aif.ru counter
23.12.2005 00:00
51

От счастья не умирают

АиФ Долгожитель № 24 23/12/2005

СЕРГЕЙ Климов, весьма продвинутый, успешный по жизни молодой человек, накануне познакомился с прекрасной девушкой Мариной, на дне рождения у друга. Потанцевали, поговорили... Расстались хорошими друзьями.

...А сегодня они должны были снова встретиться на том же самом месте, где вчера расстались, то есть у ее подъезда.

Сергей приехал чуть раньше условленного времени. Сидя в автомобиле, слушал музыку и поглядывал на двери подъезда, из которого через несколько мгновений должен был выпорхнуть... ангел.

Впрочем, ангел задерживался, и у Сергея появилась возможность оглядеться по сторонам. Теперь в этом живописном дворике и он не посторонний человек. Ничего, нормальный дворик, ухоженный, даже у мусорных бачков не нагажено...

На мусорных бачках его внимание почему-то задержалось. Может быть, потому, что там кто-то копошился. Сначала он подумал, что выбрасывают мусор. Потом пригляделся и понял: не выбрасывают...

Хрупкая, опрятно одетая пожилая женщина, стыдливо озираясь по сторонам, разгребала мусор в бачке палочкой. Может, уронила что-то? - подумал Сергей. Он вышел из машины, подошел к женщине и тихо спросил:

- Извините... я могу вам чем-то помочь?

Женщина от неожиданности замерла, опустила голову и перестала ковыряться в мусоре. Судя по всему, она ждала, когда непрошеный "помощник" отойдет, оставит ее в покое. Но он не отходил.

- Не обижайтесь на меня... - извинительным тоном сказал Сергей, - но... я в самом деле готов вам помочь... Не сердитесь...

Женщина мельком глянула на молодого человека и тут же отвернулась, спрятала лицо.

- Нет-нет, мне от вас ничего не надо... Спасибо... Уходите.

Сергей уже точно знал, что перед ним не бродяжка. И еще он понял, что не драгоценности потерянные она там искала, в том вонючем мусорном бачке, а... Боже-боже...

Климов мог дать ей денег на хлеб... и не только на хлеб, но... как это сделать? Как это сделать ненавязчиво и недемонстративно? Он боялся, что обидит ее, эту бедную, несчастную женщину, раздавленную, растоптанную обстоятельствами или людьми.

- Я могу вам дать денег, - сказал он прямым текстом, - это вас не обидит?

Он уже нащупал в кармане две пятисотки...

- Возьмите, пожалуйста... Я не последнее отдаю, поверьте...

Женщина не шелохнулась. Закрыла лицо руками. Она не плакала. Она рыдала...

-КЛИМОВ... - вдруг вымолвила женщина, глотая слезы, - ты меня не узнал, и слава богу... Но я хочу тебе сказать... - слезы буквально душили ее, - смотри, ты живой свидетель, что сделала со мной моя... Родина, та самая, которую... я всегда призывала и учила вас любить... И которую сама беззаветно любила!

Сергей стоял ошарашенный и не мог вымолвить ни слова - он узнал свою... учительницу!!!

- Ты видишь, Климов, во что она меня превратила? За что? Что я не так сделала? Разве я не так жила? Разве я не то делала? Почему, отдав всю свою жизнь, все свои силы школе, я превратилась в... нищенку, в изгоя? Я сегодня отнесла все свои деньги, только чтобы завтра меня не вытряхнули из квартиры на улицу... Я раздавлена, Климов... Меня уничтожили... Я хочу умереть...

- Капитолина Васильевна... В-ы-ы?!! Как же это? Нет, это невозможно... Капитолина Васильевна... милая... - Сергей не находил нужных слов, чтобы выразить свое удивление, смятение и боль. - Пойдемте, сядем в машину. Я отвезу вас домой, пойдемте...

Он неуклюже обнял женщину.

В это время подошла Марина.

- Сережа, что случилось?

Широко раскрытыми от удивления глазами Марина смотрела, как Сергей усаживает рыдающую женщину в машину.

- Что ты делаешь? Ты с ума сошел!

- Это ОНИ! - он показал куда-то наверх. - Это они сошли с ума! Наши правители! Если наши... и их, кстати, учителя дошли до этого... - Сергей схватился за голову. - Мариша! Ты понимаешь что-нибудь или нет? Это моя учительница! Понимаешь? Это она нам рассказывала, что мы живем в самом гуманном и справедливом обществе, что только в нашей стране человек не должен бояться старости, потому что человек человеку друг, товарищ и брат. И так действительно было. В той стране! Не в этой... В той!

Сергей со злостью повернул ключ зажигания...

Он знал, что наша страна превратилась в страну нищих и голодных. Но знал в общем, не конкретно. Сегодня же все в нем перевернулось. Сегодня его обожгло. Сегодня ему прострелили сердце...

Сергей остановил машину около кафе. Когда принесли шампанское, он сказал: "Давай, Мариша, выпьем за мою учительницу... За Капитолину Васильевну... За вас, Капитолина Васильевна! Вы нас учили... хорошему... правильному... и не ваша вина в том, что все в этой жизни вышло вот так... Не так..."

- Славная у тебя девушка, Климов! - слегка наклонив голову, сказала Капитолина Васильевна.

- Учительница младших классов, - с особым смыслом подчеркнул Сергей.

- Я это поняла... Коллега... Будьте счастливы, мои дорогие!

Она не стала напрягать молодых рассказом о своей горькой доле: как в один миг "сгорели" все ее сбережения ("гуманное" государство ограбило, постаралось), как схоронила мужа, сказались ранения, полученные в Афгане, как вслед за ним потеряла единственного сына, и как пенсию свою крохотную, учительскую целиком отнесла в ЖКХ, и как оказалась на грани вымирания. У последней черты...

К чему об этом говорить? Жизнь прожита честно и праведно... Но спасибо сказать ей за это, как оказалось, теперь уже некому. И помочь тоже некому. Теперь уж и не вспомнят, что была такая учителка в школе, одна из немногих награжденная за свой нелегкий труд высшей наградой Родины - орденом Ленина!

Умереть бы еще тогда, когда вся эта чертовщина только начиналась. Не видеть бы всего этого и не знать. Но... не умерла. Дожила...

- Климов, ты прости меня за то, что увидел... такой... Ладно? Прости меня, Климов, но... Я больше ничего не хочу в этой жизни. Я хочу умереть.

Сергей молча обнял свою любимую учительницу и вдруг почувствовал, что по щекам текут... слезы!

...НАЗАВТРА они втроем улетели к морю.

- Климов, ты не поверишь, но я никогда в жизни не была у моря, - сказала Капитолина Васильевна, когда они спускались по трапу самолета в аэропорту имени Гейдара Алиева, - спасибо тебе, мой милый... Спасибо, родной... Это была моя неисполнимая мечта. Сегодня я точно знаю, что умру... от счастья!

- Если от счастья, то не возражаю, - улыбнулся Сергей, он ведь точно знал, что от счастья люди не умирают.

...Теплое южное солнце встретило их ласковыми лучами, когда на следующее утро они вышли из загульбинского пансионата "Гянджлик" и побежали по теплому песку к Каспийскому морю...

Они были счастливы. Особенно Сергей. Ведь именно здесь, в Загульбе, он провел свое беззаботное, босоногое, еще дошкольное детство.

И именно здесь он сделал великое дело - вернул к жизни дорогого ему человека.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество