115

Лето ее жизни

АиФ Дочки-Матери № 23 06/12/2005

ДАВНЫМ-ДАВНО был у Танечки муж. Вечно занятое на работе существо. "Дырка от бублика", копейки, которые он гордо именовал зарплатой, им же и тратились на разные мелочи вроде пива, бани и газет. В итоге - развод.

Есть у Танечки сыновья, один школу заканчивает, другой - университет. Парни без особых претензий, слава богу, но и не без разных просьб. Джинсы, например, купить модные или ботинки. Хорошо, что оба уже стали подрабатывать на карманные расходы. Старший проводил дискотеки, на свадьбах и юбилеях народ музыкой потчевал. Младший увлекся журналистикой, его заметки иногда печатали в журнале, и сын гордо делился с мамой финансами.

- Половину мне, половину тебе.

Танечка в первый раз даже всплакнула тайком на кухне.

А еще у Тани была мечта. Кому-то, возможно, она показалась бы глупой. Но мечту не выдумывают, не выбирают, не планируют. Она приходит сама по себе и поселяется в мозгах у практиков и в душе у романтиков. Танечка грезила кринолинами, корсажами и кружевными перчатками. Откуда что взялось? Из исторических французских фильмов? Или с картин Брюллова? Только частенько Танечке снились красивые интерьеры, в которых изящно одетые барышни сидели на кушетках с книгами в руках. Иногда дамы прогуливались по аллеям, пряча белые лица под солнечными зонтиками. Такие фантазии у преподавательницы культурологии были бы вполне понятны, но у Танечки-стоматолога? Врачом она была хорошим, вкалывала, подрабатывала, кормила семью.

Год назад скончалась Танина бабушка. Танечку она просто обожала, поэтому отписала любимой внучке свой заветный сундук. Два на полтора, да еще и высотой с обеденный стол. Кованые замки. Весит, как хороший бегемот. И в обычную хрущевскую дверь протащить его было бы нереально.

Танечка плакала в обнимку с сундуком, но пришлось-таки, выпотрошив, снести его на помойку. Что было внутри? Там лежали пересыпанная нафталином и лимонными корками стопка отрезов тканей, целый мешок мулине и шелковых ниток, пяльцы трех размеров и кружева. Пожелтевшие от времени, удивительные кружева. У Танечки задрожали руки, она поняла - это судьба...

ПОДРУГИ потеряли ее из вида. Все выходные и редкие свободные вечерние часы она проводила, зарывшись в ворох тканей. Первое платье, получившее имя "Осень", Танечка делала четыре месяца. Нет, сшилось оно быстро. А вот узоры отняли массу времени. Нарисовать и то непросто, а уж вышить! Золотые, красные, рыжие и багряные листья слетали вниз, прихотливо рассыпаясь по кремовой юбке. Красота! Танечка себя неискренне поругивала вслух.

- Очумела на старости лет!

Но сердцем чувствовала - "Осень" стоила того, чтобы склоняться над ней снова и снова, стежок за стежком приближаясь к завершению. В октябре, немного смущаясь, Танечка отнесла (мальчишки помогли, склеили громадный футляр из картона, не мять же пышную юбку) платье в салон к приятельнице.

- Вот. Оно называется "Осень".

Последовала немая сцена. Потому что такой прелести никто еще не предлагал. И оценить ее сразу не смогли. Поразмышляли, поспорили, да и выставили в витрине. Подсветили. И платье ожило, заиграло. Листья блестели и кружились, просто дыхание захватывало от немыслимой прелести. Танечка, недолго думая, засела создавать "Зиму". Подвенечный наряд и вовсе умопомрачительной красоты. Белая вышивка шелком по серебряной парче, речной жемчуг, стального цвета кружева. Первое платье все еще не было продано, люди останавливались, охали, заходили в салон, но приобретали вещицы попроще - фабричные модели с менее шокирующей индивидуальностью. Когда в январе Танечка принесла второе, опять воспоследовала сцена восхищения.

- Ой! Ох!

- Вот. Может, тоже поставите? В витрину.

На следующее утро ей перезвонила взволнованная до глубины души подруга.

- Живо ко мне! Ноги в руки! Покупатель!

- На "Осень"?

- Нет, на "Зиму".

ТАНЕЧКА влезла в рыженькую, видавшую виды дубленку и побежала на ближайшую к дому троллейбусную остановку. В салоне царила суматоха. Продавщицы подавали кофе, с неестественно широкими улыбками метались, точно испуганные рыбки в аквариуме. Хозяйка занимала светской беседой гостей: двух солидного вида мужчин в строгих костюмах и юную девушку. Бледное, высокое создание, на высоченных каблуках. Таня сразу поняла, что эта красотка не ездит в общественном транспорте, не бежит, подскальзываясь, по обледенелым улицам. Да и замуж собралась по расчету. За солидного дядечку. (Интересно, за какого именно? Один напоминал Марлона Брандо. Другой - Федора Бондарчука.) Сняла дубленку, подошла, вежливо поздоровалась.

- А вот и автор! - пропела хозяйка салона. Покупатели обратили внимание на Танечку. Она сразу показалась себе маленькой и неуклюжей. Представилась, не дожидаясь помощи.

- Татьяна Ивановна.

Мужчины привстали. "Брандо" оказался Виктором Петровичем, а "Бондарчук" - Сергеем Ивановичем. Речь повел Виктор Петрович.

- Дочь собралась замуж...

Танечка мимолетно подумала, что один кандидат отпадает. И пожалела почему-то, что женихом оказался похожий на Бондарчука мужчина.

- ...за сына Сергея Ивановича. Мы ей предлагали слетать в Париж, выбрать наряд. Уже билеты купили. А вчера вечером она увидела ваше платье...

Вмешался Сергей Иванович.

- Честно говоря, невестка у меня будет настырная. Ухитрилась нас обоих притащить сюда. Это непросто, честное слово. Люди мы занятые.

- Только платье ей слегка велико в талии. Сможете подогнать? Или это нереально?

Танечка улыбнулась.

- Непросто, конечно. Видите, вышивка? Придется помучиться, но в принципе... Давайте примерим, я посмотрю.

Сергей Иванович предложил подвезти Танечку на своей машине. По дороге они долго разговаривали. И оказалось, что у них много общего, не только отчества. День рождения в ноябре, в один год. С разницей в три дня. Им нравились одинаковые фильмы, актеры. Они слушали одну и ту же музыку. Оба имели по двое взрослых сыновей. Только Сергей Иванович был вдовцом. Уже десять лет.

- Жена была такая же миниатюрная, как вы. Улыбчивая. Добрая.

Танечка мимолетно задумалась, это она-то улыбчивая? Но не стала спорить.

...У НЕЕ никогда в жизни не было в руках такой суммы денег. Сразу! Удалось даже купить компьютер. Сыновья обрадовались. Как-то, через неделю или две, младший сказал неожиданно:

- Я всегда верил в тебя, ма! Ты молодец!

Старший пошутил:

- Не бездельничай. Принимайся за "Весну"!

- Звонят. Мам, это тебя.

В трубке раздался низкий голос Сергея Ивановича:

- Доброе утро. Поздравляю!

- С чем? - удивилась Таня.

- Как же. Татьянин день сегодня. Ваш праздник.

ОН ЗВОНИЛ каждый день. И она научилась вышивать, прижав трубку к уху. Загадывая с каждым стежком что-то важное, красивое, невозможное. "Осень" купили вскоре. Еще дороже. "Весна" и вовсе улетела в Японию. А "Лето"... В этом самом красивом, расшитом разнотравьем платье Татьяна вышла замуж. Догадайтесь, за кого?


"АиФ. Дочки-матери" продолжают конкурс рассказа. Победители получат ценные призы, а авторы всех опубликованных историй - гонорар 3000 руб. (без вычета налогов). Рассказ должен быть неожиданным и занимать не более 5 стандартных машинописных страниц (7500 знаков). Второй вариант - малый жанр, рассказ не более 27 строк (то есть одна страница) будет по достоинству оценен в 500 рублей. Не забудьте оставить свои координаты: точный почтовый адрес, паспортные данные, ИНН и номер пенсионного удостоверения (это обязательно, бухгалтерия у нас строгая). Редакция категорически не вступает в переговоры и переписку с авторами.

E-mail: boyarkina@aif.ru

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах