aif.ru counter
537

Оксана Пушкина: "Ягудин хамил на грани фола"

АиФ Суперзвёзды № 22 28/11/2006

ОНА несколько раз начинала жизнь с нуля... Сначала в Питере, приехав туда молоденькой девчонкой из Карелии. Потом в Америке, куда отправилась на пару месяцев на стажировку, а задержалась почти на семь лет. Затем в Москве... В этом году исполнилось десять лет с тех пор, как Оксана Пушкина начала заниматься на телевидении звёздными женскими историями.

- ОКСАНА, среди героев "Женского взгляда" есть обиженные?

- Обиделась Татьяна Друбич. Я в то время постоянно моталась из Америки в Россию. Две недели жила там, две недели - здесь. Поэтому просто физически не успела показать Тане программу до эфира. Этот случай многому меня научил. Я думала, ничего особенного не сказала, но в жизни Тани после выхода программы стали происходить не самые позитивные события. Слава богу, со временем обида прошла.

- А кто отказался раскрывать душу перед камерой?

- Вчера отказалась от участия в программе вдова Леонида Филатова Нина Шацкая. Людмиле Гурченко я звонила трижды, но она каждый раз отвечала: "Я вас уважаю, но, извините, моя жизнь в 30 минут не уложится". Я понимаю, что Людмилу Марковну уже все достали просьбами рассказать о своей судьбе. Но, думаю, я бы сделала про неё хорошую программу.

А в целом отказов практически нет. Есть герои, которые просят деньги за интервью. Как правило, это пожилые и незаслуженно забытые государством знаменитости. Я сама предложила вдове одного легендарного отечественного режиссёра: "Давайте я помогу вам получить квартиру". Потому что своими глазами увидела, в каких жутких условиях она живёт вместе с дочкой и внуками. Кому-то помогаю деньгами, кому-то - борзыми щенками. А что делать? Не могу пройти мимо чужой беды.

"МОЁ ВРАНЬЁ ВСКОРЕ ОТКРЫЛОСЬ"

- ВСТАВ на коньки в "Звёздах на льду", вы немало удивили своих поклонников.

- Участие в проекте - одно из немногих решений за все мои 43 года, которое я приняла единолично. Мои мужчины - сын и муж - сказали категорично: "Только через наши трупы!" Я каждый день занимаюсь в спортзале, поэтому врала им, что хожу туда. Возвращалась с тренировок - ноги опухшие, вся в синяках. Залезала в холодную ванну и говорила ребёнку: "Тёма, я переработала в спортзале". Но моё враньё вскоре открылось, отчего в семье случилась большая трагедия. Сын сказал: "Мама, ты меня обманула, я не могу больше тебе доверять". Зато сейчас ребёнок гордится мною. Да я и сама горжусь собой. В проекте катаются девчонки до 30 лет, и мы с Ингеборгой Дапкунайте по сравнению с ними просто старушки.

Мои мужики понимали, что я могла элементарно упасть. Я же об этом сначала не думала. Спохватилась лишь тогда, когда сломала ребро. И даже сейчас, уже вылетев из проекта, не могу надевать туфли на каблуках - настолько опухли ноги. Нагрузки ведь были нечеловеческие. Но для меня чем сложнее препятствие, тем интереснее. Помните, как говорил Василий Шукшин? Успех - это свинцовая жопа и талант. У меня точно свинцовая задница. Я могу заставить себя делать через "не могу" и "не хочу". А на льду мне помогал опыт художественной гимнастики, которой занималась 10 лет.

- Почему бросили гимнастику?

- Я всегда была максималисткой. Или всё, или ничего. Помню, на соревнованиях в Германии сорвалась. Неудачно бросила булаву... И стало ясно, что победы, о которой так мечтала, не будет. Я развернулась и ушла с ковра. Быстро переоделась и, заливаясь слезами, сбежала в город. В Берлине я не знала ничего. У меня не было ни денег, ни документов.

Теперь-то я понимаю, что моё исчезновение стоило руководителю команды седых волос. Но я тогда ни о ком не думала. В моей голове билась одна мысль: я проиграла... Казалось, что жизнь кончена. Дорога на международные соревнования для меня была закрыта, и гимнастика потеряла всякую привлекательность. Конечно, я помалкивала, но стала заниматься в полсилы...

Зато теперь прежние навыки помогают. Вчера встретились с Костей Цзю. Оказывается, в Австралии он участвовал в местных "Танцах со звёздами" и даже вышел в финал. Если раньше народ на улицах и в магазинах приветствовал его как прославленного боксёра, то после проекта люди стали говорить: "О, танцор!" Я недавно участвовала в съёмках художественного фильма с рабочим названием "Карнавальная ночь. Пятьдесят лет спустя". Захожу в павильон, а режиссёр картины Эльдар Рязанов на весь зал сообщает: "К нам в гости пришла знаменитая фигуристка!" Вот такое обновление имиджа...

"ВПЕРЕДИ ОПЕРАЦИЯ И СУД"

- ОКСАНА, что вы не поделили с Алексеем Ягудиным? Из-за чего конфликтовали?

- Я не могу делать хорошую мину при плохой игре, а игра действительно была ужасной. Я требовала к себе уважения хотя бы потому, что старше. И хотела сочувствия, потому что никогда раньше не стояла на коньках. А Ягудин всем своим видом показывал, что он - звезда! В ответ я тоже решила "дать звезду", потому что он меня просто возмутил. Мужчины никогда в жизни так со мной не поступали. Хамил он на грани фола. Тогда я предложила организаторам проекта: "Можно я буду одна выступать? Или совсем исчезну?" Меня отговорили от поспешных решений, на что я сказала: "Тогда мы будем превращаться в пару на глазах у всей страны". Когда я заявила партнёру, что он или сменит тон общения, или мы расстанемся, Ягудин кинул конёк и разворотил половину декорации "Звёзд на льду"...

Шаг за шагом наши отношения стали меняться. Мы оказались очень похожи: оба эгоцентрики, оба привыкли доверять только себе. Мы ведь долгое время прожили в Америке, где никто не доверяет друг другу и рассчитывает только на себя.

Как-то после очередного эфира приятели сказали мне: "Ягудин стал ручным". Нельзя так говорить про мужчин, они обижаются. Но я ещё раз убедилась в том, что женщина способна на многое. Я как-то даже сказала Лёше, что желаю ему невесту, похожую на меня. С девушкой, которая будет заглядывать ему в глазки, он не сможет жить. Ему нужна подруга с характером, состоявшаяся личность.

Недавно я встретилась с композитором Игорем Крутым, и, что удивительно, он спросил у меня не "Как дела?", а "Что у тебя с Ягудиным?". Если уж старый друг, а мы знакомы с 90-го года, такие вопросы задаёт, значит, наша пара точно состоялась...

Если говорить честно, я пошла на каток, чтобы просто убежать от себя. В последнее время я ужасно зациклилась на проблемах с лицом после тех злосчастных "уколов красоты". Позади - 8-часовые допросы в суде, впереди - операция и суд. Я понимала, что начинаю загнивать в собственных тягостных мыслях, и поэтому решила немного отвлечься.

- Как сейчас себя чувствуете?

- К великому сожалению, в моём случае поможет только радикальный метод - операция. Но я её откладываю. Конечно, незаменимых людей нет, но у меня всё-таки авторская программа. С самого начала телевизионного процесса до выдачи программы в эфир за всё отвечаю я. Под гримом проблемы с лицом не очень заметны. Но кожа постоянно воспаляется, организм отторгает инородное вещество, всякая дрянь вылезает... Удалять её надо частями, на что потребуется не меньше года. Не хочу пока думать об этом...

Следствие установило, что под кожей у меня, в области носогубных складок, не лицензированный в нашей стране материал, а попросту контрафакт, сваренный где-то в СНГ и залитый в ампулы известной марки. Даже если я не выиграю суд, то обязательно воспользуюсь материалами дела, в котором есть шокирующие подробности связей врачей-шарлатанов с госчиновниками. И обязательно сниму документальный фильм о процветающей коррупции в высших эшелонах власти.

- Программа у вас рейтинговая, как мать и жена вы состоялись. Чего ещё хочется?

- Сегодня мне доставляет истинное удовольствие наблюдать за тем, как взрослеет и мужает мой ребёнок. В ноябре Артёму исполнилось 18 лет. Из-за моей тотальной занятости нам не так часто удаётся пооткровенничать. Именно поэтому, написав уже шесть книг о судьбах своих героинь, я решила рассказать собственную женскую историю. Новая книга (рабочее название - "Версия жизни") выйдет в следующем году.

Татьяна БОГДАНОВА
Фото PersonaStars.com, А. НЕМО, С. ИВАНОВА, ИТАР-ТАСС, ИТАР-ТАСС-НТВ

ВЕРСИЯ ЖИЗНИ ОКСАНЫ ПУШКИНОЙ

НОВАЯ книга Оксаны Пушкиной выйдет только в следующем году. У читателей "Суперзвёзд" есть уникальный шанс познакомиться с рабочими материалами будущего издания, которыми с нами поделилась известная телеведущая. И фигуристка.

Я ЖДАЛА ребёнка. И испытывала весь комплекс чувств, как любая женщина, впервые ощутившая в себе зарождение новой жизни. Носила трудно, со всеми возможными осложнениями. На пятом или шестом месяце беременности поехала в один из санаториев Карелии.

Живописный берег Ладоги, старинный замок, принадлежавший кому-то из приближённых Маннергейма, парк из редких пород деревьев - красота, тишина, покой... Мне так было хорошо. И вдруг как-то ночью отошли воды. Меня доставили в ближайшую районную больницу и сделали операцию.

Помню оглушающее ощущение огромной беды, боль и невыносимую тоску. В голове у меня, как испорченная пластинка, звучали слова доктора: "Был мальчик... Был мальчик... Мальчик..." Я не могла избавиться от этого голоса.

Возвращаться в санаторий не хотелось. Мы уехали в Ленинград, где надо было привыкнуть к мысли, что у меня больше нет ребёнка... Я засыпала с этой мыслью, просыпалась среди ночи и тут же вспоминала о случившемся и уже не могла заснуть. И днём тяжёлые мысли преследовали меня.

Это продолжалось до тех пор, пока муж не отвёл меня к серьёзному доктору. Тот сказал: "Через год можете рожать". И эти четыре слова воскресили меня.

И заставили посмотреть на нашу жизнь новыми глазами.

У Вадима была хорошая репутация, он получал заказы на сценарии документальных и научно-популярных фильмов. А оплата за сценарии была несоизмеримо больше, чем телевизионные заработки.

Получив очередной гонорар, мы тут же решали, сколько на жизнь, сколько на телевизионные дела. Львиную долю заработанных денег тратили на подготовку передач. С точки зрения здравого человека - это абсурд, глупость, но для нас в ту пору это было нормальным, естественным, потому что нам хотелось сделать нечто.

НА ЧИСТОМ листе бумаги я старательно вывожу, что надо купить до рождения ребёнка. Квартира, машина, мебель, техника, всё необходимое для новорождённого.

Настроение у меня начинает портиться. Это нереально. Начинаю костерить советскую власть с её нищенскими заработками, а Коновалов хохочет. Потом говорит:

- Давай прикинем, сколько денег мы потратили на свои передачи за последние два года.

Считаем. Получается серьёзная цифра. Но ведь эти деньги мы смогли заработать, значит...

Начиная с этого дня мы прекратили расходовать средства на свои передачи, ну разве что иногда, когда без этого было никак не обойтись.

Работали в две смены. День принадлежал телевидению, вечер и полночи - будущему. Лениздат принял у Коновалова заявку на книгу о подростках. Одесская киностудия - заявку на художественный фильм об афганских событиях.

Я готова была делать всё что угодно - искать необходимые материалы, предлагать варианты эпизодов, писать тексты диалогов, наконец, просто печатать на машинке. Книжку сделали за три месяца. Издательство осталось довольно и приняло рукопись без правок. Гонорар выплатили сразу.

Книжка называлась "Ситуация". Она вышла в Лениздате тиражом 500 000 экземпляров и была распродана за месяц. То же издательство заказало другую книгу - "Конфликт". К концу года осилили и её. И опять приняли рукопись без переделок.

Этих денег хватило на трёхкомнатную кооперативную квартиру. Правда, купить её в ту пору было совсем непросто. Но это был "наш" год - руководству телевидения удалось воткнуть нас в кооператив, который завершал строительство дома через полгода.

Я посчитала - как раз к рождению ребёнка успеем.

Воодушевлённые, мы принялись за сценарий художественного фильма.

На пятом месяце беременности я должна была лечь на сохранение. Пришлось ехать в Карелию к маме, так как в Ленинграде за мной ухаживать было некому.

Лето, солнышко за окном, а я в душной больничной палате. И похоже, что здесь мне придётся провести несколько месяцев. И тут варианты сценария стали моим спасением. Доктор иногда не понимал, почему я так весела... Ну не стану же я ему рассказывать, что ночью "разродилась" любопытным эпизодом фильма.

Я с детства была зациклена на автомобилях. И вот однажды стою у больничного окна и жду, когда появится мама с обедом. Вдруг из-за угла появляется новенькая "девяточка" цвета морской волны. Тогда эта модель "Жигулей" только появилась. И я буквально пожирала её глазами. Дверь открывается, и из машины появляется мама. Увидела меня и кричит:

- Твоя!!!

Я обалдела. Тихонько спустилась вниз, села в машину... И так мне хорошо стало!!!

Оказывается, Вадиму удалось купить эту машину без очереди как лауреату международного конкурса журналистов. И он попросил маму перегнать её в Петрозаводск.

Потом было ещё одно радостное событие - Одесская студия приняла сценарий художественного фильма. Более того, им заинтересовалась Кира Муратова.

Забегая вперёд, скажу, что сценарий этот так и не был реализован. Началась перестройка, и денег на фильм не нашлось. Слава богу, хоть гонорар успели выплатить.

Таким образом, всё, что было намечено, нам удалось сделать.

МАЛЫШ должен был появиться в начале ноября.

Осень была ранняя. Уже в конце октября в Карелии начались заморозки. Как-то возвращалась из женской консультации. Дул сильный ветер со снегом. Я уткнулась лицом в воротник пальто и ковыляла домой. Вдруг ноги мои поехали вперёд, и я грохнулась навзничь на тротуар.

Лежала на спине и не могла шевельнуться от боли. Мимо шли люди, некоторые даже бросали реплики типа: "Надо осторожнее, мамочка". Но ни одна, так и хочется сказать б...дь не удосужилась помочь.

Я попыталась повернуться на бок - не получилось, сразу же пронзила боль. Помог батюшка из ближайшей церкви. Поднял, довёл до больницы, сбегал за доктором. Дай ему Бог здоровья! Оказалось, у меня перелом копчика. Мне рожать через несколько дней, а я на спине лежать не могу. Напрягаться не могу. Как рожать?!

Роды были ужасные. Я думала, это никогда не кончится. Когда мне показали малыша, ничего не воспринимала. Мне бы только убежать от боли...

По натуре я человек достаточно холодный. Не люблю всяческие "сю-сю-мусю".

Конечно, я была рада ребёнку. Я хотела его, и он появился на свет. Но опьяняющей радости, как пишут в книгах, у меня не было. Скорее, была такая спокойная радость, когда он спал, а я рассматривала его в кроватке, или когда он пальчиками касался моего лица. Есть масса мелких деталей, которые были очень приятны мне, но о которых я не любила говорить. Это только моё и ничьё больше.

У мамы я прожила три месяца. Она и мой отчим - Рамон Арниевич - оказались отличными няньками. Они избавили меня от всех забот, которых бывает так много в первые месяцы.

Да и чувствовала я себя, честно говоря, не очень хорошо. Мне трудно было ходить, сидеть и лежать могла только в определённой позе.

Пора было возвращаться в Ленинград.

Новый дом, новая квартира...

Крошечный Артём на руках...

Начиналась новая жизнь.

ЖИЗНЬ так устроена, что если тебя радует одно, то непременно огорчает другое. Артём был шустрым и контактным ребёнком, и особых хлопот с ним не было. Дела в компании тоже шли хорошо.

А я на этом благополучном фоне вдруг впала в депрессию. Понимала, в чём дело, - засиделась дома. Я не домашний человек, мне надо быть в гуще жизни. Ничто этому не мешало - я могла в любой день выйти в редакцию на работу. Теоретически могла, а практически нет. Весила 92 килограмма вместо 50, когда появилась на экране. Я не могла смотреть в зеркало - ненавидела себя. И от этого пребывала в мрачно-раздражённом состоянии. Конечно, когда рядом был ребёнок или муж, я брала себя в руки, а вот когда оставалась одна... Мне казалось, что все на меня показывают пальцем: "Смотри, какая туша".

И вот, когда моё презрение к себе достигло крайней точки, я решила - сдохну, но приведу себя в порядок!

С такой массой пойти в фитнес-клуб стеснялась. Поэтому начала с самого простого - минимальное количество еды, максимальные физические нагрузки.

Вставала в 6 утра и мыла полы во всей квартире. Потом, когда оставалась одна, начиналась элементарная зарядка - до изнеможения. Сначала могла отжаться два раза, потом - три, потом - десять. То же самое и с другими упражнениями. Когда заканчивала зарядку, толстый спортивный костюм был мокрым.

В середине дня всё повторялось. Вечером то же самое, но чуть полегче. И, конечно, контрастный душ трижды в день.

Поскольку в детстве и юности занималась спортом, я знала, что отступать либо давать себе поблажку нельзя. Надо непрерывно увеличивать нагрузки.

Через несколько месяцев смогла выйти на работу. Конечно, мои формы были далеки от нормы, но я уже не стеснялась показываться на людях.

С тех пор, а прошло уже без малого 20 лет, я не мыслю себя без различных нагрузок. Либо дома, либо в фитнес-клубе. А лучше и там и там: разная атмосфера тренировок - это тоже важно.

Сейчас мне 43 года, а вешу я 52 килограмма и при этом полна сил и энергии.

Оксана ПУШКИНА

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы