aif.ru counter
23.08.2004 00:00
493

Изабель Аджани. Сойти с ума от любви

АиФ Суперзвёзды № 16 23/08/2004

"Мадемуазель Аджани, несмотря на то что вы только что закончили школу и у вас нет специального образования, "Комеди Франсез" готов заключить с вами контракт на.... двадцать лет". Желая насладиться произведенным эффектом, директор театра замолчал. Однако в глазах девушки не промелькнуло и тени восторга.

"Благодарю, но дело в том, что меня пригласили сниматься в фильме. Съемки начнутся в сентябре и продлятся несколько месяцев". - "Сентябрь? Об этом не может быть речи! Это же открытие сезона! Так что отказывайтесь от съемок. Тем более знаете, как с этим кино: сегодня тебя приглашают, а завтра забыли, как зовут". - "Но я не могу!" - "Почему же, позвольте вас спросить?" - "Мне понравился сценарий". Директор уже не знал, то ли ему плакать, то ли смеяться - этот подросток еще рассуждает о сценариях!

Тем временем Изабель все больше воодушевлялась. В ее глазах вспыхнул огонек, которого он тщетно ждал прежде. Девушка перегнулась через стол и почти вплотную приблизила к чиновнику лицо: "Вы только представьте, моя героиня до такой степени влюбляется в молодого человека, что поклоняется ему как божеству. Устанавливает дома алтарь с его изображением и говорит: "Моя религия - любовь. Я не отдам своего тела без души и не отдам душу без тела". Директор почувствовал, как по телу пробежала дрожь. Вместо угловатого подростка перед ним оказалась женщина, которая, казалось, была готова на все ради охватившей ее страсти. Глаза из голубых превратились в темно-синие. И какой в них бушевал огонь! "У меня жена и двое детей", - повторял про себя директор, не в силах отвести взгляда от слегка приоткрытых пухлых губ. Гипноз закончился, когда Изабель, встряхнув гривой черных волос, произнесла: "Но она так и не добьется взаимности. Грустная история, правда?" "Может, оно и к лучшему, - подумал директор, когда за девушкой закрылась дверь. - В противном случае мне слишком часто пришлось бы напоминать себе о жене и детях".

Покинув театр, Изабель направилась домой, в один из эмигрантских кварталов на севере Парижа. Никто из знакомых по театру никогда не навещал ее дома. Не то чтобы она стыдилась своих родителей, просто они почти не принимали гостей, старались жить обособленно. Отец девушки - алжирец Мохаммед Аджани работал автослесарем, мать, родом из Германии, была домохозяйкой. Семья обитала в небольшой квартире, которую выделило министерство социального обеспечения. О том, чтобы приобрести собственное жилье, не приходилось даже мечтать. Денег хватало лишь на самое необходимое. Мясо появлялось на столе два раза в неделю, а покупка туфель или платья считалась экстраординарным событием. Однако Изабель не чувствовала себя от этого ущербной. Материальные вещи не имели над ней власти. Она не понимала, как можно мечтать о велосипеде или роликах? Намного приятнее представлять себя героиней сказок или любовных романов, которые она начала читать довольно рано. Если книга заканчивалась хеппи-эндом, Изабель морщилась. Счастливая развязка? Какая банальность! Гораздо увлекательнее выглядит трагедия. Когда Изабель предложили в школьной постановке роль Дездемоны, она просто замерла от восторга. Вечерами на кухне декламировала Шекспира и пыталась в малейших подробностях представить чувство Дездемоны, когда ей предлагают помолиться перед смертью. Утром за завтраком родители уже не обращали внимания на выражение лица дочери и не спрашивали: "Малышка, что случилось? На тебе лица нет!" Они смирились, что с некоторых пор Изабель постоянно "в образе". Нельзя сказать, чтобы это их радовало. "Актерство мало кому дает заработать на кусок хлеба с маслом", - замечал отец, но дочери не препятствовал. Он считал, что, пока Изабель учится в школе, она может позволить себе этот каприз. А там будет видно.

...Режиссер Бернар Тублан-Мишель уже неделю обходил парижские школы в поисках героини для детского фильма. Изабель привлекла его внимание тем, что была единственной, кто не носился по школьной площадке. Она неподвижно сидела на скамейке, устремив свой взгляд куда-то вдаль. Бернар с удивлением отметил, что выражение лица девочки постоянно меняется - оно было то хмурым, то радужным, то сердитым, то вопросительным. Изабель, как всегда, искала образ, не подозревая о том, что за ней наблюдают. На следующее утро к школе подъехала студийная машина, чтобы отвезти Аджани на пробы. Впрочем, проба потребовалась всего одна. "Господи, от нее на экране глаз не оторвать!" - воскликнул оператор. Режиссер согласно кивнул.

"Маленький угольщик", так называлась картина, попался на глаза режиссеру театра "Комеди Франсез", и тот пожелал познакомиться с юным дарованием. В итоге Изабель стала первой в истории театра актрисой, которой в возрасте 16 лет доверили главную роль в серьезной постановке. Билеты на спектакли с ее участием раскупались за месяц. Поэтому, когда Аджани наконец закончила школу, ей сделали беспрецедентное предложение - контракт на двадцать лет. И она была готова его подписать, если бы за несколько дней до этого не позвонил режиссер Франсуа Трюффо.

Поступок Трюффо до сих пор у многих вызывает недоумение. Он предложил 19-летней Изабель сыграть роль 33-летней героини. "Возраст - ерунда. Главное, что Аджани способна воспламенить экран. К тому же она единственная актриса, глядя на игру которой, я плакал", - сказал режиссер.

Прочитав сценарий "Истории Адели Г.", Аджани заразилась энтузиазмом Трюффо. Ей предстояло сыграть дочь великого французского писателя Гюго - Адели. Психологическая драма рассказывала, как на почве влюбленности женщина сходит с ума. Съемки были чрезвычайно напряженными и выявили еще одно важное качество актрисы. Она отличалась колоссальной работоспособностью и физической выносливостью. Вместе с несомненным талантом это делало Изабель находкой для любого серьезного режиссера. "Девочка моя, - говорил ей Франсуа Трюффо, - я не сомневаюсь, что на ближайшие 50 лет ты станешь самой востребованной французской актрисой. Но я рад, что завладел тобой прежде, чем меня кто-то опередил".

"История Адели Г." наделала во Франции много шума. К двадцати годам Аджани стала на родине звездой первой величины. Ее фото периодически появлялись на журнальных обложках. Правда, это не гарантировало, что внутри будет интервью самой актрисы. Аджани откровенно игнорировала прессу. Она вообще редко кого допускала в свое "внутреннее пространство": "Я выкладываюсь на съемочной площадке. Если еще начну раскрывать душу в интервью, что вообще от меня останется?" В ответ пресса присудила Изабель премию "Кислый лимон", как самой несговорчивой актрисе.

Больше всего репортеров раздражало, как ловко актриса скрывает свою личную жизнь. Почти не было снимков, на которых бы она обедала с мужчиной в ресторане или прогуливалась с ним под руку, не говоря об объятиях и поцелуях. На этом фоне беременность Аджани выглядела просто пощечиной всей французской прессе. Актриса не была замужем, поэтому для журналистов стало почти делом чести выяснить, кто является отцом будущего ребенка. Им оказался оператор Бруно Нюитенна, который работал на нескольких картинах, где снималась Аджани. После рождения сына Барнеби пара так и не зарегистрировала свои отношения. Отчаявшись получить хоть какой-то комментарий у самой актрисы, журналисты стали преследовать Бруно. К счастью для Изабель, он оказался не из тех, кто жаждет дешевой популярности. Расставшись, они сохранили дружеские отношения.

Новый всплеск интереса к личной жизни актрисы совпал с началом съемок картины "Камилла Клодель", где партнером Изабель стал Жерар Депардье. Зная нрав Депардье, мало кто на съемочной площадке сомневался, что он не попытается соблазнить неприступную Изабель. Да и сам Жерар много лет спустя в своих мемуарах напишет о первой встрече с Аджани: "В те времена мы были двумя чудовищами. Ты - наивной, самовлюбленной, трезвомыслящей особой. Я - тяжеловесным, чрезмерно общительным, шумным парнем. Как полный дурак возмечтал о том, чтобы соблазнить тебя, добиться твоей симпатии, стать тебе нужным. Таких женщин, как ты, мне еще не приходилось встречать". Ожидаемого многими романа на съемочной площадке "Камиллы Клодель" не случилось.

Тем не менее именно "Камилла Клодель" стала поводом для встречи Изабель с ее "злым гением" - английским актером Дэниелом Дэй-Льюисом. Их отношения начались со встречи на церемонии вручения "Оскара". Изабель была номинирована за роль в "Камилле Клодель", но в итоге награду не получила. Дэниел, напротив, был в тот вечер триумфатором, получив заветную статуэтку за роль в фильме "Моя левая нога". Оказавшись на банкете за одним столом, они проговорили всю ночь. Вместо того чтобы вернуться в Париж, актриса отправилась с Льюисом в Лондон, где задержалась на целых пять лет. Этот роман достоин того, чтобы о нем сняли фильм. Психологическую драму - так любимую Аджани. В своей актерской карьере Изабель как минимум дважды играла женщин, сходивших с ума. В итоге судьба преподнесла ей незавидный сюрприз - она без памяти влюбилась в человека, для которого находиться на грани нервного срыва было обычным делом. В первый год это еще не было для Изабель столь очевидным. Она собиралась за Льюиса замуж, строила планы на будущее. Отрезвление произошло после того, как Дэниел, играя на сцене Национального театра, возомнил, что перед ним не тень отца Гамлета, а тень его собственного отца, умершего несколько лет назад. Он разрыдался и принялся объясняться с тенью "своего предка". Спектакль пришлось остановить, а обезумевшего актера отправить в лечебницу. Это событие совпало с тем, что местные газеты опубликовали фото Льюиса и голливудской "красотки" Джулии Робертс. Если верить журналистам, Дэниел, живя в Англии под одной крышей с Изабель, во время своих визитов в Штаты крутил роман с Джулией. Здесь же приводился полный список его амурных побед. Там значились Джульетт Бинош, Вайнона Райдер и балерина Английского королевского балета Бриппни. Оказавшись в роли брошенной любовницы Льюиса, та впала в депрессию, оставила балет и, по слухам, пыталась покончить с собой. "А стоит ли тратить лучшие годы на Дэниела?" - призадумалась Изабель. Не приняв окончательного решения, она отправилась во Францию на съемки "Королевы Марго".

Дэниел объявился спустя месяц. Он сообщил, что купил в Ирландии ферму и мечтает поселиться с Аджани на природе. И самое главное - хочет от нее детей. Все это Льюис произнес стоя на коленях. И так искренне, что Изабель забыла прошлые обиды. "Когда кого-то любишь, всегда думаешь, что обязана помочь ему измениться. Это невозможная задача, типично женская фантазия. Любовь не может быть терапией", - скажет она потом. Чтобы прийти к подобным выводам, ей придется пережить еще не одно разочарование. Льюис стал практиковать исчезновения. Сначала его отсутствие длилось день-два, потом счет пошел на недели.

Бросившись однажды на поиски любовника, Изабель обнаружила его в одной из загородных клиник. Льюис забавлялся в постели сразу с двумя девушками. Одна из которых была дочерью главного врача, а вторая - сестрой его психоаналитика. Драма превращалась в фарс. И Изабель решила, что с нее хватит. Собирая чемодан, она почувствовала тошноту и бросилась в туалет. "Кажется, я прозевала собственную беременность".

Она решила рожать в Нью-Йорке, где была практически недоступна европейской прессе. Американская, к счастью, не проявляла к актрисе большого интереса. Накануне родов ее навестил Дэниел и заявил, что хочет присутствовать при появлении малыша на свет. Но своего намерения не исполнил, явившись только на следующий день после рождения сына, которого Изабель решила назвать Габриелем-Каном.

Уже выйдя из больницы, Аджани узнала, что Льюис живет с Джулией Робертс. При этом Дэниел так ни разу и не сказал Изабель, что между ними все кончено. Он предпочитал посылать матери своего ребенка факсы. Вернувшись в Париж, Изабель прочитала в газетах, что Дэниел женился на дочери драматурга Артура Миллера - Ребекке. Как ни странно, она даже испытала облегчение. По крайней мере, в их двусмысленных отношениях была наконец поставлена точка.

Отказавшись от очередных съемок, Изабель уехала в Швейцарию, где приобрела дом. Несколько лет она посвятила исключительно заботам о сыне. Этот тайм-аут очень пригодился ей в будущем, когда актрисе вновь пришлось пережить личную драму.

Последние два года Аджани встречалась с известным французским композитором Жан-Мишелем Жарром. Их свадьба должна была состояться нынешним летом. Но и на этот раз Изабель уличила жениха в неверности. "Незадолго до свадьбы Мишель сказал, что у него важные дела и он должен уехать на две недели в командировку. Оказалось, что это время он провел со своей подружкой на острове Сардиния. Что ж, я отменила свадьбу и пожелала ему счастья с новой знакомой". Вот так спокойно и предельно откровенно рассказала эту историю сама актриса, которую журналисты когда-то наградили "Кислым лимоном" за скрытность.

Она вновь вернулась в уютную Швейцарию. Сидит вечерами у озера и листает сценарии, которые по-прежнему присылают ей пачками. Как и предсказал Трюффо, режиссеры почитают за честь снять актрису, которая уже вписала себя в историю французского кино образами Адели Гюго, Камиллы Клодель и королевы Марго. Только теперь, в свои 49 лет, Аджани привлекает иной сюжет. Она ищет роман с обязательным хеппи-эндом. "Я слишком долго была верна историям с печальным концом", - говорит Изабель.

Красота звезд

Наравне с успехами в театральной и кинокарьере журналисты обсуждают секреты красоты 49-летней актрисы.

Сама Аджани любит повторять, что ничего специального для подержания себя в прекрасной физической форме не предпринимает. Однако те, кто видел обнаженную Изабель в фильме "Королева Марго", внимают словам своей любимицы с бо-о-ольшим недоверием. И, наверное, правильно делают.

Известно, что Аджани - почетная клиентка Института красоты Yeves Saint Laurant. А это заведение славится удивительными по своему воздействию массажами и масками для лица и всего тела, которые делаются, разумеется, при помощи одноименной косметики. Также среди предпочтений Изабель Аджани - талассотерапия и раздельное питание, схему которого ей тоже разработали сотрудники фирмы Yeves Saint Laurant.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество