46

"В интернате сирота обучается жить бедно, но на всем готовом"

АиФ Семейный совет № 4 22/02/2002

ПО ДАННЫМ Госкомстата, только за последние 3 года количество сирот выросло на 83 тыс. Сегодня в России их около 700 тыс. Примерно треть из них воспитывается в "казенных" учреждениях - домах ребенка, детских домах, школах-интернатах общего типа, для детей с ограниченными возможностями здоровья и т.д.

Во всем мире выпускники сиротских учреждений считаются одной из наиболее уязвимых социальных групп. Российский пример убедительно свидетельствует об обоснованности такого мнения. 40% находившихся на полном государственном обеспечении сирот впоследствии становятся алкоголиками и наркоманами, 10% кончают жизнь самоубийством, 40% совершают преступления.

"Из целого выпуска десятилетней давности, - говорит психолог Елена Махлах, почти 40 лет проработавшая с детьми, лишенными родительской опеки, - благополучным можно назвать лишь одного человека. Он устроился в театр рабочим сцены. С остальными все очень плохо: они занялись проституцией, связались с криминалом, одна девушка убита, другая покончила с собой".

По мнению специалистов международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч", "виновата" в этом интернатская система воспитания сирот.

Детдома не могут обеспечить нормальный уход за больными детьми, а ведь таких больше половины. По данным Минздрава, у 64 процентов детей, поступающих в "сиротские заведения", обнаруживаются осложнения внутриутробного развития, у 10% - врожденные или наследственные заболевания. 30-40% детей поступают из семей алкоголиков. Отставание в физическом развитии наблюдается почти у половины сирот. Один анализ на внутриутробные инфекции стоит 400 рублей, поэтому обследуются лишь дети с прямыми показаниями.

Довольно часто на основании всего лишь косвенных признаков детям ставят диагноз - олигофрения. И оспорить заключение психолого-медико-педагогической комиссии, которую воспитанник детского дома проходит при приеме в школу, до его совершеннолетия почти невозможно.

В результате вынесенный на основании спорных факторов диагноз необратимо меняет человеческую судьбу. При "тяжелой олигофрении", когда ребенок признается страдающим имбецильностью или идиотией, он направляется в закрытые учреждения при Минтруда и социального развития. Там он пробудет до 18 лет, не получая практически никакого образования, чтобы потом перевестись во взрослое учреждение такого же типа.

Трудовое воспитание в интернатах чаще всего ограничивается навыками самообслуживания - убрать постель, накрыть на стол. И даже этим дети занимаются только под жестким давлением взрослых, привыкая к тому, что труд неинтересен и принудителен. В той же столовой ребята дежурят спустя рукава, потому что твердо знают, что воспитателям и обслуживающему персоналу положено исправлять все их огрехи. Им платят за это деньги. Так воспитывается иждивенчество: сирота обучается жить бедно, но на всем готовом.

Выпускники детских домов оказываются беспомощны во взрослой жизни. На работе, которую им находят, они обычно долго не задерживаются. Новую искать не умеют, не знают, куда обратиться и как себя при этом вести. И получается, что они нуждаются в воспитателе и выйдя за стены детдома.

Именно поэтому большинство правозащитников настаивают на необходимости развивать опыт детских домов семейного типа, широко использовать возможности устройства сирот в семьи, применять зарубежный опыт патронатного воспитания.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество