aif.ru counter
385

Анастасия Чухрай: "Профессии телеведущей учусь по ходу дела"

АиФ Дочки-Матери № 23 04/12/2006

Анастасия Чухрай, внучка знаменитого режиссёра Григория Чухрая и дочка не менее знаменитого режиссёра Павла Чухрая, не прозябает в тени славы своих именитых родственников. Сегодня Настя - телеведущая. Правда, это амплуа - новое для Чухрай. У неё экономическое образование. Пойти по стопам дедушки и папы Анастасии помешала гордость: "Мне было противно думать, что кто-то может упрекнуть меня в том, что мои успехи - заслуга известной фамилии".

"Я против клановости"

- Анастасия, обычно дети из творческих семей идут по стопам родителей. Вы же выучились на экономиста. Но по специальности никогда не работали. А сегодня вы - телеведущая. Получается, что своё призвание вы нашли совсем недавно.

- Я в детстве не чувствовала в себе особой гуманитарной направленности. Некоторые люди находят себя в очень раннем возрасте. Есть дети, которые уже в пять лет понимают, кем они хотят быть, когда вырастут. Но так случается далеко не у всех. Со мной это произошло позже. Причём экономическое образование мне совершенно не помешало, более того, я не чувствую недостатка в гуманитарном. Учусь по ходу дела. Это на самом деле часто бывает эффективнее, чем обучение в институте. Хотя, конечно, сейчас, оглядываясь назад, думаю: пойди я тогда на журфак МГУ, мне было бы в профессии намного легче.

- Да что там журфак, для вас наверняка были открыты пути и во ВГИК, и в Щукинское...

- Именно поэтому я туда и не пошла. Мне очень не хотелось поступать в институт, где меня станут упрекать в том, что мне помогла известная фамилия. Пожалуй, даже не отсутствие призвания, а именно этот факт в первую очередь и повлиял на выбор будущей профессии. Меня всегда очень смущало и не нравилось, когда режиссёры снимают в фильмах своих детей. Мне не хотелось, чтобы все говорили про меня: "Всё ясно, она же дочка Чухрая". Мне очень приятно, когда обо мне говорят в контексте папы и дедушки, но только если это не касается моей профессии и моих личных достижений. Предпочитаю, чтобы мои успехи ассоциировались со мной, а не с моими родственниками.

- Насколько мне известно, и ваш отец клановости не любит. Именно поэтому не снимает вас в своих фильмах. Неужели ни разу у вас не возникло желания попробовать себя в роли актрисы?

- Пока что мне очень нравится то, чем я занимаюсь. Кроме этого, мне кажется, что я - человек не актёрского устройства. Не люблю, когда люди пытаются руководить моими эмоциями. А отношения режиссёра и актёра именно такие. Так что если мне захочется связать свою жизнь с кинематографом, то вряд ли это будет актёрская профессия. Хотя я допускаю, например, что пойду учиться на режиссёрские курсы к хорошему мастеру. Точно так же я не исключаю, что займусь альпинизмом или решу провести остаток жизни на природе, возделывая сад.

На учёбу за границу

- В детстве вы учились в Америке. Тяжело было в чужой стране, вдали от родителей? Смогли бы вы свою дочь Аню отправить за границу?

- Тогда были смутные времена, никто не знал, как будет развиваться ситуация в нашей стране. Мама просто хотела дать мне шанс работать за границей, если в России что-то не заладится. Мои родители никогда не думали об эмиграции, хотя предложений о работе за границей было очень много. Они всегда очень крепко держались за Родину. Я, видимо, выросла такой же: для меня жизнь вне России кажется невозможной. В Америке я жила с маминой подругой, она американка, сценарист по профессии, очень душевная, тёплая женщина. Линда - так её звали - ни слова по-русски не говорила, так что у меня получилось стопроцентное погружение в англоязычную среду. Но мне было и уютно, и комфортно у неё дома, я даже вскоре стала называть её своей второй мамой, чему она необыкновенно радовалась. Линды не стало несколько лет назад, и с её уходом я потеряла ощущение, что в Америке у меня есть кто-то родной и близкий...

А тогда... ну, конечно, я скучала по родным, но очень быстро освоилась, и у меня сразу появилась масса друзей. И вообще к обучению за границей я отношусь очень положительно. Мне кажется, это расширяет круг возможностей. Мы живём в век, когда границы размыты и успех во многих профессиях требует знания не только своей культуры, но и культуры других стран. Что касается конкретно Ани, то я чёткого ответа в настоящий момент дать не могу. Я думаю, что для неё это было бы полезно, но мне совсем не хочется, чтобы она тосковала по дому, грустила и чувствовала себя покинутой. Если я увижу, что лет через пять Аня будет готова к путешествию в самостоятельную жизнь, я, безусловно, дам ей шанс поехать учиться - в Англию, к примеру.

- Вы росли в творческой семье. Это отразилось на вашем воспитании?

- Родители редко на чём-то жёстко настаивали. Обстановка в нашей семье была далека от военной дисциплины. Считали, например, что важнее провести лишнее время с ними, пообщаться с их друзьями, послушать их всегда интересные разговоры, чем лечь рано спать. Они, конечно, контролировали мою учёбу, но никогда не ругали за отметки. Просто не считали, что из отличников должны непременно вырасти выдающиеся люди, что пятёрки в четверти дают ребёнку стопроцентную гарантию успеха в будущем. Кроме этого, вместе с родителями меня растила прабабушка. Я очень часто её вспоминаю - она умела так удивительно окутать и согреть своей любовью. Бабушка была золотым человеком. До 90 лет отстаивала своё право вести домашнее хозяйство. Мы пытались её отстранить, понимали, что в её возрасте это тяжело. Но она не сдавала своих позиций. Ей было важно быть полезной. Из-за этого я не научилась вовремя каким-то базовым вещам: она не пускала меня на кухню, готовить было нельзя, стирать нельзя, накрывать на стол нельзя. Это была область её ответственности, она всё делала сама. Поэтому всем этим навыкам мне пришлось учиться в зрелом возрасте, сами понимаете, что это сложнее, чем в детстве.

- Вы Аню тоже оберегаете от хлопот по дому?

- Нет. Ей всё это нравится: она обожает накрывать на стол, готовит омлет по утрам. У неё получается даже не омлет, а целое произведение искусства. И готовка доставляет ей огромное удовольствие. Я с Анькой строже, чем со мной были мои родители. Всё-таки в творческих семьях это не принято, детей растят в свободе, в отсутствии режима. Мне хочется раньше научить её работать. Мне важно, чтобы она серьёзно, с вниманием и уважением относилась к школе и к своим обязанностям, доводила до конца все дела, за которые берётся. Я относительно строгая мама, но при этом я стараюсь Аню понимать, слышать её. Я могу быть строгой в мелочах, но никогда не буду настаивать на чём-то, что противоречит её характеру. В свои восемь лет она уже личность. Конечно, хочется сделать её лучше, хочется, чтобы она много знала, не ленилась, была успешной в школе. Но в этом нет фанатизма, на первом месте для меня - сохранить её "я".

"Клянчить - стыдно"

- Каждая мама хочет давать ребёнку самое лучшее, покупать игрушки, делать подарки, но при этом мечтает о том, чтобы чадо росло неизбалованным. Вы нашли компромисс?

- Многие родители, особенно одинокие матери, отказывая себе во многом, покупают ребёнку всё, что его душе угодно. Эти матери полностью посвящают себя детям, живут исключительно ими и готовы отдать им всё. Однако от этого иногда дети вырастают эгоистичными, они не ценят этого самоотречения и принимают его как должное. Это вредно в первую очередь для самого ребёнка. Человека, который не ценит родительской любви, нельзя назвать хорошим. Но и противоположная ситуация в корне неверна. Нельзя детей держать в чёрном теле, тем самым закаляя их характер и стараясь не избаловать. Плохо, когда родители ведут роскошный образ жизни, а ребёнка во всём ограничивают. Дети, наверное, должны жить так же, как и их родители. Поэтому, если я могу позволить купить что-то себе, то с удовольствием сделаю подарок и Ане. И у меня такое ощущение, что Аню нельзя испортить этими подарками. Она так устроена. Очень редко о чём-то просит, никогда не клянчит, понимает, что клянчить - стыдно. Если ей чего-то очень сильно хочется, она мне деликатно об этом говорит, но никогда не требует. Она не из тех детей, которые могут биться в истерике на полу магазина, вымаливая понравившуюся куклу. Единственная проблема в том, что, когда у ребёнка много игрушек, он перестаёт им радоваться так, как радовались мы в детстве. У нас всего-то и было три-четыре игрушки, и каждая казалась особенной. Сегодня дети так к игрушкам не привязываются.

- Несколько лет назад вы расстались со своим мужем Антоном Табаковым. Далеко не всем супругам удаётся сохранить хорошие отношения после развода. Вам удалось? Аня часто общается с отцом?

- Аня очень часто видится с Антоном. Они обожают проводить время вместе. Аня нами обоими гордится, любит смотреть по телевизору мои программы, выступления Антона, читает наши интервью. А у меня с Антоном никогда не было сложностей в отношениях после развода. Мы по-прежнему друзья. Но даже если в семье не такая ситуация, как у нас, в первую очередь, независимо от того, как вы относитесь к бывшему мужу, ни в коем случае нельзя вмешивать ребёнка в конфликт. Банальная, но тем не менее первостепенная вещь. Если женщина позволяет себе плохо отзываться об отце в присутствии ребёнка - это чудовищно. Задача женщины - сохранить для ребёнка отца, как бы она сама ни была обижена на бывшего мужа. Использовать ребёнка как инструмент решения конфликта или мстить с его помощью - преступление.

Жертва ради ребёнка

- Кто-то мстит бывшему мужу, настраивая ребёнка против него, а кто-то, напротив, остаётся жить с нелюбимым человеком ради счастья детей...

- Счастье детей действительно очень важно, и родители не могут этого не учитывать. Другое дело, что часто женщины, пытаясь сохранить семью, на самом деле сохраняют фальшивые или даже враждебные отношения. И тем самым только вредят ребёнку. Можно притвориться на час, на два, но не на всю жизнь. Дети чувствуют очень тонко и не могут быть счастливы, если несчастливы родители. Иногда развод становится единственно правильным решением. Кроме того, бывает, что отношения между родителями становятся намного лучше именно после развода. И ребёнку комфортнее, когда его родители пусть и живут не вместе, но нормально общаются, а не сохраняют видимость благополучия. Но я абсолютно понимаю решение людей, которые сознательно идут на сохранение семьи исключительно ради своих детей.

- А мне кажется, что любить детей - не значит приносить в жертву себя.

- Если мужчина и женщина ради детей задумываются о том, что всё-таки не стоит расставаться, наверное, ещё не всё потеряно в их отношениях. Значит, конфликт поверхностный, а в глубине остались чувства и живы внутренняя связь и близость. Ребёнок становится мостиком между папой и мамой, который держит их вместе и помогает правильно оценить ситуацию, не принимать поспешных, опрометчивых решений.

- Последнее время я всё чаще слышу разговоры о современных слабых мужчинах и сильных женщинах. Кругом полное вырождение первых и сплошная эмансипация вторых. Недавно мы говорили об этом с Еленой Ищеевой, так она уверена, что мужчины слабеют из-за того, что сильные женщины, вместо того чтобы помочь, добивают их.

- Я думаю, в наше время очень много сильных мужчин. Ещё я думаю, что основная проблема не в слабости мужчин, а в том, что они больше не хотят заботиться о женщинах. Мир действительно меняется, меняются наши роли, поэтому достаточно сложно сохранить устоявшийся веками стереотип отношений мужчины и женщины - ведь все остальные стереотипы сломаны. Женщины перестали быть беспомощными - они сами этого хотели. И теперь мужчины разводят руками - за что боролись... Тенденции времени, конечно, - вещь определяющая, но наш век - век личностей, и, выбирая друг друга, сильные мужчины и женщины, наверное, всё-таки постараются, по крайней мере в своих семьях, сохранить такие важные понятия, как мужественность и женственность.

- Некоторые женщины, за спиной у которых развод, теряют интерес к браку. Они готовы к новым отношениям, но не хотят узаконивать их. А вы?

- Говорят, что брак убивает любовь. То чувство, которое может убить брак, - что угодно, но только не настоящая любовь. Мне кажется, что для мужчины и женщины, которые хотят жить вместе, иметь детей, брак - это логическое и правильное продолжение отношений. Стоит держаться за человека, если ты с уверенностью можешь сказать себе, как при венчании: "Да, я готова быть с ним и в горе, и в радости, и в болезни, и в здравии. Я принимаю его таким, какой он есть, со всеми его достоинствами и недостатками, и он становится частью моей жизни и частью меня самой". Кому-то проще брак не регистрировать. И это можно понять: отсутствие штампа даёт ощущение свободы. Но лично я верю в брак, верю в семью. Мои родители вместе больше 30 лет, они любят друг друга, дополняют и поддерживают. И об этом можно только мечтать!


БЛИЦОПРОС АНАСТАСИИ ЧУХРАЙ

- Книга, которую прочитали последней?

- Я читаю Людмилу Улицкую, "Даниэль Штайн, переводчик". Читаю взахлёб, она пишет о вещах, которые меня очень волнуют, с интонациями, которые необычайно близки.

- Фильм, который советуете посмотреть всем?

- Есть фильмы - вовсе не детские, - которые я покупаю, чтобы посмотреть с дочкой Аней. В наше время дети воспитываются не только на книгах, но и на кинематографе. Это "Гамлет" Козинцева, это "Иисус Христос - суперзвезда", "Римские каникулы" и "Унесённые ветром". Сама очень хочу пересмотреть "Волосы" Милоша Формана.

- Какую музыку сейчас слушаете?

- У меня в машине диски Ive Mendes, Leonard Cohen, Morcheeba, Garbage.

- Любимая вещь в гардеробе?

- Люблю высокие сапоги без каблука, с широким, как для верховой езды, голенищем. Люблю толстые, длинные шарфы и драные джинсы - за них меня неизменно осуждает всё старшее поколение.

- Что всегда можно найти в вашем холодильнике?

- Клубнику и взбитые сливки.

- Где последний раз отдыхали?

- На Сардинии, хотя и совсем недолго.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы