aif.ru counter
48

Сосо ПАВЛИАШВИЛИ "Не боюсь упреков в мужском шовинизме!"

АиФ Семейный совет № 6 21/03/2003

У него удивительное обаяние. И магия голоса. При этом он не замешан ни в одной скандальной истории, хотя женщины сходят по нему с ума... В чем же секрет столь удивительного феномена - об этом я решила спросить самого певца.

- Меня всегда окружали женщины, даже тогда, когда я еще не пел. Я всегда к ним относился и отношусь уважительно. Стараюсь больно не делать. А поклонницы - это нормальное явление. Когда я начал работать с Ириной Понаровской, возникало много слухов. Я считаю, это мое личное дело. Было - не было... Если я буду кричать, что не было, все равно все будут думать: нет, он врет. Мне было хорошо, у нас были замечательные концерты, а после концертов люди стоя кричали "браво".

- А как относится к поклонницам ваша жена?

- Она у меня очень мудрый человек.

- В женщине это самое главное?

- Мудрая женщина - это самое большое счастье для мужчины. На нее всегда можно опереться в жизни. И она никогда не предаст. Если ты, конечно, не позволишь себе какой-то подлости.

- Как вы считаете, в семье должно быть разделение труда - мужские и женские обязанности?

- Я думаю, это разделение естественно, ведь сам Господь Бог разделил мужчин и женщин, а, следовательно, предполагал разделение обязанностей. Я, например, умею все - и готовить, и убираться, и постирать в стиральной машинке, но стараюсь при первой возможности избегать этих дел. Я знаю семьи, где жена красится и делает маникюр, пока муж занимается стиркой и готовит обед. Такие пары говорят, что они счастливы. Такое возможно у кого-то, но неприемлемо для меня лично. Как бы ни старались упрекнуть меня в мужском шовинизме, но я буду стоять на принципах, которые впитал с детства. Есть женские дела, а есть мужские обязанности - защищать, добывать деньги, всеми возможными способами оберегать женщину от проблем и делать ее счастливой.

- Недавно вы записали альбом "Носите женщин на руках"...

- Да, новый альбом - воплощение всей полноты моей страстной натуры. В песнях я выразил бурю эмоций, какую может испытывать мужчина из-за любви. Сейчас с эстрады куда-то совершенно исчезли мужчины, способные выразить по-настоящему сильные чувства любви, страсти, нежности. О чувствах поют легкомысленно, и часто любовь эта без признаков пола или с признаками извращенности. Я уверен, что настоящие мужчины могут страдать из-за любви и должны выражать это в песнях, как испокон веков выражали серенадами под окном своих возлюбленных.

- Сосо, интересно, а как вы воспитываете сына?

- У нас в Грузии говорят: воспитай сына врагом, и он будет тебе другом. В точном переводе: не щади сына, как врага, и он будет тебе другом. Звучит жестоко, но по сути очень правильно.

Левану уже пятнадцать. Я его забрал в Москву, решил дать настоящее мужское воспитание и поэтому отдал в знаменитое военное Суворовское училище. Я рад, что он у меня на глазах. Всегда есть возможность помочь советом. Сейчас трудное время и это очень важно. Посмотрите на сегодняшнюю молодежь - наркотики, проституция. Улица совсем не та, что раньше. Он, слава Богу, от всего этого отгорожен. А будет он петь или нет, сказать пока трудно, потому что петь ему сейчас нельзя. Голос ломается. Но если Леван запоет, я ему помогу. Я начинал в 24, так что у него все впереди.

- О чем вы с ним говорите, оставаясь вдвоем?

- О девочках, о футболе. Как и положено мужчинам. У мальчика постоянно появляются какие-то увлечения. Он может сказать мне все, надеюсь. А я стараюсь ответить ему, опираясь на свой опыт. Не нужно поднимать его на смех, хоть порой, как все молодые люди, он бывает наивен. Самое главное, чтобы сын не замкнулся в себе, не стал скрытным. В том, что дети становятся скрытными, чаще всего виноваты взрослые.

- До приезда сына в Москву вы с ним не общались так плотно?

- Да. Когда я уехал из Грузии, мальчик был маленький. Мы виделись урывками, то он приезжал в Москву, то я навещал семью - кочевая жизнь артиста. Теперь я встаю в семь тридцать, готовлю сыну легкий завтрак: или сосиски варим, или можем наделать горячих бутербродов с кофе. Хочу всем сказать - это большое счастье собирать сына в школу, жить семьей, ощущать запах горячих сэндвичей и кофе с утра. А потом идти на работу.

- К вопросу о работе. Я знаю, что у вас очень напряженный график. Как вы расслабляетесь?

- Если вы намекаете на наркотики, то я категорически против. Любых: легких, тяжелых. Это прямая дорога к смерти.

- Ваша мама хотела, чтобы вы стали скрипачом?

- Да, и в 6 лет отдала меня учиться скрипке. Признаться, занятия были для меня настоящей пыткой. Но я очень благодарен своей маме за то, что она заставляла меня учиться. Ведь как бы ни одарил тебя Бог, без упорного труда ничего не достигнешь. Как и большинство мальчишек, заниматься я не любил, но на концертах мне выступать очень нравилось. В девять, десять лет. Маленький мальчик, с маленькой скрипкой вместе с большим оркестром. На меня возлагали большие надежды. Но меня забрали в армию. На этом моя скрипичная карьера окончилась. Видно это судьба. Судьба, потому что я начал петь. Довольно поздно, в двадцать четыре года. До этого момента я никогда ни у кого не учился.

- Вы считаете это каким-то поворотным моментом в вашей жизни?

- Конечно, ведь меня сразу пригласили в популярный ансамбль "Иверия".

- Скажите, неужели со скрипкой у вас вязаны только плохие воспоминания?

- Воспоминания плохие об учебе, как и у любого нормального ребенка. А скрипку я любил. Я помню, что, иногда играя, вдруг начинал плакать. Настолько меня трогала музыка... И ведь это совершенно непонятная вещь. Всего семь нот. А от их расположения зависит, улыбнется человек или расплачется. Подобные ощущения я испытывал, когда заходил в церковь. Просто захожу, и у меня вдруг начинают из глаз литься слезы. От чего, для чего, я не знаю...

- Вы часто ходите в церковь?

- Я иду только тогда, когда мне очень хочется, когда чувствую, что меня туда тянет. Мне там становится безумно хорошо. Я просто присаживаюсь на лавочке и смотрю, как заходят люди, молятся, ставят свечи... Очень люблю, когда в церкви поют, когда пахнет благовониями. Я получаю облегчение.

- Уж если мы затронули такую непростую тему... Вы не думаете, что катаклизмы, которые происходят сегодня, это нам как наказание?

- Не думаю, хотя это красивая версия. Но скажите, чем провинились жители Краснодарского края? Скорее, катаклизм должен был произойти в районе Барвихи!..

- То, что вы стали петь, это каприз судьбы. А не пыталась ли судьба внести в вашу певческую карьеру каких-то кардинальных изменений?

- Году в 94-м или 95-м, точно уже не помню, меня пригласила во Францию очень серьезная звукозаписывающая фирма. Прослушивание состоялось в Париже. Уже был готов контракт. Сумма исчислялась миллионами долларов. Но... "Мы возлагаем на вас большие надежды, вкладываем большие деньги. Вы ведь понимаете, что если вам придется перекрасить волосы в красный цвет, то вы их должны будете перекрасить". В красный? Полное сумасшествие! И договор мы не заключили. Глупо, но я не жалею. Я ведь не от карьеры отказался, а от того отношения, которое было ко мне. Хотя шанс был конкретный. Многие согласились бы не только волосы, но и задницу выкрасить в любой цвет. Впрочем, я считаю, что все что случается - случается к лучшему.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы