aif.ru counter
55

Кража

АиФ Дочки-Матери № 9 13/05/1999

БОЛЬШЕ всего Мария Петровна Карпова ненавидела зятя и тараканов.

- Эти паразиты такие же наглые и противные, как твой Васька, - убежденно говорила она дочери и брезгливо морщилась.

- Мамаша, не лезьте в мою семейную жизнь. Когда ваш третий муж приползает на бровях, он вообще похож на свинью, - не желая оставаться в долгу, дочь наносила ответный удар.

- Ты чего, Нинка, сдурела? Как ты с матерью разговариваешь?! - кричала Карпова. - Да твой в подметки моему не годится. Мой хочь на гармони играет, а твой - только на нервах... Посмотри, до чего он довел тебя. Ведь какая красавица была, а теперь - ни кожи, ни рожи.

Потом она плакала и причитала:

- Ирод проклятый, дитя мое сгубил.

Потом они, обнявшись, плакали вместе. И мирились. Но Нинка все равно не могла понять, за что мать так ненавидит зятя. Конечно, он мало зарабатывает, так ведь все, что платят, домой приносит. Не пропивает, как ее гармонист. Характер у Василия, конечно, скрытный, порой слова не вытянешь.

- Может, ты, Васька, глухонемой? - часто не без ехидства спрашивала теща.

А он в ответ - ни слова. Сидит надутый, словно аршин проглотил. Знает, что любое слово против него же и обернется. Говорить с тещей - все равно что в пасть тигра лезть. Она вечно злая, как мегера, по пустякам придирается. То тараканов гоняет, то зятя. Зато когда в дверях ее пьяный муженек появляется, она тут же из мегеры в ангела превращается:

- Вот и мой Витенька пришел. А я уже в окошко поглядываю, жду...

Нинка только диву давалась, глядя, как мать на глазах меняется. Минуту назад зятя последними словами поносила, и вдруг - сама доброта.

- Давай уйдем на квартиру, - просил Василий, но Нинка и слушать не хотела.

- Ты сначала деньги научись зарабатывать, а потом уж квартиры нанимай.

- Хоть ты не попрекай меня, - хмурился Василий. - Может, воровать прикажешь? Так я уже за это свое отсидел.

Он мрачно и надолго замыкался в себе, словно обдумывая, как жить дальше: то ли оставаться честным нищим, то ли стать богатым жуликом и ожидать своего места на нарах.

Можно бы, конечно, жить и на гроши, называемые зарплатой, если б не теща, которая уже достала.

- Она у меня вот здесь сидит, - проводя ребром ладони по горлу, говорил Василий.

Но Мария Петровна не унималась. Она, словно поставив перед собой цель извести зятя, упорно добивалась ее воплощения.

- Ну когда ты жене колечко золотое подаришь? - своим ехидным тоном спрашивала она и приводила в пример соседских мужиков, которые умеют добывать деньги.

Не дослушав лекцию о заботливых мужьях, Василий вставал и уходил в крохотную, душную комнату, которую теща из милости выделила им для проживания.

* * *

НИНКА вся сжималась, нутром чувствуя приближение беды. И она пришла. Однажды утром Мария Петровна вышла на кухню и, перекрестившись, шепотом произнесла:

- Господи, за что нам такое наказание?

- Что случилось? - встревожилась Нинка, глядя на побледневшее лицо матери.

- А случилось то, что и должно было случиться, - Мария Петровна присела на табурет, промокнула краем фартука повлажневшие глаза и тяжело вздохнула. - Просила ведь тебя, дочка: гони этого паразита. Горбатого только могила исправит.

- Да что же случилось? - испуганно повторила Нинка.

- Твой Васька был ворюгой и останется, - в подтверждение этих слов Мария Петровна вынула из кармана фартука золотой перстень. - Вчера вечером к соседям приезжала милиция. Когда они были на работе, в квартиру забрался вор и вынес все ценные вещи. Участковый и к нам заходил, интересовался, чем Васька занимается. Мол, не видели ли мы посторонних. А Васька, видно, специально увел тебя погулять. У моего мужа даже сердце схватило. А сейчас я нашла у вас в тумбочке это кольцо. Хотела пыль протереть, гляжу - что-то блестит. Мне чуть дурно не стало.

Теперь надо сообщать в милицию.

- Мама, не губите Васеньку. Не мог он этого сделать, не мог, - сквозь слезы причитала Нинка.

Но в милицию мать, видно, сообщила. Вскоре приехал участковый с какими-то людьми, которых он называл понятыми. Мать отдала перстень, а в сарае нашли еще соседский магнитофон и наручные часы.

* * *

ВАСИЛИЯ забрали прямо с работы, и, узнав об этом, Нинка сразу отправилась в милицию.

- Мне нужно увидеть моего мужа Василия Сенина, - заявила она дежурному.

- Лет через пять увидите, - не поднимая головы, ответил тот.

Нинка не поняла, шутит он или говорит всерьез, и повторила свою просьбу.

- Гражданка, тут не дом свиданий, - строго произнес дежурный. - Завтра можете пойти к следователю, нанять адвоката, а сейчас ничем помочь не могу.

Дальнейший разговор не имел смысла, и она отправилась домой. За столом сидел пьяный Виктор Иванович. Мать суетливо расставляла перед ним тарелки с едой.

- Ну что, доигрался твой муженек? - хрипло произнес он и пронзил Нинку колючим взглядом. - Видать, свобода ему надоела. Всю семью опозорил, сволочь.

- Прекратите! - закричала Нинка. - Лучше на себя взгляните! Каждый день глаза залиты водкой!

- Пьяный проспится, а вор - никогда, - размахивая перед Нинкиным носом указательным пальцем, пробурчал Виктор Иванович.

- Ты Виктора Ивановича не трожь. Он твоему не ровня. Мы тебя хотели научить уму-разуму, да, видно, ума маловато. Не в мать пошла, - вмешалась Мария Петровна. - А теперь ступай от греха.

Нинка повернулась и пошла в свою тесную спальню. Она постояла у окна, за которым было так же тоскливо и холодно, как на ее душе. Потом, не раздеваясь, прилегла на диван.

* * *

- ТЫ, ВИТЕНЬКА, не переживай, все обошлось. У тебя жена с соображением, - донесся из соседней комнаты голос матери.

Фраза эта показалась Нинке странной. С чего ему, пьянчуге, переживать?

- Я ж, Машка, не хотел. По пьянке вышло, - растягивая слова, отозвался отчим.

Ночью, когда в доме погас свет и из комнаты донесся храп Виктора Ивановича, Нинка оделась и вышла на улицу. Медленно обойдя соседский забор, она остановилась, потом вернулась обратно, внимательно разглядывая следы чужих ботинок, оставшихся на снегу. Потом отодвинула в заборе доску и юркнула во двор. От забора к дому, где случилась кража, вели те же следы. Зигзагообразный рисунок подошвы, плотно впечатанный в снег, показался ей знакомым.

Нинка вернулась домой, схватила в коридоре ботинки отчима и стремглав бросилась обратно. Подошвы ботинок точь-в-точь совпадали со следами, ведущими к заколоченному фанерой окну, через которое вор пробрался в дом. Нинка остановилась, перевела дух. Что делать дальше, она пока не знала, но главное - она нашла настоящего вора. Неужели ее мать, чтобы спасти собственного мужа, подставила зятя? Выходило так, и доказательства она держала в руках.

Неожиданно мелькнула спасительная мысль, и Нинка помчалась к дому, где жил участковый. Со сна он не мог понять, что нужно этой женщине и зачем она рахмахивает перед его носом старыми ботинками.

- Вы сегодня посадили моего мужа, а он не виноват! - кричала Нинка.

- Ты чего орешь, как бешеная? Завтра на работу приходи, - и участковый захлопнул дверь.

Нинка постояла, потом изо всех сил начала барабанить в дверь.

- Хочешь на пятнадцать суток загреметь за хулиганство? Это мы можем, - появившись на пороге, сонно произнес участковый.

- Вы засадили честного человека. Я жалобу на вас напишу, - пригрозила Нинка.

Ее слова, видно, подействовали на участкового.

- Жди здесь. Я сейчас оденусь, и пойдем, - приказал он.

Дорогой Нинка подробно рассказала обо всем, что произошло. Когда они подошли к ее дому, в окнах уже горел свет.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы