42

Пока в Англии есть такие гвардейцы, она еще не дерьмо!

АиФ Долгожитель № 17 09/09/2004

Юрочка, перестань стучать...

ОДНАЖДЫ Юрий Богатырев гостил у своих знакомых на даче под Одессой. Как-то он решил помочь хозяевам починить забор. Только он начал прибивать доску, как из-за забора высунулась соседка Фаня Наумовна и нежно, потому что она очень уважала Богатырева, сказала ему:

- Юрочка, перестань стучать, сволочь! У меня же ребенок спит!

Кот-спаситель

В 1715 ГОДУ второй человек в Российской империи - петровский фаворит Меншиков оказался на волосок от опалы. Ко всем его винам - казнокрадству, взяточничеству - прибавилось то, что вопреки категорическому запрету царя Александр Данилович беззастенчиво вступал в частные подряды, приносившие ему огромный барыш, а государственной казне - одни убытки. Два раза Петр прощал корыстолюбивого вельможу, а потом его терпение лопнуло: по приказу царя Меншиков был предан суду Сената. Тот определил лишить фельдмаршала чинов и имений и сослать в Сибирь на вечное поселение. Приговор поступил на утверждение царю.

Как утопающий хватается за соломинку, Меншиков бросился к шуту Балакиреву, которого знал как большого мудреца, с просьбой помочь. Тот внял мольбе князя...

Царь имел привычку, разбирая важные дела, запираться в кабинете и никого к себе не допускать. При этом Петр взял за правило: ежели случайно замарает документ чернилами или прожжет капнувшим со свечи воском - его уничтожать и более к этому делу не возвращаться.

Домашний кот, любимец государя, повадился во время умственных занятий хозяина сидеть на его письменном столе, и царю это нравилось. Возможно, близкое присутствие любимого животного помогало государю сосредоточиться. Этим и воспользовался Балакирев.

Он раздобыл мышонка и, спрятав за пазуху, отправился к царскому кабинету в Летнем дворце. Денщика из прихожей шут куда-то услал с поручением, якобы данным государевой супругой Екатериной Алексеевной, пообещав за него подежурить, и, оставшись один, стал следить за царем в приоткрытую дверь.

Когда Петр, закончив чтение присланного из Сената приговора, потянулся за пером, Балакирев вытащил из-за пазухи мышонка и дал тому поскрести по листу бумаги. Кот насторожился, зашевелив усами и ушами. Это отвлекло царя, он положил перо и прикрикнул на кота. Затем снова протянул руку к чернильнице, и снова повторилось царапанье мышонка.

Между тем Петр начал решительно писать на приговоре Меншикову резолюцию. В этот момент Балакирев незаметно запустил мышь в царский кабинет. Кот бросился со стола на добычу. Он опрокинул при этом и чернильницу, и свечу...

Выйдя в переднюю, царь спросил подоспевшего денщика, не осмелился ли он кого-нибудь пустить к кабинету. Тот, конечно, не решился и заикнуться о Балакиреве. Вернувшись в кабинет и обнаружив, что документ залит чернилами и испачкан свечным воском, Петр в ярости разорвал его. На другой день Меншикову было объявлено прощение...

Затаил обиду

В ЯЛТЕ снимался фильм "Илья Муромец", где Андреев играл главную роль. На съемочную площадку пришел здоровенный милиционер, долго разглядывал Андреева, затем покачал головой и сказал:

- Нет, не то... Слабак. А еще Муромца играешь. Я, брат, пожалуй, поздоровее тебя буду...

Андреев молча поднялся, обхватил милиционера поперек туловища и с размаху забросил в море.

Назавтра в местной газете появился фельетон о распоясавшемся артисте, который "топит в море милиционеров".

Андреев прочитал пасквиль, страшно рассердился и дал зарок больше не появляться в Ялте. Слова своего он не нарушил - и много лет спустя, уже пожилым человеком прибыв с туристическим теплоходом в Ялту, на берег так и не сошел.

"Ай-яй-яй!"

ВО ВРЕМЯ съемок "Метели" произошел один забавный случай. Валентина Титова блестяще играла роль, оператор прильнул к камере - словом, все шло прекрасно, но вдруг Басов вскочил с режиссерского стульчика, влетел в кадр и с криком: "Ай-яй-яй! Ай-яй-яй!" - стал хлопать себя ладонями по бедрам, приплясывать, наконец скинул пиджак и принялся яростно топтать его ногами. Актриса напряглась и побледнела, полагая, что это ее игра так разозлила режиссера, но все оказалось проще - у Басова внезапно загорелись в кармане спички.

Хитрый доктор

ОДНАЖДЫ доктора Луи Пастера вызвал на дуэль неизвестно на что обидевшийся граф. К Пастеру пришел секундант и предложил выбрать оружие.

- Говорите, я имею право на выбор оружия? - спросил Пастер. - Отлично! Прошу за мной.

- О, это ваша лаборатория? Как интересно!

- Прошу вас ни к чему не прикасаться. Вы знаете, что такое оспа?

- Конечно, мсье, а что?

- Вот две колбы, в одной - возбудители оспы, а в другой - вода. Если граф согласится выпить на свой выбор одну из них, я выпью другую. Право выбрать место и время для пития я любезно предоставляю его сиятельству. Передайте графу мое почтение.

Надо ли говорить, что дуэль не состоялась!

Грамотная Рича

У ГАЙДАЯ была собака Рича, которую он обучил приносить газеты. Причем из стопки газет она брала только верхнюю. Если он посылал ее за газетой еще раз, Рича снова брала из стопки верхнюю. Гайдай частенько разыгрывал гостей, демонстрируя феноменальные способности своей собаки. Например, он заявлял, что собака его умеет читать, по крайней мере способна отличить газету "Советская Россия" от "Советской культуры", а "Советский спорт" от "Комсомолки"...

Сидя с гостем в комнате, он говорил, к примеру, так:

- Вы знаете, в сегодняшней "Советской культуре", если я не ошибаюсь, статья про меня. Эй, Рича, принеси-ка мне "Советскую культуру".

Собака шла в спальню, брала из стопки верхнюю газету и приносила.

- Нет, - говорил Гайдай, бегло просматривая газету. - Это не здесь. А принеси-ка мне, Рича, "Советскую Россию", - просил он, зная, что теперь сверху лежит именно эта газета.

Собака шла в спальню и, к изумлению гостя, приносила названное хозяином издание. Но и здесь нужной статьи не оказывалось. И тогда Гайдай посылал собаку за "Комсомолкой". В конце концов собака приносила подряд все восемь газет, которые выписывал Гайдай, а гость к этому времени уже полностью терял дар речи.

Английская демократия

ВО ВРЕМЯ турне по Европе и Америке (1929-1932 гг.) Александров и Эйзенштейн прибыли в Англию, где их встречал Бернард Шоу. Прославленный писатель возил их по стране, показывал достопримечательности, повторяя при каждом удобном и неудобном случае, что все измельчало, выродилось и что "Англия - дерьмо!". В один из дней он привел гостей к ограде королевского дворца, где у входа стоял флегматичный гвардеец.

- Вы видите иногда короля? - обратился Бернард Шоу к гвардейцу.

- Да, сэр, - отвечал тот.

- Вы не могли бы передать нашему королю, что Англия - дерьмо?

- Хорошо, сэр, - невозмутимо и хладнокровно ответил гвардеец.

Это настолько развеселило и обрадовало Бернарда Шоу, что он, повернувшись к Александрову и Эйзенштейну, восхищенно сказал:

- Нет, господа, пока в Англии есть такие гвардейцы, она еще не дерьмо!

Дыму маловато

В ФИЛЬМЕ Григория Александрова "Светлый путь" была сцена, где директор ткацкой фабрики (его играл О. Н. Абдулов) разглядывает образец новой ткани и высказывает свое мнение. Но оказалось, что реплика не предусмотрена в сценарии. Стали всей группой соображать, что же должен сказать директор фабрики. Нужно заметить, что расцветка ткани была в духе того времени - на нейтральном фоне были изображены трактора, трубы и прочее в том же роде.

Наконец Абдулов кричит:

- Все! Придумал! Включайте камеры...

- Что же ты придумал? - спрашивает Александров.

- Все-все, - торопит Абдулов. - Отличная реплика. Включайте...

- Мотор! - командует Александров. Съемка пошла. Директору подносят образец ткани, он ее мнет в руках, разглядывает внимательно трактора и трубы, а потом, покачав головой, говорит:

- Дыму маловато! Добавьте дыму...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах