aif.ru counter
39

Душа заглянула в окошко...

Статья из газеты: АиФ Долгожитель № 10 27/05/2005

ОНА была чужой невестой, когда в Минусинск приехал Александр навестить родных. Через несколько дней он уже должен был быть на Дальнем Востоке. Там проходила его капитанская служба. Но встретились на вечеринке, увидели друг друга, и все решилось вмиг.

"Дорогая, любимая, никем не заменимая моя девочка..."

ОНА была чужой невестой, когда в Минусинск приехал Александр навестить родных. Через несколько дней он уже должен был быть на Дальнем Востоке. Там проходила его капитанская служба. Но встретились на вечеринке, увидели друг друга, и все решилось вмиг.

Счастье длилось целых восемь месяцев. И ничего, что в части, где служил капитан Пеганов, не было поблизости загса и они так и остались незарегистрированными. Это казалось тогда сущей ерундой, главное - они были рядом. Звали ее Устиньей, но, так с детства повелось, Гутя да Гутя - Августа, значит.

И он был счастлив впервые, казалось, за тридцать лет: выросший-то без матери и без отца, все по чужим людям да по казармам. Наконец зажегся свет в его окошке.

И когда грянула война и ей пришлось уехать, то больше всего печалились в части именно из-за него, что так недолго пожил он в ласке и домашнем уюте. Жена начальника части не могла сдержать слез, глядя на их прощание. И опять поездка через всю страну, а потом - рождение сына. Его письма грели душу, и до сих пор слова его говорят ей о любви, о той любви, ради которой все стоило пережить.

"Дорогая, любимая, никем не заменимая моя деточка Гутя. Знала бы ты, как я беспокоюсь за тебя, что твой образ всегда со мной.

Вот уже месяц, как нас разлучила судьба, и эти дни для меня самые тяжелые в моей жизни. Сколько мне приходилось переживать расставаний с родными и друзьями, а такой жалости я никогда не переживал, как ты уехала. Как будто тебя отобрали у меня навсегда.

Как только открываю чемодан, так сразу чувствую тебя и твою заботу, потому что все необходимое есть, и все хорошо уложено, и все, что ты мне насильно сложила, все становится необходимым. Милая деточка, ты всегда со мной, я тебя никогда не забуду, пока буду жив. Твоя фотокарточка всегда хранится в левом кармане, всегда около моего сердца, и я на нее смотрю несколько раз в день. И письма твои частенько перечитываю.

Гутя, каждая твоя ласка в письме делает меня счастливым, добрым... Я вырос без отца и матери и никогда не видел такой любви, ласки и заботы, как от тебя.

Целую свою дорогую, милую Гутю. Живи и будь здорова, только береги себя".

"Жди с Победой"

ПИСЬМАМ Сашиным уже шестьдесят четыре года, написаны они в основном карандашом. Пожелтевшие листки, полустершиеся строчки, и в каждой строчке, в каждом слове - нежность. О ней, а потом о родившемся сыне, которого он увидел лишь однажды, когда заскочил в Минусинск на часок проездом при переброске их части на фронт. Еще одну встречу подарила им судьба. Последнюю.

А потом он уехал, но еще не на фронт, а на Урал, где стояла их часть, формируясь перед большими боями. И ее сердце рвалось к нему, и она бы уехала тогда, обязательно бы уехала, если бы не маленький их Вовка. Время было тяжкое, с питанием трудно, да и со всем остальным - с одеждой, обувью. Нужно было все добывать, кормить сына, работать. Иногда так уставала, что не было сил сразу ответить на Сашины письма.

"Гутечка, мое сердце стало очень неспокойно, каждый удар при воспоминании о тебе сжимает мои нервы. Если бы я мог все свои чувства и страдания высказать тебе, то был бы счастлив.

Гутя, дорогушечка, голубочка моя, если будешь получать мои письма, то я тебя прошу, не задерживай ответа ни дня и пиши почаще обо всем. А то скоро тронемся, и тогда только ты будешь получать, а я твоих писем не увижу и не услышу о тебе.

Я видел тебя несколько раз во сне, и я бы не знаю что отдал, чтобы нам быть вместе или же увидеть вас хотя бы ненадолго. Если, дорогая, пойду в бой, то я буду твой образ всегда хранить в душе".

Рядом с ней были мать, разделявшая все тяготы и невзгоды, и крошечный сынишка, его, Сашина, кровинушка. И ей теперь кажется, что участь ее была куда легче, чем его. Но тогда, когда шла война, когда был голод, и мысли были о хлебе насущном, а он был далеко, и ничего уже нельзя было изменить, жизнь казалась черной, как вороново крыло. И только его письма все помогали сносить и ждать, ждать, ждать.

"Гутя, милая, крошка моя. Я вспоминаю, как согревала меня лаской любви. Но прошло это все очень быстро, как будто бы несколько маленьких дней и ночей. А теперь дни идут очень медленно, и не знаю судьбы я своей. Улыбнулось бы счастье такое, видеть бы тебя. Твои письма для меня - все, что есть ценного и дорогого в моей жизни. Я перечитываю их десятки раз".

Жизнь потеряла смысл

ОН, как и она, верил, что у них обязательно будет встреча и прекрасная жизнь впереди. "Гутечка, ты пишешь, что сильно расстраиваешься и скучаешь. Это напрасно. Придет то время, когда мы будем вместе. А сейчас нужно так жить, и не одна ты так живешь, а миллионы. Помни только, что ты для меня - моя жизнь и моя радость. Жди меня с Победой. Я вернусь только тогда, когда все оккупанты будут уничтожены".

Он не вернулся. Он погиб в январе 1944 года, погиб от прямого попадания снаряда. Никто в части не хотел верить, что их командира больше нет. Ей писали об этом его друзья-бойцы. И сразу после его гибели, и потом всю ее жизнь писали, сохраняя память о нем, так же, как и она, вдова капитана Пеганова.

"Все привыкли видеть его жизнерадостным, веселым, смелым, - писал ей боец Павленко сразу после гибели, - умеющим выходить невредимым из любого положения. На похоронах его на лицах провожавших бойцов и командиров были слезы, многие прямо плакали...".

Похоронили ее мужа в селе Морянцы Лисянского района Киевской области, на родине украинского поэта Тараса Шевченко, рядом с его домиком и школой во фруктовом саду. Потом, уже через много лет после войны, была она на его могиле.

А тогда, после похоронки, не было ни сил, ни желания жить. Если бы не сын, она и не знает, что могло бы случиться. Спасло еще и то, что нужно было добывать еду, и она, как только стало что-то появляться в лесу, уходила на весь день и бродила, бродила там, заплутавшись в своих мыслях, далеких от этих бренных забот о хлебе насущном. И никого-то она не боялась тогда - ни зверя, ни человека... Жизнь потеряла всякий смысл.

Товарищи мужа сложились и отправили ей денег и шестьдесят метров ткани, которую она продавала, чтобы жить. И сшила себе всего лишь два платья, которые хранит до сих пор. Как память о прошлом. А еще на нее глядят с фотографии его глаза, глаза ее мужа. Сашенька! Как же ты меня оставил! Это теперь перед сыном своим чувствует она вину. За то, что мало смеялась, мало улыбалась ему, пока он рос, а все плакала и плакала о любви своей, все томила себя той неизбывной тоской. Все никак не могла войти в русло новой вдовьей жизни, упорно оставалась в той своей - довоенной, короткой, нежной и трепетной. И замуж больше выйти она не смогла, хотя понимала, что мальчику нужен отец, что он страдает. Но не могла она изменить своему Сашеньке.

Белый голубь любви

АВГУСТЕ Ивановне удалось добиться, чтобы имя капитана Пеганова значилось на памятнике погибшим воинам-минусинцам. И вот, когда это совершилось и имя мужа появилось на памятнике, она собрала друзей, чтобы отметить его день рождения. Тогда-то к этому тихому поминальному застолью и залетел к ней на балкон белый голубь, совершенно белый, просто белоснежный. Августа Ивановна принялась было прогонять его, но кто-то остановил: "Гутя, а вдруг это Сашина душа прилетела к тебе?" И она похолодела враз, будто замерзла вся, заплакала - что же я творю! - и стала глядеть на этого голубка, а он - на нее. Пробыл какое-то время и улетел. И вот ведь странно - ни до, ни после этого больше белый голубь не залетал к ней.

- Может быть, действительно то Сашина душа прилетала?.. Может, хотел проститься? - И Августа Ивановна смотрит на меня печальными-печальными глазами. Они передо мной, эти глаза, и я часто думаю о ней, о нем, об их сыне, живущем сейчас в Норильске, о том, как работалось ей все эти долгие годы в геологии (ее работы были даже в Монреале), где она делала тончайшие шлифы необычайной формы и цвета. И сердце мое наполняется удивительным покоем от всего, что довелось мне узнать. От того, что есть на свете любовь, что живет она в людях, несмотря на все страшное и тяжелое, происходящее вокруг нас. И что белый голубь любви может посетить каждого жаждущего красоты и нежности. И что залог тому - верность и терпение, которыми полна душа этой женщины с лицом русской мадонны.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Как выбрать натуральный майонез?
  2. Что говорится в отчете США об аварии на Чернобыльской АЭС?
  3. Как хотят выявлять алкозависимых сотрудников?