aif.ru counter
1578

Игорь Костолевский: "За границу уехал от безнадеги"

АиФ Суперзвёзды № 2 25/01/2005

ИГОРЬ Костолевский не любит давать интервью и, в общем-то, не дает их, считая это пустой тратой времени. Но есть одна тема, на которую еще можно "заманить" актера для беседы, - театр. И надо полагать, что Костолевскому, проработавшему в Театре им. Маяковского более 30 лет, есть что сказать...

- СУДЯ по вашей биографии, Игорь Костолевский ко всему шел сам.

- Во всяком случае роли в театре я никогда не просил. Не хочу наводить мистику и шаманство, но считаю, что роли просто так не приходят. Они появляются в определенный момент жизни и только тогда, когда ты серьезно занимаешься актерской профессией. Лишь в этом случае судьба приведет тебя к твоим ролям. И не просто так, а для чего-то ты начинаешь их играть. Роль в спектакле "Смотрите, кто пришел!" вообще во многом определила мою дальнейшую судьбу, потому что я, что называется, попал... Хотя, когда мне ее давали, в театре все уговаривали режиссера забрать у меня эту роль, потому что она не для меня.

- Возможно, это происходило потому, что вы были очень популярны после роли в "Звезде пленительного счастья", а театр, как известно, не прощает молодому актеру успеха в кино.

- А вы знаете, что Андрей Гончаров (бывший худрук Театра им. Маяковского. - Авт.) вообще не отпускал меня, ревновал и не мог понять моего желания идти в кино?! Он еле-еле позволил мне сниматься в "Звезде пленительного счастья", объясняя это тем, что в спектакле, где я играл эпизодическую роль, кроме меня, некому возить фурку. И когда я все же снялся в этом фильме, он мне признался: "Я не ожидал, что ты так сыграешь". Так что в кино я снимался вопреки, а не благодаря. Театр мне в этом союзником не был, здесь вообще не любили, когда артист снимался в кино.

300 писем в день

- ЗАТО после "Звезды пленительного счастья" по Игорю Костолевскому сходили с ума тысячи советских женщин...

- Может быть, нас так воспитывал Гончаров, но я никогда не ощущал "вспучиваний" по поводу того, что я - звезда. Хотя в 1978 году после роли Евгения Столетова в телевизионном сериале "И это все о нем" я получал по 300 писем в день! Но вместе с тем прекрасно понимал: быть популярным артистом и хорошим артистом - разные вещи.

До какого-то времени у меня всегда, когда я видел себя на экране, возникала мысль: боже мой, я же такой глубокий, такой серьезный, неповторимый, но почему же я так мелко, нелепо и смешно выгляжу?!

- Удивительно это слышать от вас...

- Вы даже представить себе не можете, сколько времени я потратил на то, чтобы доказать свою профессиональную состоятельность! Именно поэтому, например, сознательно долго не снимался, а в театре старался играть разные роли. Я знаю очень хороших артистов, которые отказываются от интересных ролей именно потому, что те не соответствуют их статусу. Мол, такое играть унизительно и неудобно. Во мне этого нет, и чем дальше роль от меня, чем она менее от меня ожидаема, тем интереснее. Мне кажется, что именно так можно что-то делать и двигаться вперед. И наплевать, если это в ущерб твоей популярности и даже не так успешно.

"Я встретил Консуэло"

- А НЕ стоило пожертвовать кинематографическим успехом ради чего-то большего в театре?

- Нет! Думаю, это огромное счастье, что Господь услышал мои вопли и сразу же после института меня позвали в кино. Потому что, если бы у меня не было "Звезды пленительного счастья", я бы до сих пор возил фурку. И из меня не получилось бы ни театрального артиста, никого! Гончаров был замечательный педагог, я ему благодарен за школу, но если говорить о моей жизни в театре, то она была достаточно сложной. В этом театре все было подчинено только ему. С одной стороны, это здорово, потому что он был очень мощным руководителем и держал все в своих руках, но с другой - такая ситуация рождала актерское иждивенчество: артисты сидели и ждали - придет Гончаров и что-то поставит.

- Но Гончаров все "не приходил", и поэтому в начале перестройки вы рискнули уехать заграницу?

- Просто понял, что сидеть и ждать, когда меня позовет Гончаров, - это как песня пахаря, можно всю жизнь прождать. Я всегда был уверен, что твоя судьба - только в твоих руках. Поэтому в начале перестройки все бросил и уехал за границу, играл на разных языках, что дало мне колоссальный опыт. Конечно, я решился на это от безнадеги. Ведь риск был немалый, в те времена уходить из театра, уезжать - страшное дело, ужасный скандал. Но я ничего не потерял, наоборот, только выиграл - обрел свободу, которой мне здесь не хватало.

- Сейчас вы чувствуете себя свободным человеком?

- Да я сейчас вообще чувствую себя прекрасно! Мне 56 лет, и я совершенно серьезно называю себя человеком второй половины жизни, потому что все главные события и кардинальные изменения произошли и происходят именно с тех пор, как я пересек 50-летний рубеж. В театре появилось много интересных ролей, в личной жизни я встретил Консуэло, которая стала моей женой. К тому же наступил такой период... Как бы его охарактеризовать? Понимаете, очень важно встретиться с самим собой. А я, как мне кажется, приближаюсь к себе настоящему. И это придает какую-то невероятную уверенность, большую свободу, многие вещи воспринимаются иначе.

- Получается, вы прожили много лет, не зная самого себя?

- И не я один, мы все очень далеки от себя настоящих. Ведь человек способен открывать в себе что-то новое только тогда, когда он действительно этого хочет. В противном случае можно ничего не открывать, один раз посмотреть на себя в зеркало и навсегда уверовать, что ты - замечательный и неповторимый. Много таких людей... Хотя, возможно, мне только кажется, что я иду навстречу себе. Может, я всего лишь заблуждаюсь?

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы