aif.ru counter
49

Ведро картошки и французский язык

АиФ Дочки-Матери № 1-02 04/01/2001

Татьяна ВАСИЛЬЕВА:

- В студенческом общежитии Школы-студии при МХАТ первые годы у нас были условия, как в старой больнице, - практически в ряд стояло 15 кроватей. Но я себя чувствовала нормально, поскольку выросла в коммунальной квартире, в которой было 30 комнат и жили 30 семей. Сложности, конечно, присутствовали. Кто-то приходил домой в час ночи, кто-то начинал поздно жарить макароны, кто-то - петь. А я всегда любила ложиться спать пораньше. Мы то сближались, то ссорились. Но врагами никогда не становились. К концу учебы мы уже стали жить шикарно, по 3-4 человека в комнате.

У нас был очень дружный курс. Мы встречались, проводили вместе все праздники и дома у москвичей, и в общежитии. В отличие от современной молодежи у нас не было возможности пойти в ресторан. Мы собирались, варили ведро картошки, покупали селедку, дешевую водку...

Дмитрий ПЕВЦОВ:

- Когда я попал в студенческую среду, то самым сложным оказалось привыкнуть к некоторой свободе обращения. Для меня было дико, как можно подойти и обнять почти незнакомую девушку. А потом стал таким же. Еще я очень мучился на первом курсе. Мы занимались с полдесятого утра и до одиннадцати вечера. Я засыпал в метро и пропускал свою остановку.

Виктор РАКОВ:

- У нас был очень хороший курс, хотя он в какой-то момент разделился на "кучки". Везде есть свои "против кого дружите?". Но я не ощущал, что принадлежу к какой-то конкретной группе, потому что со всеми общался нормально. И не чувствовал себя ущемленным от того, что я кого-то не люблю, что меня кто-то не любит. Мне было все равно. Я помню, что к нам на зачеты приходил Игорь Ильинский.Тогда мы все считали себя артистами. Потом спустя несколько лет я очень жалел, что первый курс длился всего один год, а не два и не три, потому что это так интересно.

Елена ЯКОВЛЕВА:

- Я поступала только в ГИТИС, а не как все нормальные абитуриенты - сразу в несколько театральных учебных заведений. И, как ни странно, поступила. Я была толстенькая. Кто-то мне сказал, что я похожа на Наталью Гундареву. И, смешно вспомнить, я самостоятельно выучила все ее роли.

Евгений МИРОНОВ:

- Я даже предположить не мог, что меня ожидает. Я был ужасно закомплексован. Прогуливал занятия, потому что стеснялся принимать в них участие. Например, у нас было занятие на пятом этаже у Табакова, а на четвертом - у Храмова или у Маркова. Я там и там был занят в этюдах. И я уходил от Табакова, говорил: "Извините, пожалуйста, меня ждет Василий Петрович Марков". Заходил к Маркову: "Извините, пожалуйста, меня ждет Олег Павлович". Они меня отпускали. А я прогуливал оба занятия. Конечно, потом пришлось перебороть собственное "я". Ведь раскрепощенность - одно из главных актерских качеств.

Юлия БОРДОВСКИХ:

- Я жутко боялась первой сессии. Дело в том, что я училась на вечернем отделении (не прошла на дневное из-за того, что сдала на тройку английский) и мне нужно было сдать все экзамены на пятерки - чтобы перевестись на дневное. На дневное отделение я так стремилась потому, что играла в баскетбольной команде МГУ, а тренировки и игры были в вечернее время. Я похудела за сессию на 3 килограмма. Зато сдала все на "5" с лихвой. Последним экзаменом была античная литература. Лекции по античке нам читала Кучборская, преподаватель, уже ставшая легендой на журфаке. Она обожала свой предмет и спрашивала очень строго. Но перед экзаменом она заболела, и античку у нас принимал преподаватель Попов - уникально добрый и веселый человек. Когда он мне поставил "пятерку" в зачетку, мы с ним просто так еще поговорили об "Илиаде" и "Одиссее" Гомера... В итоге, когда перевелась на дневное, я не только подтянула английский, но и выучила французский. Теперь знаю два хороших языка.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы