aif.ru counter
961

Верная тень Сталина

АиФ Долгожитель № 4 22/02/2006

Из всех руководителей госбезопасности МЕНЖИНСКИЙ кажется самой незаметной фигурой, хотя он руководил ОГПУ восемь лет - дольше, чем Ягода и Ежов, вместе взятые, и разработал те методы, которыми в полной мере воспользуются его преемники. Он был гораздо умнее их и придумал то, на что сами они, лишь следовавшие предначертанным им путём, были бы не способны.

"Разве он болен? А я и не знал..."

МЕНЖИНСКИЙ родился 19 (31) августа 1874 года в Петербурге в дворянской семье. Его отец преподавал историю в Петербургском кадетском корпусе. Гимназию Вячеслав Рудольфович окончил с золотой медалью. Поступил на юридический факультет Петербургского университета, работал адвокатом.

Менжинский очень рано присоединился к социал-демократической партии - ещё в 1902 году, но в отличие от Дзержинского старался закон не нарушать.

Георгий Александрович Соломон, известный в предреволюционные годы социал-демократ, который хорошо знал семью Ленина и дружил с Менжинским в эмиграции, вспоминал:

"После первой русской революции с явкой от Ленина в Брюссель перебрался на жительство Вячеслав Рудольфович Менжинский. В день прибытия Ленина Менжинский вызвался встретить его на вокзале...

Я увидел сперва болезненно согнутого Менжинского, а за ним Ленина. Менжинский был очень болен. Его отпустили из Парижа всего распухшего от болезни почек, почти без денег.

Меня поразило, что Менжинский, весь дрожащий ещё от своей болезни и обливающийся потом, нёс от самого трамвая огромный, тяжёлый чемодан Ленина, который шёл налегке за ним, неся на руке только зонтик. Я бросился скорее к Менжинскому, выхватил у него из рук вывалившийся из них чемодан и, зная, как ему вредно носить тяжести, накинулся на Ленина с упрёками:

- Как же вы могли, Владимир Ильич, позволить ему тащить чемоданище! Ведь посмотрите, человек еле-еле дышит!..

- А что с ним? - весело-равнодушно спросил Ленин. - Разве он болен? А я и не знал... Ну ничего, поправится...

В моей памяти невольно зарегистрировалась эта черта характера Ленина: он никогда не обращал внимания на страдания других, он их просто не замечал и оставался к ним совершенно равнодушным..."

Комиссар финансов

ПОСЛЕ революции Ленин утвердил Менжинского в должности заместителя наркома финансов РСФСР: наркомом стал известный публицист Иван Иванович Скворцов-Степанов, вероятно, потому, что он перевёл на русский язык "Капитал" Маркса.

Получив назначение в наркомат финансов, Менжинский, ещё не подобрав ни одного сотрудника, лёг спать на диване в Смольном, прикрепив над головой записку "Наркомфин".

Почему Ленин определил его по денежным делам? Может, он вспомнил, что Менжинский, находясь в эмиграции в Париже, нашёл работу в банке? Теперь от него требовалось только одно - выбить из банков деньги.

В Смольном 8 ноября Менжинского увидел американец Джон Рид, описавший революцию во всех подробностях: "Наверху, в столовой, сидел, забившись в угол, человек в меховой папахе и в том самом костюме, в котором он... я хотел сказать, проспал ночь, но он провёл её без сна. Лицо его заросло трехдневной щетиной. Он нервно писал что-то на грязном конверте и в раздумье покусывал карандаш. То был комиссар финансов Менжинский, вся подготовка которого заключалась в том, что он когда-то служил конторщиком во французском банке".

Только 17 ноября Менжинскому удалось получить первые пять миллионов рублей для нужд Совнаркома, который принял решение вскрыть сейфы частных банков. В каждый из них был отправлен вооружённый отряд.

Совнарком объявил государственную монополию на банковское дело. Частные банки были национализированы и объединены вместе с Госбанком в единый Народный банк. Банковские акции аннулировались, а сделки по ним объявлялись незаконными. Со всем этим Менжинский справился за несколько месяцев. Но особого впечатления на Ленина не произвёл и высокой должности не сохранил.

Правительство переехало в Москву, а Менжинский остался в Петрограде в роли члена президиума Петроградского совета и члена коллегии комиссариата юстиции Петроградской трудовой коммуны. Это было понижение.

Особый отдел

ОСЕНЬЮ 1919 года Менжинский вернулся в Москву. Дзержинский нашёл ему работу в ВЧК. Еще 6 февраля ВЦИК утвердил "Положение об особых отделах при Всероссийской чрезвычайной комиссии". Они должны были бороться с контрреволюцией и шпионажем в армии и на флоте.

Так появилась военная контрразведка, которая не только выявляла шпионов и предателей, но и следила за военачальниками, изучала настроения в армии.

Кроме того, поскольку при ВЧК ещё не было Иностранного отдела, заниматься разведывательной работой за границей и на территориях, занятых Белой армией и иностранными державами, должен был Особый отдел.

15 сентября 1919 года Менжинского назначили особоуполномоченным Особого отдела ВЧК. Через полгода он - уже заместитель начальника отдела, а ещё через несколько месяцев возглавил его. В июле 1922-го его утвердили членом коллегии ВЧК.

Менжинский докладывал о работе особых отделов, о ситуации в армии и не только в армии и Дзержинскому, и Троцкому. Причем Троцкий был куда более важной фигурой, чем председатель ВЧК. Поэтому военные чувствовали себя уверенно и не боялись чекистов. Лишь после ухода Троцкого из армии ситуация радикально изменится. А в Гражданскую войну разгневанный командарм запросто мог арестовать начальника Особого отдела, если у них не складывались отношения.

Менжинский был исключительно лоялен к наркому по военным и морским делам. Троцкий вспоминает:

"Он явился ко мне в вагон с докладом по делам особых отделов в армии.

Закончив с официальной частью визита, он стал мяться и переминаться с ноги на ногу с той вкрадчивой своей улыбкой, которая вызывает одновременно тревогу и недоумение. Он кончил вопросом: знаю ли я, что Сталин ведёт против меня сложную интригу?

- Что-о-о? - спросил я в совершенном недоумении, так был далёк тогда от каких бы то ни было мыслей или опасений такого рода.

- Да, он внушает Ленину и ещё кое-кому, что вы группируете вокруг себя людей специально против Ленина...

- Да вы с ума сошли, Менжинский, проспитесь, пожалуйста, а я разговаривать об этом не желаю".

В октябре 1927 года Троцкого и Зиновьева вывели из ЦК, их соратников исключили из партии. К концу 1927 года оппозиция была разгромлена. В течение года всех видных оппозиционеров, в общей сложности почти полтораста человек, выслали из Москвы в отдалённые города страны под надзор представителей ОГПУ. В 1929-м Менжинскому поручили организовать высылку Троцкого из России.

Лёжа на диване

СЧИТАЕТСЯ, что именно Менжинский разработал тактику выманивания из-за рубежа врагов, которых ловили на территории России.

Летом 1924 года таким образом заманили в Москву Бориса Викторовича Савинкова, которого считали чуть ли не самым опасным врагом советской власти.

Менжинский получил редкий по тем временам орден Красного Знамени. А Савинков в мае 1925-го то ли покончил с собой, то ли был убит чекистами. Сидя в тюрьме, он вроде бы раскаялся и писал русским эмигрантам письма с предложением "последовать его примеру и вернуться в Россию". По своей воле или под давлением чекистов - точно неизвестно.

30 июля 1926 года, через десять дней после смерти Дзержинского, Вячеслав Рудольфович Менжинский был назначен председателем ОГПУ и занимал этот пост восемь лет.

Троцкий вспоминал:

"Никто не замечал Менжинского, который корпел в тиши над бумагами. Только после того как Дзержинский разошёлся со своим заместителем Уншлихтом, он, не находя другого, выдвинул кандидатуру Менжинского. Все пожимали плечами.

- Кого же другого? - оправдывался Дзержинский. - Некого!

Но Сталин поддержал Менжинского. Сталин вообще поддерживал людей, которые способны политически существовать только милостью аппарата. И Менжинский стал верной тенью Сталина в ГПУ. После смерти Дзержинского Менжинский оказался не только начальником ГПУ, но и членом ЦК. Так на бюрократическом экране тень несостоявшегося человека может сойти за человека".

Менжинский был по-прежнему очень вежлив и даже деликатен. Выслушав рапорт очередного сотрудника, любезно протягивал ему руку и говорил: "Здравствуйте, как поживаете?"

Вячеслав Рудольфович часто болел и, даже приезжая на Лубянку, принимал посетителей лёжа. Никого это не удивляло.

Писатель Илья Григорьевич Эренбург пишет, как в 1920 году он решил поехать в Париж. Заполнил в Наркоминделе анкету. Через несколько недель его вызвали в ЧК, предупредили: "С главного подъезда к товарищу Менжинскому".

"Вячеслав Рудольфович Менжинский был болен и лежал на чересчур короткой кушетке, - вспоминал Эренбург. - Я думал, что он начнёт меня расспрашивать, не путался ли я с врангелевцами, но он сказал, что видел меня в Париже, спросил, продолжаю ли я писать стихи. Я ответил, что хочу написать сатирический роман. Поскольку разговор зашёл о литературе, я поделился с ним сомнениями: печатается слишком много ходульных стихов, а вот Блок замолк... Менжинский иногда улыбался, кивал головой, иногда хмурился..."

Илья Эренбург получил паспорт. Он не знал, что через год именно Менжинский будет решать судьбу Александра Блока.

В июле 1921-го нарком просвещения обратился к Ленину с просьбой отпустить поэта Александра Александровича Блока на лечение за границу: тот тяжело болен. Ленин запросил мнение начальника Особого отдела Менжинского.

Менжинский ответил в тот же день: "Блок натура поэтическая; произведёт на него дурное впечатление какая-нибудь история, и он совершенно естественно будет писать стихи против нас. По-моему, выпускать не стоит, а устроить Блоку хорошие условия где-нибудь в санатории".

Пока решали, что делать с Блоком, 7 августа 1921 года великий поэт умер.

Контора с вывеской

МЕНЖИНСКИЙ имел все основания гордиться своей работой. За восемь лет он создал разветвлённую систему органов госбезопасности, подавил крестьянские волнения в период коллективизации, успешно провёл громкие процессы над "вредителями" и сформировал сильную разведывательную сеть за рубежом.

Менжинский в отличие от своего предшественника понял, что надо служить лично генеральному секретарю. При Менжинском высший командный состав ОГПУ при назначении на должность стал утверждаться в партийной канцелярии. Сотрудники госбезопасности тоже проходили чистку, как и все остальные члены партии.

С началом коллективизации оказалось, что ОГПУ не располагает достаточным аппаратом на селе. К концу жизни Менжинского аппарат госбезопасности резко увеличили.

Вячеслав Рудольфович Менжинский умер от сердечного приступа 10 мая 1934 года на даче "Шестые Горки" в Архангельском. Ему было шестьдесят лет.

14 мая под гром артиллерийского салюта урну с его прахом захоронили в Кремлёвской стене.

***

НЕ ТАК давно историки отыскали постановление Политбюро, которым Президиуму ЦИК СССР поручалось "организовать специальное помещение в Институте Мозга с соответствующим оборудованием для хранения слепков, иллюстративного и научно-исследовательского материала мозгов умерших выдающихся деятелей Союза, находящихся в Институте".

В этом списке Менжинский на первом месте. Уже за ним шли народный артист республики Леонид Витальевич Собинов, французский писатель Анри Барбюс, Циолковский, Маяковский, академик Иван Петрович Павлов...

Преемника Менжинскому Сталин выбирал необычно долго. Только через два месяца после смерти Менжинского его кресло получил Генрих Григорьевич Ягода. Это была последняя смена руководства органов госбезопасности, которая прошла спокойно и тихо. Впоследствии каждый новый хозяин Лубянки уничтожал и своего предшественника, и его клевретов.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы