много говорим, рассчитывая, что из большого количества слов хоть что-то останется. Но в потоке слов тонет суть, родительские монологи начинают восприниматься как раздражающий шум бубнящего репродуктора. Например, семилетний ребенок и вовсе затрудняется воспринимать фразу более чем из семи слов.

Порой толк бывает тогда, когда какая-то тема затрагивается вроде бы невзначай, к слову, в продолжение предыдущего разговора, который отпрыску был интересен. Эффективно косвенное влияние, например, при обсуждении других людей и их судеб, кинофильмов, прочитанных книг.

4. Еще один распространенный изъян: каждый день зудим об одном и том же. И сын или дочь адаптируется к этим замечаниям. Там, где начинается занудливость, кончается наш авторитет.

Если отрок не реагирует на наши слова, разумно сменить тактику, сбить стереотип поведения с сыном или дочерью, реагировать на его (ее) поступки не так, как он(-а) ожидает. Например, при возвращении сына или дочери позднее, чем вам хотелось бы, вместо реплики "где тебя носит, а уроки небось не сделал(-а)" произнесите реплику типа "как хорошо, что ты пришел (пришла), сейчас ужинать будем". Если было много слов - вдруг прекратить всякие разговоры на жгучую тему. Сама внезапность изменения поведения, многозначительное молчание родителя способны насторожить подростка, мол, что еще он задумал, и поневоле смягчить его позицию.

Можно даже провести эксперимент: молчание относительно "больной" темы продлить недели на две. Вообще лучше воздействовать волнами: нажал, отпустил, нажал, отпустил. То есть в первый день сделал замечание, во второй промолчал, в третий снова сказал...

Иногда бывает полезнее на реплики своих чад не реагировать тяжеловесно и прямолинейно, а сбавить значимость их высказываний и поступков. И тут лучшее средство, чем ирония, добрая шутка, трудно придумать.

5. Отказывая сыну или дочери в чем-то, мы, бывает, выдвигаем слишком большое число аргументов. Пространные обоснования снижают значимость самого отказа, ослабляют позицию родителя. У подростка создается впечатление, что родитель отказывает по личным субъективным мотивам и изо всех сил старается замаскировать их объективными. Лучше высказать один-два аргумента, но самые веские и надежно обоснованные.

6. Часто мы, выражая недовольство поведением отпрыска, сваливаем в кучу разномасштабные и разнохарактерные проблемы: возвращение домой в полночь, брошенные носки, плохие отметки в школе, грубое обращение с собакой, нечищеные ботинки и т.д. В его глазах все это сливается в общий эмоциональный фон неприятия его родителями. В каждом разговоре надо выделять что-то одно, самое важное.

Как вести разговор

Прежде всего - говорить нужно уважительным тоном, весомо, кратко, но не торопясь, даже с паузами, чтобы дать возможность отпрыску усвоить сказанное. Чем значимее тема разговора, тем важнее придать ему вес, дать понять, что родителя вопрос очень волнует. Беседу начать в наиболее подходящей обстановке, когда вряд ли зазвонит телефон, не соблазняет футбол или телесериал. Лучше такой разговор вести, пригласив сына (дочь) на прогулку по парку, или перед сном, если, конечно, не горячиться и не распаляться на ночь глядя. Скажем, сесть на край постели (у отпрыска это вызовет пусть мимолетное, но непременно сладкое ностальгическое чувство, которое размягчит его душу, сделает более восприимчивым) и заговорить о том, чем вы можете помочь ("мы же самые близкие люди") в решении проблем сына или дочери.

Если отпрыск по инерции и огрызнется, пропустите мимо ушей и сделайте примирительный жест (похлопайте по плечу, погладьте руку, волосы и т.д.). И спросите ласково и полуиронично что-нибудь вроде "трудно живется на этом свете?" Ваша исходная позиция: если сын (дочь) так поступает, значит, на то есть какие-то причины, надо вместе с ним (с ней) их выявить и вместе же попытаться устранить. Стало быть, нужно внимательно его (ее) выслушать. После этого определиться, до какого рубежа вы можете идти на компромисс (хоть какой-то весьма желателен), дать понять, что вы усвоили всю аргументацию отпрыска. И затем спокойно, но четко и уверенно высказать свою позицию с учетом компромиссного "отступления", но с этой позиции уже не сходить.

Если никак не удается добиться чего-то от подростка, полезно поиграть в смену ролей. Например, сказать "представь себе, что ты - мать (или отец), твой(-я) сын (дочь) упорно не хочет убирать за собой в ванной (или что-то еще делать): как бы ты поступил(-а) в этом случае?"

"Счастье - когда тебя понимают"

...Идут мама с мальчонкой. Остановились. Мама: "Выбрось из карманов всю эту дрянь!" И полетели в урну спичечная коробка, наверное, с очень красивой этикеткой, пуговица, круглый кусочек кирпича для рисования и другие ценности. На лице мальчугана - страдание. Плетется понуро сзади мамы, все ему теперь неинтересно. Забыла мама, что и у нее карманы были набиты когда-то такой же "дрянью".

Мы, взрослые, часто не отдаем себе отчет, что маленькие дети переживают вполне серьезные драмы, эмоциональные бури по поводам, которые нам кажутся пустячными. Машина задавила голубя, обозвал мальчик во дворе, потерял красивый камешек, подруга предала и стала водиться с Машкой и т.д. - если реакция родителей на все это поверхностная, небрежная, а то и грубая, то, очень возможно, ребенок замкнется в себе, потеряет доверие к взрослым, будет бояться с ними делиться своими впечатлениями и переживаниями.

"Лучше пусть мама ругает, но понимает меня", - сказал один мальчик.

Непонимание своего ребенка, неумение и нежелание взглянуть на действительность его глазами, вникнуть в его проблемы - наиболее распространенная беда родителей. Чем дальше расходится действительное внутреннее состояние подростка и представление об этом состоянии родителей, тем больше в его поведение просачивается лицемерия, притворства, скрытности либо равнодушия, неприязни по отношению к родителям. Сколько случается лишних ссор из-за того, что они оценивают окружающую подростка реальность со своей колокольни! После конфликта, придя в себя, всегда полезно его прокрутить, будто фильм, снова в своей памяти, представить себе, что ощущает ребенок.

Вот еще несколько приемов для лучшего понимания сына или дочери.

Пройдите с сыном (дочерью) какой-то маршрут, например, от дома до универмага, и попытайтесь описать увиденное его (ее) глазами (а он или она может попробовать сделать то же самое как бы вашими глазами). Так же полезно оценить глазами преемника (или друг друга) просмотренный фильм, увиденную на вернисаже картину, какого-то человека и т.д.

Почаще возвращайтесь в свое детство, в каком находится ваш(-а) сын (дочь). Достаньте дневники, письма, фотографии, рисунки своего отрочества. Заведите пластинку или кассету, которую любили слушать в том возрасте. Одним словом, создайте, желательно в полном уединении, атмосферу того времени, когда вам было 13-17 лет.

Попробуйте объективно сопоставить своего сына (дочь) и себя в его (ее) возрасте, сравните ваши характеры, разные стороны жизни, достижения. Если подойти беспристрастно, наверняка в чем-то преемник (преемница) окажется лучше вас, более продвинутым, чем вы в его (ее) возрасте. А после такого экскурса в прошлое придите к сыну (дочери) и расскажите о своем отрочестве. Чем чаще мы вспоминаем свое детство, тем лучше понимаем наших детей.

Каждый родитель может проверить себя, насколько хорошо он знает своих детей. Для этого можно составить анкету. Мать отвечает на вопросы анкеты за дочь, как та относится к разным проблемам бытия. А дочь отвечает на те же вопросы сама. Вопросы могут быть разными: в какой степени дочь считает себя счастливой (например, по 10-балльной шкале), как оценивает свой характер, кому в первую очередь поведала бы свою самую сокровенную тайну, какой самый счастливый и самый ужасный день в ее жизни, чем хотела бы заниматься, став взрослой, сколько хочет иметь детей и т.д. Любопытно потом сопоставить ответы.

Только собственным примером - и это надо делать как можно раньше - можно побудить детей понимать других людей, приучить проявлять сочувствие, сопереживание, соболезнование и прочие "со", без чего невозможна жизнь семьи, общества.

Уважать родителей - потребность

...Девочка-подросток насмехается над своим дядей, так и норовит уколоть его, особенно в присутствии других людей. Откуда такая нелюбовь? Когда она была маленькой, дядя частенько ее обрывал: "Молчи, это не твоего ума дело!", "Знай свое место, когда говорят старшие" и т.д. Почему? Потому что сам дядя не чувствовал себя солидным и взрослым рядом с другими людьми.

Одно из самых больших заблуждений представителей старшего поколения состоит в том, что они считают наиболее эффективным воздействием на ребенка понижение его статуса репликами типа "молоко на губах не обсохло", "от горшка два вершка", не понимая, что этим они понижают прежде всего себя (помните, "молодец против овец..."). Тот, кто покушается на социальный статус подростка, становится его недругом, поскольку самая большая его задача, наоборот, - выглядеть значимее. Он очень ревностно воспринимает свой статус в обществе. Гораздо больше толку, когда взрослые говорят что-нибудь вроде "ты такой серьезный человек, и вдруг...". Чем выше чувство собственного достоинства у родителей, тем выше оно будет у детей. Например, человек с высоким уровнем самоуважения не опустится до того, чтобы своего сына назвать дураком. Надо, чтобы прямо-таки в воздухе в доме ощущалось: здесь общаются на высоком этическом уровне.

Чтобы не пришлось с боем отстаивать свои права, когда сын или дочь достигнет подросткового возраста, ребенку нужно сызмальства давать понять, что уважение личных прав и человеческого достоинства - процесс обоюдный.

Это права: на уважительное обращение; на собственное мнение; на взаимопомощь; на неприкосновенность личных вещей; на тишину и спокойствие в разумных пределах; на отношения с другими людьми, ничем себя не скомпрометировавшими; на вид отдыха по собственному выбору, если он не приносит вреда самому или кому-то еще и т.д. Каждая семья может добавить в этот список актуальные для нее пункты. "Правовые" отношения в семье резко уменьшают вероятность того, что дети доставят родителям серьезные неприятности и причинят ущерб.

Некоторые родители говорят: "Вот вырастет человеком, станет личностью, тогда и будем его уважать. Уважение надо еще заслужить". Но это значит - ставить телегу впереди лошади. Именно уважение к личности ребенка за то, что он - человек, а не жучок на стебельке, и создает основу, объединяемую понятием "достойный человек".

Отношение сына или дочери к родителям в начале подросткового возраста часто меняется в сторону грубости, хамства потому, что перед его глазами исчезает ореол исключительности, который ранее витал над отцом и матерью. До этого родители были непререкаемым авторитетом, поскольку других мнений он слышал мало. А тут они резко снижаются до уровня обыкновенных людей со своими слабостями. И сын или дочь сначала никак не может смириться с исчезновением "нимба" безупречности, невольно обвиняя в этом самих родителей и очень болезненно воспринимая то, что, оказывается, их боготворить не за что.

Родителям подготовиться бы к моменту "прозрения" детей, к периоду повышенной критичности по отношению к ним и другим людям, подтянуться, стараться не совершать предосудительных поступков. А они часто, наоборот, снижают требовательность к самим себе, словно подгоняя детей поскорее разочароваться в себе. В частности, отец берет ремень и лупит выросшую самолюбивую дочь. Но трудно ждать душевной отдачи от подростка, если он постоянно занят проблемой своей психологической и физической защиты.

Когда дети в более старшем возрасте подводят итоги, что дали им родители, как правило, больше ценят не материальные, а духовные ценности.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество