aif.ru counter
29

Просто гений

АиФ Семейный совет № 4 22/02/2003

Этот гениальный спортсмен появился на удивление вовремя. Шел 1945 год. Народ истосковался по мирной жизни. А футбол (да кино - ничего другого в ту пору не было) был одним из непременных ее атрибутов. За победой в войне должны были следовать и мирные победы. Значит, нужны были и новые герои, но, как и солдаты, такие же бесстрашные, не знающие преград. Именно таким героем и стал великий футболист Всеволод БОБРОВ.

ЕГО ПОЯВЛЕНИЕ на футбольном поле было подобно взрыву: выйдя на замену за семь минут до конца матча, он успевает забить два мяча. Стадион застонал от восторга. А дальше - что ни матч, то гол. Первый свой сезон 1945 года он заканчивает с 24 мячами, забитыми в 11-ти играх, то есть не менее двух мячей за игру.

Такого в футболе еще не было. А уже в ноябре того же года его игрой восторгались англичане: тренер московских динамовцев Михаил Якушин пригласил его в свою команду для товарищеских игр на родине футбола. Бобров и в Англии стал лучшим - забил больше всех мячей.

Сейчас невозможно представить, чтобы одна личность так влияла на жизнь огромной страны! Из-за матчей, в которых играл Бобров, переносились на другое время заседания бюро райкомов партии или важные совещания в министерствах. Это в сороковые-то годы, в сталинские времена! Бесконечный поток машин от центра города к стадиону "Динамо", толпы болельщиков в том же направлении - все шли на Боброва. Кого только не было тогда на трибунах: боевые маршалы и генералы, известные артисты театра и кино, министры, писатели, композиторы, известные спортсмены!..

Как человека исключительно известного Боброва всю жизнь сопровождал шлейф легенд, домыслов и сплетен. Искренний, необычайно добрый и щедрый, он всегда был окружен толпою обожателей. Любил застолье, друзей, женщин. Мог загулять, нарушить режим, не явиться на тренировку.

Однажды это его спасло от смерти. В январе 1950 года в аэропорту в Кольцове (Свердловск) потерпел аварию самолет, на борту которого находилась хоккейная команда ВВС. Погибли все. Я хорошо помню те дни. Мы спрашивали друг у друга: неужели и Бобров? Первые день-два ничего не было известно: в те времена о подобном в прессе не сообщали. Но вот поползли по Москве обнадеживающие слухи: Боброва с командой в самолете не было. Накануне он загулял и опоздал на рейс. Потом слухи подтвердились: действительно, загулял, опоздал, хотя его разыскивали по всей Москве и на два часа задержали вылет самолета.

Разные случались истории. Однажды после весело проведенной вечеринки Бобров решил продлить удовольствие и отправился в ресторан гостиницы "Москва". С ним в лифте оказался тоже далеко не трезвый народный депутат. Он позволил себе панибратское замечание в адрес великого спортсмена. Не терпевший фамильярностей Бобров проучил его, что называется, по-мужски. Разразился скандал, ставший известным всей Москве.

Но странно: срывы и прегрешения лишь добавляли известности Боброву. А она его выручала и в совсем уже не шуточных ситуациях. Как-то глубокой ночью зимой 1946 года Бобров возвращался домой от друзей из Марьиной рощи, славившейся своими воровскими притонами. На еле освещенной улице дорогу ему преградили грабители, которым приглянулось его кожаное пальто - редкость по тем временам. Пришлось смириться: силы были неравные. Забрав пальто, шапку и часы, налетчики скрылись. Чтобы не замерзнуть зимой в одном костюме, Бобров побежал. Но вскоре услышал за собою топот ног: "Стой!" Оглянувшись, он увидел тех же грабителей:

"Так ты Бобер? Тогда - извини". И вернули награбленное.

До конца своих дней Всеволод Михайлович сохранил в себе и юношескую непосредственность, и озорство, и неподобающий возрасту азарт. Ничего от "звезды", от корифея. Но и цену себе знал: с любым начальством - а перед ним распахивались двери кабинетов самых высоких чиновников - держался вольно, на равных. Но главное: он никогда не просил за себя, всегда помогал тем, кто к нему обращался. Елена Николаевна, супруга Боброва, говорила: "У меня вообще было такое ощущение, что Сева просто ждал случая помочь кому-либо".

Несмотря на безмерную славу, на всеобщее поклонение, на обилие поклонников и поклонниц, в личной жизни Всеволод Михайлович долгое время оставался неустроенным. С первой женой, примой псковского театра оперетты Татьяной Саниной, он расстался быстро. И только повторный брак - уже в сорокалетнем возрасте - расставил все по местам. Бобров обрел наконец-то душевное равновесие.

Особая страница в жизни Боброва - его игра в команде ВВС, которую создал Василий Сталин. Он Боброва боготворил. Он сделал его играющим тренером и футбольной, и хоккейной команд. С Бобровым команда ВВС три года подряд завоевывает звание чемпиона страны по хоккею. Но не всегда отношения тренера и хозяина были гладкими. Василий Сталин, человек активный по натуре, наделенный неограниченной властью и к тому же, как он сам полагал, разбирающийся в спорте, часто вмешивался в работу тренера. Как же вел себя Бобров? По-разному, но был и вовсе уникальный случай. На хоккейной площадке Василий Сталин любил устроиться за воротами и оттуда командовать игрой. Однажды в самый разгар игры Бобров не выдержал и, проезжая мимо ворот, бросил при всех Василию: "А ты вообще пошел на... отсюда". Правда, после игры тренер извинился, но тот не обиделся.

Об игровой интуиции Боброва ходили легенды. Он умел предвидеть развитие событий на поле, предугадывал отскок мяча, вовремя оказывался в нужной точке и добивал в ворота отскочивший мяч. Борис Андреевич Аркадьев, футбольный тренер Боброва, говорил: "Он не думал, не знал, почему надо действовать так, а не иначе. Все было по наитию".

То же самое касается его технического мастерства. Однажды на тренировке хоккеистов "Спартака" тренер Бобров закрыл хоккейные ворота фанерным листом, оставив лишь узкую вертикальную щель у стойки размером с толщину шайбы, то есть примерно три сантиметра. А затем, отъехав к синей линии, стал бросать шайбы в ворота ребром. Все тренировочные шайбы залетели в эту щель! Тогда он предложил игрокам повторить упражнение. Но никто не смог забросить ни одной шайбы, хотя на площадке находились чемпионы Европа, мира и олимпийских игр. Стоит ли удивляться, что его результативность в хоккее и в футболе до сих пор остается рекордом. В 79 матчах, сыгранных им в составе ЦДКА, он забил 80 мячей. Его рекорды и сейчас - спустя 50 лет! - остаются незыблемыми: 10 заброшенных шайб в игре с ленинградским "Динамо", 8 подряд заброшенных шайб в игре со "Спартаком", 52 шайбы в 18 играх в сезоне 1948 года...

И уж если речь зашла о статистике, то нельзя не вспомнить и другую статистику - печальную. Спортивный путь Боброва был несправедливо краток (он умер в 56 лет): в футболе - неполных восемь сезонов, в хоккее - тринадцать. Случались сезоны, когда Бобров месяцами не появлялся на поле, значит, реальный срок его спортивного пути и того меньше! И можно только восхищаться тем, как этот человек, на протяжении всех этих сезонов игравший с тяжелейшими травмами, перенесший четыре операции на коленных суставах, добивался потрясающих результатов! Загадка...

Единственное, что не смог сделать Бобров, это научить других тому, что умел сам. Кто-то правильно сказал: "Таким, как Бобров, не суждено обрести в учениках продолжения и развития собственной гениальности. Их счастье (в спорте) и несчастье (если они становятся тренерами) в том, что они остаются непревзойденными".

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы