aif.ru counter
282

Молва "нанесла" мне 22 ножевые раны

АиФ Долгожитель № 17 09/09/2004

Удивительное дело: Игорь ВЫСОЦКИЙ никогда не был ни чемпионом Европы, ни чемпионом мира, тем более - Олимпийских игр (лучшее его достижение - победа на чемпионате СССР 1978 года), а между тем именно он в десятки раз популярнее многих наших чемпионов. Громкое имя ему сделали две блестящие победы над непобедимым до и после Высоцкого легендарным кубинцем Теофило Стивенсоном. С тех пор лучи боксерской славы Стивенсона согревали русского бойца-тяжеловеса всю жизнь.

Наша справка

Высоцкий Игорь Яковлевич. Родился 10 сентября 1953 года. Мастер спорта международного класса. Популярнейший боксер-тяжеловес 70-х годов прошлого века. Чемпион СССР 1978 года. Одержал две победы над знаменитым кубинским тяжеловесом, трехкратным олимпийским чемпионом и трехкратным чемпионом мира Теофило Стивенсоном. Ныне президент спортивного клуба Высоцкого.

Памятник нерукотворный

- ИГОРЬ Яковлевич, вам впору памятник за свой счет Стивенсону ставить, ведь он столько, если можно так выразиться, для вас сделал...

- Зачем памятник? Я и так его никогда не забуду. Два боя с ним, несомненно, стали самыми главными за 15 лет, проведенных на ринге. Когда я в 19-летнем возрасте впервые нанес Стивенсону поражение, он был уже олимпийским чемпионом. К тому же произошло это не где-нибудь, а на родине Стивенсона, в городе Сантьяго-де-Куба. Шел 1973 год, и это был не просто мой дебют на международных соревнованиях, а вообще первый в жизни выезд за рубеж. Мой рост - 183 см, весил я тогда где-то килограммов 90. А вес Стивенсона - за 120 кг...

- Где состоялась ваша вторая встреча с Теофило?

- На международном турнире в Минске в 1976 году. Он, конечно, жаждал реванша (так, по крайней мере, писали газеты). Участников разместили в большом мотеле за городом. Кубинские боксеры всем кагалом сидят в столовой. Подхожу, здороваюсь: "Привет, Теофило!" Он на меня - ноль внимания. Не узнает вроде как. Ладно, думаю, я тебе напомню. В финале встречаемся с ним на ринге. Он же выше меня на голову. Гонял чернокожего гиганта до третьего периода, а там уложил нокаутом.

- Рассказывали, что после этого Высоцкий стал кошмарным наваждением для кубинцев.

- На Олимпиаду-76 в Монреаль я не ездил, но ребята мне потом кое-что рассказали. Приходят они в зал на тренировку, к ним бросаются кубинские тренеры: "Игорь Высокий (так они мое имя произносили) приехал?" - "Нет". Те вздохнули облегченно. Ведь они в Монреаль специально двух тяжеловесов привезли: Стивенсона и его дублера Милиана. Если бы русские выставили Высоцкого, то Стивенсон на ринг не вышел бы...

- Как складывались ваши отношения вне ринга?

- Последний раз встретились с ним в 1989 году на чемпионате мира в Москве и больше не виделись. Слышал, что после окончания боксерской карьеры он был телохранителем Фиделя Кастро, потом стал почетным президентом Федерации бокса Кубы...

- А сейчас, по слухам, опустился на дно жизни...

- Говорить можно все что угодно. Про меня тоже говорили всякое: и спился, мол, и убивали меня несколько раз. Как-то в такси разговорился с водителем (речь зашла о боксе), и он мне вдруг говорит: "Слышал, тяжеловеса Игоря Высоцкого зарезали? Двадцать две ножевые раны нанесли... Умер на операционном столе..." - "Дружок, ты что несешь? - говорю. - Я пока еще не умирал и в ближайшее время не собираюсь..." У него так челюсть и отвисла...

Великий Али порхал, как бабочка, и жалил, как пчела

- ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ бой легендарного суперчемпиона Мохаммеда Али с вами в 79-м во Дворце спорта ЦСКА навсегда останется в памяти наших поклонников бокса. Однако многое оказалось за кадром.

- Впечатление у нас, участников, тогда было точно такое же, как у зрителей, переполнивших трибуны: "Вот приехал бог. Сейчас он что-нибудь сотворит!" Действительно великий и неповторимый боец. По условиям Али проводил три показательные встречи по два раунда с Петром Заевым, Евгением Горстковым и со мной.

Не обошлось без обычных, видимо, для профессионалов прибамбасов. Мы разминаемся в своей раздевалке, вдруг туда неожиданно врывается Али и, бешено вращая глазами, орет: "Щас я вас тут всех поубиваю!" И без того невысокий Петя Заев втянул голову в плечи и угодливо подставил величайшему стул... Отправились они на ринг, а через несколько минут в раздевалку влетает мой тренер Андрей Червоненко: "Попал! Попал!"

- Кто попал? Куда попал?

- Заев провел ему один удар!

Ладно, потом пришел черед Горсткова. После своего боя он мне походя шепнул: "Игорь, не волнуйся, я его не злил!" А разного рода спортивные начальники, которые, конечно, ошивались в раздевалке, вовсе не шептали. Установку давали твердым голосом: "Ты, Высоцкий, если сможешь, покажи, что русские тоже не лыком шиты. На тебя вся надежда..."

- Бой, как считают специалисты, получился равным. В том числе и по обмену ударами.

- Правой он работал просто фантастически, непостижимо, да и серии... Что говорить, Али, он, хоть в СССР, хоть в Африке, - все равно Али...

- Мне рассказывали, что одной из причин, по которой вы завершили свою карьеру на ринге, были слишком частые рассечения...

- Да, львиная доля моих поражений была вызвана именно этим: соперник рассекал мне бровь, бой сразу останавливали... Дело в том, что кости надбровных дуг у меня оказались слишком острыми. Я даже пошел на то, чтобы мне сделали пластическую операцию: нарастили между кожей и костью дуги слой мяса. Бесполезно, этого хватило на каких-то три-четыре боя.

Подарков на ринге никому не делал

- А ПРАВДА, что боксеры и у нас, и за рубежом "сдают" бои за отдельную, так сказать, плату?

- Бывает. Лично мне такое предлагали не раз. Помню, как известный тренер из Волгограда уговаривал, чтобы "понарошку" уступил его подопечному. Ведро черной икры и солидную сумму денег сулил... Нет, я на ринге никому подарков никогда не делал, впрочем, и сам их не принимал.

- Ваш друг - знаменитый советский боксер Виктор Рыбаков говорил, что более половины своих боев вы, как Тайсон, завершили нокаутом...

- Может, и так, я не подсчитывал. На одном из матчей сборных команд боксеров СССР и США, которые в Америке неизменно вызывали безумный ажиотаж, тамошние телевизионщики тоже спросили меня об этом. Я ответил в микрофон: "Фифти-фифти", - а ведущий аж зашелся в вопле: "Колоссально!"

- Об атмосфере, царившей тогда на этих боях, нынешнее поколение болельщиков может судить по нашумевшему фильму "Рокки IV"?

- Да, и особенно это касалось поединков боксеров-тяжеловесов. Нужно знать традиционную психологию американских болельщиков. Сборная твоей страны может вести в матче с боксерами США со счетом 8:0 или 9:0, но, если в заключение побеждает их тяжеловес, считается, что и общая победа также на стороне американцев. Лично я не раз убеждался в этом на собственной шкуре. Только за океаном в матчах сборных наших двух стран, а также отдельно в матчах советских и американских тяжеловесов я участвовал шесть раз. Причем с самого начала американцы ставили условие: приезд Высоцкого обязателен, это гарантия зрительского аншлага.

- Как вы объясните причину их заинтересованности?

- Может, это для вас откровение, но 99% из нас, тяжеловесов, на ринге - порядочные трусы. Получить удар кувалдой в лоб или еще куда - согласитесь, незавидная перспектива... Американцам нравилась моя манера ведения боя. Начинал без раскачки, боксировал обычно на средней дистанции, бил снизу, слева, справа... Если проигрывал, то из-за рассечения, но чаще выигрывал. Нокаутом.

"А за Склиф конкретно ответишь!"

- ПО СЛУХАМ, у вас жизнь после спорта складывалась совсем не прекрасно...

- Как бы она ни сложилась - это моя жизнь. Спорт, конечно, дал мне немало. Из Магадана, где я родился, переехал в Москву. Закончил институт физкультуры. Сейчас у меня замечательная жена - вторая, с первой семьи не получилось. А так... по жизни всякое бывало.

- Говорили, что вы работали вышибалой в ресторане. И что чуть ли не каждую ночь вереница "скорых" доставляла "оприходованных" вами клиентов в Институт Склифосовского...

- Вот уж Склиф давайте не трогать! Хотя, действительно, в свое время я жил на "Каховке", там неподалеку, на Керченской улице, располагался бар "Форум", едва ли не самый крутой в Москве. Когда ушел из бокса, устроился туда в охрану. Публика в баре постоянно тусовалась денежная, но самая разная. Порой по 5-6 раз за вечер приходилось кого-то успокаивать. Иногда и впрямь доводилось пускать в ход по-настоящему жесткие "аргументы и факты".

- Вы так трогательно отнеслись к упоминанию о Склифе...

- Да потому что его врачам я по гроб останусь благодарным. В прошлом году у меня неожиданно открылась язва желудка. На разные там рези и прочие недомогания я раньше просто внимания не обращал. Болезнь оказалась настолько запущенной, что медики за голову схватились. Виртуоз-профессор, который меня оперировал, вырезал 3/4 желудка и часть кишок.

- От души сочувствую. А чем сейчас занимаетесь, Игорь Яковлевич?

- Спустя много лет я все же вернулся в бокс. В клуб, названный моим именем, исключительно боксерский, появлению которого я обязан прежде всего городской администрации, спорткомитету подмосковных Мытищ. У нас довольно большой разминочный зал на 350 квадратных метров, хороший ринг, прекрасно оборудованный тренажерный зал. В клубе работают три опытных тренера во главе с мастером спорта международного класса Александром Бурмистровым. У каждого сейчас тренируются примерно 20 человек, и количество желающих заниматься растет изо дня в день.

- Тренировки в клубе Высоцкого бесплатные?

- Только для ребят до 16 лет. Остальные платят. Но это ни в коей мере не означает, что наш клуб - организация коммерческая: просто мне надо как-то содержать зал и изыскивать средства на зарплату тренерам.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы