aif.ru counter
62

Подарок к пенсии

АиФ Семейный совет № 23 07/12/2002

ВПЕРВЫЕ с проблемой поздних детей я столкнулась еще в четвертом классе, перейдя в новую школу.

- У тебя есть братья или сестры? - спросила я свою новую подружку Машу.

- Есть, но они уже взрослые, - ответила она.

- Вот здорово! - позавидовала я, ведь мне всегда хотелось иметь старшего брата-защитника.

- А сколько им лет?

Услышанное ошеломило:

- Брату сорок пять, а сестре - тридцать девять.

Нам было по одиннадцать. Я подумала, что недопоняла.

- Ну, это папины дети, - объяснила Маша, видя мое замешательство.

- Он раньше был женат на другой.

- А... сколько ж ему самому? - не сдержала я любопытства.

- Ему? Семьдесят.

- А маме?

- Мама намного моложе. Ей... - Маша наморщила нос, подсчитывая в уме, - ей пятьдесят два... нет, пятьдесят один.

Для меня тогда что пятьдесят, что семьдесят - все было едино. Машина мама по возрасту догоняла мою бабушку, а папа - прабабушку. Вернувшись домой, я рассказала о нашем разговоре родителям, и, помнится, они тоже изумились. Видимо, тогда столь поздние дети были в диковинку.

Сейчас многие молодые люди не торопятся обзаводиться семьей и детьми. Если двадцать пять лет назад к окончанию института большинство студенток становилось мамами, то теперь сперва хотят "погулять", потом "как следует устроиться в жизни", "состояться профессионально"... И когда женщина наконец дозревает до желания иметь ребенка, ей нередко оказывается уже за тридцать, а то и ближе к сорока.

Поздние дети - группа риска

КАЗАЛОСЬ бы, живи и радуйся. Поздний ребенок практически всегда долгожданный. Для него создают все условия, ему отдают самое лучшее. Маме уже не хочется вечером сбежать от малыша в театр или к подружке, она купается в материнстве. У нее даже слово "я" исчезает из лексикона, заменяясь местоимением "мы": "Мы уже головку хорошо держим... Нас по вечерам газики мучают... Нам завтра прививку делать..."

Однако детские психиатры настроены весьма критически. "Поздние дети - это группа риска, - считает доктор, профессор Г. В. Козловская. - Они очень уязвимы и в физическом плане, и в психическом, и особенно в психосоциальном.

Поздняя беременность часто протекает тяжело, с гипоксией плода, с обвитием пуповиной. Родить женщина самостоятельно уже обычно не может, ей делают кесарево. А если она все-таки рожает сама, это бывают трудные роды, зачастую приходится накладывать щипцы.

Все это, естественно, отражается на здоровье младенцев. Поздние дети больше других подвержены всевозможным расстройствам: эндокринным, аллергическим, психосоматическим. На первом году жизни они практически стопроцентно болезненны. Потом часть компенсируется, но 60-70% все же остаются больными".

Сейчас часто можно услышать, что при поздних беременностях очень высок риск родить ребенка с синдромом Дауна. Но статистика свидетельствует о другом. "Вероятность этого на удивление мала во всех возрастах, несмотря на шумиху, поднятую в последние годы, - пишет американская исследовательница Жаклин Кейзан. - У детей, рожденных сорокалетними женщинами, вероятность заболевания составляет 1 на 100, а у женщин до тридцати - 1 на 1000".

Твоя бабушка пришла!

"Я НЕНАВИДЕЛА детский сад, - вспоминает девятнадцатилетняя Нина. - Но не потому, что меня там обижали. Нет, в саду с детьми мне было веселее, чем дома. Но каждый вечер я с тоской ждала возгласа ребят: "Нина, за тобой бабушка пришла!" Я не отваживалась сказать им, что это не бабушка, а мама. Боялась насмешек, и это всякий раз было для меня серьезной травмой..." Но это еще полбеды. В конце концов, мало ли какие уколы самолюбия вынуждены терпеть дети? Одних травмирует их полнота, других - необходимость носить очки с заклеенным стеклом для выправления косоглазия, третьих - неуклюжесть, четвертых - плохая успеваемость в школе. Тут опаснее другое: то, что "поздняя" мама не только физически, но и психологически ближе не к маме, а к бабушке.

Молодости свойственна бесшабашность. Когда я вспоминаю, как мы с мужем колесили по кавказскому серпантину в сорокаградусную жару, а на заднем сиденьи легкового автомобиля спал, намаявшись, наш двухлетний сынишка, мне становится жутко. С ним ведь что угодно могло случиться! Но мы, захлестнутые азартом юности, казались себе неуязвимыми. Спустя несколько лет, немного поумнев и остепенившись, я уже совсем по-другому, гораздо бережнее относилась к маленькой дочке. А родив в тридцать четыре года третьего ребенка, вообще старалась лет до двух как можно меньше перевозить его даже по Москве, поскольку опасалась инфекций и замечала, что малыша нервирует шум транспорта, обилие новых лиц...

С поздним ребенком очень трудно избежать так называемой "гиперопеки". Особенно если он единственный, выстраданный да еще не блещет здоровьем. А гиперопека порождает инфантилизм и детские страхи. В результате и без того неустойчивая психика ребенка расшатывается еще больше. Мир кажется ему агрессивным, полным опасностей. Такое мироощущение мешает детям нормально общаться, служит почвой для развития неврозов. В подростковом же возрасте, когда на первый план выходят самолюбие и желание самоутвердиться, это часто оборачивается отчаянным бунтом. "Как с цепи сорвался, ничего не желает слушать, пустился во все тяжкие", - вот типичные жалобы растерянных родителей, не понимающих, что случилось с их еще недавно таким несамостоятельным ребенком.

Зима тревоги нашей

ЛЕТ в пять-шесть практически все дети начинают задумываться о смерти. Но за родителей обычно не очень волнуются, ведь те еще молоды, полны жизненной энергии. Поздним детям и с этим сложнее. Они и так-то склонны к тревожным ожиданиям, а тут для тревог есть вполне реальные основания. Лишенный общества сверстников, не имеющий братьев и сестер (а часто и бабушек с дедушками!), ребенок чувствует себя одиноким. У него нет другого тыла, кроме родителей, и страх их потерять очень силен. "Как она будет жить, если с ними что-то случится?" - это была первая мысль, которая мелькнула у меня, когда я услышала от подружки Маши про возраст ее родителей. Если уж у меня, постороннего человека, возникли такие опасения, то что же говорить о самой Маше?! Тревожность поздних детей усиливается и тревожностью их родителей. Получив на склоне лет долгожданное дитя, они, конечно, очень беспокоятся за его жизнь и здоровье. А дети, как антенны, улавливают настроение взрослых, и их собственные страхи многократно усиливаются, когда от родителей исходят тревожные волны.

Все, о чем мы говорили, в основном относится к единственным детям. В многодетных семьях, где, естественно, тоже может родиться поздний ребенок, ситуация принципиально иная. Роды, как правило, протекают нормально, без травм и осложнений. У мамы богатейший родительский опыт, подросшие старшие дети (конечно, при правильном воспитании!) становятся надежными помощниками и няньками малыша.

Поздние дети в многодетных семьях не страдают от одиночества. Большой семейный клан, старшие братья и сестры для них - надежный тыл. Да и родителям спокойнее, когда они понимают, что, в случае чего, об их маленьком сыне или дочке есть кому позаботиться. Все это создает гораздо более благоприятные условия для психического и интеллектуального развития ребенка. Так, великий русский ученый Дмитрий Менделеев был четырнадцатым ребенком в семье. Немецкий композитор Людвиг ван Бетховен - седьмым. Испанский классик Сервантес - четвертым, Чехов - третьим. Князь Даниил Московский, которому Москва обязана своим возвышением, назван в летописи четвертым из сыновей (следовательно, в семье имелись еще и дочери). Выдающаяся женщина екатерининской эпохи княгиня Дашкова родилась четвертой.

Кстати, и наш нынешний президент Путин - поздний ребенок. И тоже не первенец.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы