1857

Раненые актеры

АиФ Суперзвёзды № 9 11/05/2005

МНОГИЕ наши замечательные актеры прошли через фронтовые ужасы Великой Отечественной войны. Многие из них были тяжело ранены... Сегодня на страницах "Суперзвезд" народные артисты вспоминают свои "больничные" истории, а о тех, кого с нами уже нет, рассказывают их родные и близкие.

Анатолий Папанов вернулся с фронта хромым

"ПАПА при мне никогда не жаловался на боли из-за ранения, - призналась нам Елена Папанова, дочь Анатолия Дмитриевича. - Он вообще не очень любил вспоминать войну. Говорил лишь, что было тяжело, потому что все время отступали. На папиных глазах погиб его друг-ровесник, и после демобилизации он ходил к его маме, чтобы рассказать о том, как все случилось. А о своем ранении папа молчал. Думаю, не хотел меня пугать... Поговорите лучше с мамой, от нее он ничего не скрывал".

Мы связались с супругой Анатолия Дмитриевича, актрисой Театра эстрады Надеждой Каратаевой, которая тоже не понаслышке знает, что такое война. В начале июня 1941 года юная Надежда поступила в театральный институт, а 22 июня все ее планы учиться рухнули. Она окончила курсы медсестер и больше года работала на санитарном поезде, перевозившем раненых с фронта в тыл. Девчонка навидалась и смерти, и крови. А когда институт вернулся из эвакуации, начала учебу в ГИТИСе, где и познакомилась с Папановым. Сразу после Дня Победы, 20 мая 1945 года, они стали мужем и женой.

"Наши девочки были такие красивые, одевались хорошо, а я полгода ходила в линялой гимнастерке и шинели. Но Толя все равно обратил на меня внимание. Он сам пришел в институт в военной форме, потому что другой одежды у него не было, - вспоминает Надежда Юрьевна. - Толя оказался на войне с первых ее дней и сразу попал в самое пекло. Год воевал в зенитной артиллерии, пока снаряд не разбил его зенитную установку под городом Ямы. Ранение было очень тяжелым. Осколки раздробили ступню правой ноги. Врачи сначала хотели ампутировать всю ногу, но молодой хирург, пожалев Толю, решил рискнуть и удалил только два пальца. Полгода он пролежал в госпитале в Буйнакске. После чего ему дали инвалидность и демобилизовали. В институт Толя пришел хромой и с палочкой. Руководитель курса Михаил Тарханов удивлялся: "Ты молодец, хорошо прочитал. Но ты же хромаешь! Как же ты станешь артистом?" "Я буду заниматься, буду тренироваться, вы не волнуйтесь", - настаивал Толя. И он действительно очень упорно занимался. У нас был предмет "сценическое движение", который вел прекрасный педагог. Он отдельно занимался с Толей, давал ему специальные упражнения. И за время учебы Толя избавился от палочки и перестал хромать! Сначала носил ортопедическую обувь, а потом перешел на обычные ботинки, но все время подкладывал в мыс обуви какие-нибудь тряпочки.

Раны, конечно, его беспокоили. Вдруг начинала болеть нога, а те маленькие раздробленные косточки в ступне отторгались организмом, вызывая воспаления. Но вряд ли кто из зрителей догадывался, что у Папанова были серьезные проблемы с ногой".

Евгений Весник восхищен медсестрами

ДРУГ Анатолия Папанова знаменитый учитель математики из "Приключений Электроника" Евгений Весник говорит, Бог его на войне миловал. "Было несколько ранений, но они, к счастью, оказались несерьезными, - вспоминает сегодня актер и режиссер. - Однажды осколок попал, но неглубоко. Врач его вытащил прямо в полевых условиях, так что я даже справку не брал. В госпитале лежал лишь однажды. В 1945 году, накануне штурма Кенигсберга, меня контузило, несколько дней говорить не мог, были сильные головокружения. Тринадцать дней провел в полевом госпитале, расположенном в палатках, насмотрелся, как врачи оперировали в таких условиях, а девчонки-медсестры таскали раненых. Я был просто восхищен ими!"

А еще лейтенант Евгений Весник был восхищен своей собакой. Немецкую овчарку он подобрал в одном из брошенных хозяевами немецких дворов. Собака сидела на цепи и продолжала охранять уже пустой дом. Весник дал ей кличку Рекс и постепенно приручил к себе. "Когда я оказался в госпитале, Рекс отказывался брать еду из чужих рук и два дня вообще ничего не ел, - говорит Евгений Весник. - Потом мне посоветовали скатать своими руками съедобный мякиш из хлеба, мяса и каши и подержать его на своем теле, чтобы он пропитался "родным" запахом. Я так и сделал, не вставая с больничной кровати. И Рекс съел этот мякиш. Очень был смышленый пес.

Мне удалось научить его зло лаять и рычать при слове "Гитлер" и вилять хвостом при слове "Сталин". Как это получилось? Я включал на приемнике очень громкую джазовую музыку и кричал собаке: "Гитлер", а когда находил лирическую мелодию, говорил: "Сталин" и давал Рексу что-нибудь вкусненькое. Спустя какое-то время собака отзывалась на "Сталина" и "Гитлера" уже без музыки и вкусненького. Позже, когда окончились бои за Кенигсберг, Рекс даже научился ходить за продуктами в военторговскую палатку. Сначала вместе со мной, а потом самостоятельно с сумкой, деньгами и запиской с перечнем необходимых продуктов.

Вместе с Рексом мы воевали чуть больше года. И я до сих пор не могу себе простить того, что оставил четвероногого друга под Ленинградом, а не взял с собой в голодную Москву. Думал, там ему будет лучше, сытнее. Потом мне рассказали, что Рекс постоянно бегал на железнодорожную станцию, ждал меня, почти ничего не ел и вскоре умер..."

Владимиру Этушу поставили неверный диагноз

БУДУЩИЙ "Карабас-Барабас" в 1943 году был серьезно ранен в ногу. Лечился в нескольких госпиталях, потом оказался в Урюпинске, куда за ним приехала мама и забрала домой в Москву.

"Мы жили у Яузских ворот, потом решили дойти от Курского вокзала пешком, - вспоминает Владимир Этуш. - По дороге рана открылась, пошла кровь, и я еле добрался до дома. В военных госпиталях врачи считали, что у меня повреждены только мягкие ткани, а в московской больнице выяснилось, что и кость разбита. Так что я еще долго долечивался дома".

Владимир Этуш одним из первых в стране стал свидетелем начала войны... Однако понял это не сразу. В пять часов утра 22 июня он возвращался с затянувшейся вечеринки и увидел на пустынной дороге машину немецкого посольства - посол фашистской Германии возвращался из Кремля от Молотова. Молодой человек пришел домой, лег спать, а в 12 часов его разбудила мама и сказала, что началась война...

Почти три месяца вместе с другими студентами Щукинского училища он рыл противотанковые рвы под Вязьмой. Потом продолжил учиться. Играли спектакль "Фельдмаршал Кутузов" в Театре им. Вахтангова, на сцену вышла вся труппа, а зрителей в зале было лишь 13 человек. "Да, не время сейчас играть..." - подумал Этуш и, несмотря на бронь, пошел воевать.

"В 1943 году в моем сознании произошел переворот. Я бесконечно долго допрашивал пленного фашиста (я был военным переводчиком) в присутствии командира дивизии, ужасно устал от постоянного недосыпа, и меня отпустили немного отдохнуть, - вспоминает Владимир Абрамович. - Захожу в соседний дом, а там - не поверите! - наши командиры вместе с пленными немцами, которых недавно допрашивали, всего человек шесть, спят крепким сном. Кто вдоль кровати, кто поперек, кто на полу... Было такое ощущение, что нет никакой войны, что на дворе вовсе не 1943 год, а эти спящие люди не враги друг другу. Для меня это был, наверное, самый значимый эпизод войны. Я тогда впервые задумался над вопросом: "А кто такой противник?" Это же такой же человек, как и я. Только гимнастерка у него другая".

Борису Иванову чуть не ампутировали руку

ТРИ года назад ушел из жизни актер Театра имени Моссовета Борис Иванов, сыгравший более чем в 80 кинофильмах. Как и в случаях со многими другими актерами, зритель даже не догадывался о военном увечье любимого артиста.

"У Бориса Владимировича было тяжелейшее ранение в плечо, - рассказывает его молодой коллега и сосед по театральной гримерке Андрей Ильин. - Военные врачи собирались ампутировать ему руку, потому что была велика вероятность заражения всего организма. Поскольку до войны Иванов уже занимался театром и ушел на фронт молодым актером, он стал просить медиков сохранить ему руку: "Оставьте мне ее. Уж лучше умереть, чем быть безруким актером". "Ну и дурак", - сказали ему врачи.

Борис Владимирович вспомнил эту историю, когда Ельцин вручал ему орден на 80-летие. "Вот стою я сейчас в Кремле. И скажите мне: дурак я или нет, что сохранил тогда руку?" - смеялся Иванов.

Когда мы ездили на гастроли в Америку или Израиль, Борис Владимирович ходил на все экскурсии и был невероятно любознательным человеком. Он немного отставал от группы, его поддерживали под локоток, но ему даже в голову не приходило отсидеться в автобусе (как это делали мы, молодежь) и не выйти посмотреть какую-то древность. Фантастический человек и актер!"

Алексею Смирнову контузия сломала личную жизнь

ПЯТЬ военных лет судьба хранила Алексея Смирнова ("В бой идут одни "старики", "Операция "Ы" и др.). Он командовал огневым взводом в 169-м минометном полку, дослужился от рядового до лейтенанта, был награжден двумя орденами Славы 2-й и 3-й степеней, орденом Красной Звезды, медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги". В одном из страшных боев лично взял в плен семерых фашистов! И при этом не получил ни одного серьезного ранения!

Страна уже отпраздновала Победу, на Красной площади прошел торжественный парад... И в этот момент удача отвернулась от лейтенанта Смирнова. Для него война закончилась тяжелейшей контузией в боях на Одере. Пролежав несколько месяцев в госпитале, он вернулся домой, в Ленинград, к маме. И всю последующую жизнь страдал от последствий той проклятой контузии.

Сначала всех удивило, почему Смирнов расстался со своей девушкой, с которой переписывался все годы войны. Потом - почему никак не может найти себе спутницу жизни, а когда находит, ночи напролет читает ей стихи или рассказывает об особенностях строения бабочек и кузнечиков (насекомые были его страстью). Мало кто знал о том, что контузия лишила актера возможности иметь детей. Он отказался жениться на любимой девушке, ждавшей его с фронта, потому что не хотел калечить ей жизнь. Боялся близости и с остальными женщинами...

Смирнов жил и работал ради мамы. И никогда не бравировал своим военным прошлым. Коллеги по театру лишь в конце 50-х годов совершенно случайно узнали о героическом периоде в жизни актера. Труппа ленинградского Театра музыкальной комедии отправилась на гастроли в закрытый военный городок. В выходной день Алексей Макарович отправился в поле ловить насекомых для своей домашней коллекции, в которой уже имелся не один десяток заспиртованных жучков и засушенных бабочек. Спокойно собирал насекомых, как вдруг бросил свои сачки и баночки и почти бегом направился к расположенным на поляне палаткам. "Товарищ маршал, разрешите доложить! Лейтенант Смирнов!" - отрапортовал он перед каким-то мужчиной. Эту сцену наблюдали несколько человек из родного театра Смирнова. Как выяснилось, Алексей Макарович узнал в группе стоящих на поляне людей маршала Жукова и не мог не подойти к легендарному полководцу, под командованием которого воевал.

Михаил Пуговкин мог лишиться ноги

В КОНЦЕ 1943 года снимался кинофильм "Свадьба" по рассказу Чехова, в котором были задействованы Фаина Раневская, Зоя Федорова и молодой актер Михаил Пуговкин. Пуговкин отплясывал на съемочной площадке, выделывая разные танцевальные па, один дубль, второй, третий... Как вдруг оператор говорит: "Стоп! У него же вся штанина кровью пропиталась!" Рану перебинтовали, и Пуговкин, стараясь перетерпеть боль, снова пустился в пляс...

Ногу он повредил за год до съемок, в августе 1942 года. Специально для "Суперзвезд" актер написал о том, как это произошло, подписавшись под факсом: "Рядовой разведроты, инвалид ВОВ, народный артист СССР Михаил Пуговкин":

- Ранило меня под Ворошиловградом в левую ногу. В полевом госпитале началась гангрена. Но мне повезло. Накануне вышел приказ Сталина, в котором говорилось, что следует прекратить бессмысленную ампутацию рук и ног раненых фронтовиков. И главный полевой хирург на свой страх и риск сделал мне три операции подряд. И сохранил ногу. К сожалению, я был в таком состоянии, что не смог узнать, как зовут моего спасителя. Рану не зашивали, она срасталась естественным образом и оставила память на всю жизнь - шрам через всю ногу.

Много месяцев пришлось лежать в разных госпиталях. Сначала в Грозном, потом в Тбилиси. Когда немецкие войска подходили к Кавказу, я был уже с "шиной" на ноге, и меня отправили домой на костылях на амбулаторное лечение.

До Москвы я добирался целый месяц. Плыть надо было через Каспийское море. Раненые увидели, как на пароход "Ворошилов" командиры стали грузить свои сундуки с вещами, взбунтовались и начали самостоятельно захватывать корабль. В том бунте в толпе погибли очень многие. А каким чудом я оказался на пароходе, до сих пор страшно вспоминать.

Потом еще ехал в переполненном поезде. Лицо у меня было таким опухшим (осколок попал еще и под глаз), что медсестры шарахались от меня. Думаю, пережил весь тот ужас только благодаря молодости - мне же было всего 20 лет.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество