aif.ru counter
116

Прими эту боль... (часть 2)

АиФ Долгожитель № 14 30/07/2004

Окончание. Начало в "АиФ. Долгожитель" N 13

Сердца бледнолицых

УЖЕ шесть лет не видела Белая Тучка своего младшего сына. Поэтому, когда вместе со сверстниками он пришел к вигвамам лагеря, ее первым порывом было обнять и поцеловать его. Но Сат-Ок отпрянул от матери, глаза его сверкнули гневом. И она погасила свой материнский порыв.

- Прости меня, сын мой, - сказала она. - Это кровь белой матери. Я больше никогда не оскорблю тебя своей лаской.

И он увидел на ее лице слезы...

Этот вечер они провели вместе. Мать, отец и два сына. Они сидели на медвежьих шкурах возле костра, и Белая Тучка рассказывала им о России, о своих друзьях, с которыми боролась против вождя богатых - царя, а он, этот царь, сослал ее на край земли, в Сибирь, в вечную ссылку. Рассказала она и о своем побеге в Америку. И о том, как ее, потерявшую всех попутчиков, подобрало индейское племя.


Утром лагерь был разбужен ударами в бубен. Разведчики сообщили, что бледнолицые завалили выход из ущелья и что племени грозит гибель.

- Они хотят, чтобы голод унес нас в страну Вечного Покоя, - сказал старый воин.

- У бледнолицых нет сердца, - сказал другой.

И многие посмотрели на Белую Тучку. Посмотрел на нее и Высокий Орел. Братья, Танто и Сат-Ок, вздрогнули от этого взгляда.

- Да, я белая женщина, - выступила вперед их мать, - и в жилах моих сыновей тоже течет кровь белых.

Сат-Ок бросил взгляд на отца. Лицо Высокого Орла было непроницаемым.

- Пусть же мои сыновья вместе со мной разделят вину белых людей перед вами! - Мать сняла с рук золотые браслеты и передала сыновьям. - Проберитесь к Толстому Купцу и обменяйте золото на пищу для племени.

Все племя молчало. Молчал и вождь - Высокий Орел. Это означало, что решение жены им одобрено.

Труден был путь из ущелья. Братья карабкались по отвесной стене, раздирая в кровь руки и тело. Сат-Ок старался изо всех сил, чтобы быть наравне с Танто. И все-таки он чуть не сорвался. Танто подставил плечо ему под ноги и потом карабкался уже вслед за Сат-Оком.

Толстый Купец был метисом и сочувствовал индейцам. Братьям удалось выменять на золото много продуктов. Они уже собирались в обратный путь, когда к дому неожиданно приблизился стражник конной полиции. Спрятавшись на чердаке, с тревогой прислушивались они к разговору внизу. Сат-Ок заметил, что Танто не выпускает из руки рукоятки ножа.

- Накорми меня, - потребовал стражник. - Я голоден, как волк, который никак не может догнать добычу.

- За кем гоняется мой гость? - спросил Толстый Купец, давая стражнику есть.

- За индейцами, черт бы их всех побрал! За кем же еще?

- Они вам мешают?

Стражник расхохотался.

- Мне? Да мне плевать на них! Но в стране должен быть порядок. Их нужно загнать в резервацию.

Когда стражник ушел, Танто сказал:

- Толстый Купец должен простить сыновей Высокого Орла, они думали, что он выдаст их.

Купец молча набил трубку, молча раскурил ее.

- В моих жилах, как и в ваших, есть белая кровь. Если вы думали, что я могу выдать индейцев, значит, вы тоже способны на это?

Опустив глаза, Танто взвалил на плечи мешок. Второй мешок поднял Сат-Ок.

Подходя к ущелью, братья услышали выстрел. Вслед за тем над горами пронесся рев раненого зверя и крик человека. Танто бросился вперед. Сат-Ок - за ним.

Они увидели человека, убегающего от медведя. Взмах лапы - и человек упал лицом на острые камни. Медведь на мгновение замер над ним. Этого было достаточно для того, чтобы стрелы братьев вонзились в зверя.

Они посмотрели на спасенного. Перед ними лежал знакомый им стражник конной полиции. Он поднял голову, рука Сат-Ока невольно потянулась к ножу.

- Приканчивайте меня скорей, - прохрипел стражник.

Сат-Ок посмотрел на брата - что он сделает дальше? Но лицо Танто стало неподвижным. И, когда он заговорил снова, голос его был равнодушным и спокойным, как голос вождя на Совете Старейших.

- Только трус может убить раненого. Среди индейцев нет трусов.

Не оглядываясь, покинули братья место схватки. Не оглянулись и тогда, когда услышали крик стражника:

- Брат мой, не уходи...

Крик повторился еще раз. Потом еще. И смолк...

В тот день кто-то взорвал завал. Проход из ущелья был открыт.


- Танто... - прошептал раненый. - Что с Танто?

Врач смотрел на Сат-Ока. И, когда тот приоткрыл глаза, врач тихо пробормотал:

- Все в порядке, Стась. Не волнуйся... - И, уходя от разговора, спросил: - Тебе больно? Я сделал укол... Скажи, тебе больно?

Сат-От качнул головой. Он закрыл глаза и услышал...

Материнская тоска

- СЫН МОЙ, готов ли ты пройти испытание?

Это был голос отца. И он увидел его, торжественно-спокойного и нарядного.

- Да, отец. Я готов.

И отец простер руку в сторону тотемного столба племени и сказал:

- Иди! Прими эту боль и стань воином.

На глазах у племени он медленно шел к столбу, где его ждали старейшины.

И когда он остановился перед ними, один из них оттянул на груди у него кожу и проткнул ножом. Брызнула кровь. Лицо юноши было спокойно. Старик продел сквозь пробитую кожу узкий ремешок и привязал к тотемному столбу.

- Прими эту боль и стань воином, - повторил старик слова вождя племени.

Сат-Ок отпрянул от столба и победным криком возвестил о том, что испытание пройдено. Грудь его была разорвана, но он был счастлив...


- Они позвонили в редакцию, - объяснил появившийся на корабле журналист. - Они сказали, что убьют индейца, который на корабле, если он посмеет еще раз сойти на берег. Они просили предупредить...

- Не понимаю, куда смотрит полиция? - сказал капитан. - Почему эти бандиты ведут себя как хозяева?

Журналист развел руками:

- Не моя компетенция. Моя компетенция - информация. Скажите, как индеец попал на польский корабль? Это будет интересно нашим читателям.


...Мать пела незнакомую песню и плакала.

Уже не первый раз Танто и Сат-Ок видели это. Видел это и Высокий Орел. Он сказал сыновьям:

- В сердце вашей матери поселилась тоска. Она может утихнуть от тепла родного очага. Белая Тучка должна побывать там, где она родилась, в типи своей матери. Пусть едет. Вместе с нею поедет Сат-Ок, последний из моих сыновей.

Был тысяча девятьсот тридцать девятый год. Европа доживала последние мирные дни. И могла ли знать участница первой русской революции Станислава Суплатович, что ее путь в польский городок Кельце совпадет с оккупацией Польши фашистами?

Встреча с миром, в котором живут белые, ошеломила индейского юношу. Где бы он ни появился - на улице, на корабле, - его окружала шумная толпа зевак, которые рассматривали его. Мать успокаивала его, предложила купить такую же одежду, как у белых, но он отказался. Себе она такую одежду купила, остригла волосы и стала чужой.

- Я тебе нравлюсь? - спросила она у сына и улыбнулась своему отражению в зеркале.

- Уедем отсюда, - попросил он. - Уедем назад...

Но, истосковавшись по цивилизации, она не могла так просто вернуться. И путь продолжался. Когда они приехали в Кельце, сестры, люди с положением, не захотели принять ее и "дикаря" сына.

- Ты должна была подумать, как к твоему приезду отнесутся власти, - сказали они. - Твоя связь с большевиками и так наложила пятно на нашу семью...

И снова Сат-Ок просит мать:

- Уедем отсюда!

Но... наступило первое сентября - Вторая мировая война. Фашистские войска оккупировали Польшу.

- Мы не можем уехать, - сказала Станислава Сат-Оку. - Люди встали на тропу войны. Теперь все дороги закрыты.

- Зачем ты привезла меня сюда, к белым людям! - крикнул сын. - Ты такая же, как они!

- Замолчи! - ударила она его. - Не смей так разговаривать со мной!

И он замолчал. Он дал обет молчания и этим выразил свой протест против мира белых, против собственной матери, против перенесенного позора.

Станислава пыталась разговорить сына, в отчаянии она хватала его за плечи и трясла изо всех сил.

- Почему ты молчишь?! Сат-Ок! За что ты молчишь?! - Рыдания душили ее. - Танто бы так не поступил...

В тот же день при обыске фашисты обнаружили в их комнате ружья - подарки Станиславы мужу и старшему сыну. За хранение оружия новый порядок предписывал смерть.

Когда их уводили, Станислава посмотрела на сына.

- Прости меня, сын мой, - тихо сказала она. - Прости за все.

- Мама! - рванулся он к ней, но был жестоко избит.

Сильнее пуль

- СТАНИСЛАВА Суплатович погибла в Освенциме, - закончил свой рассказ капитан. - Сат-Ок, или, как мы его называем, Стась, бежал из лагеря смерти, попал к партизанам, всю войну воевал - на Украине, в Польше, имеет советские награды... В память о матери он взял себе ее имя.

- Да... - вздохнул корреспондент. - Судьба. Только не для нашей газеты. Видите ли, слишком много политики... Нашему читателю не нужны такие истории.

- Это расисты, - сказал потом капитану старый индеец, который пришел проведать Сат-Ока. - Они давно охотились за Танто. Он им мешал. Многие индейцы смирились со своей участью - быть развлечением для туристов. За это им дают пищу и кров. Совсем как животным в цирке. И права у них, как у животных, - никаких человеческих прав. Танто понимал это и призывал индейцев к борьбе. Сегодня они выследили его...

Сат-Ок открыл глаза.

Капитан, старый индеец и врач склонились к раненому.

- Стась, тебе лучше? - спросил врач. - Ответь нам, Стась...

- Танто убит, я знаю... - прошептал Сат-Ок и снова закрыл глаза. - Брат мой...

Врач и капитан пытались успокоить его. Но он не слышал.


Он слышал другое.

- Сын мой, готов ли ты пройти испытание?

Это был голос отца.

- Да, отец. Я готов.

И отец простер руку в сторону тотемного столба племени и сказал:

- Иди! Прими эту боль и стань воином.

И он пошел...


Врач, капитан и старый индеец не верили глазам своим. Тяжелораненый человек поднялся с койки, встал на ноги.

- Стась, что ты делаешь?! - воскликнул врач. - Тебе нельзя!

Вместе с капитаном они подхватили Сат-Ока под руки, но тот жестом отказался от помощи.

- Я должен проститься с братом, - сказал Сат-Ок.

- Ты же ранен... Ты должен лежать... - пытался остановить его капитан.

- Я должен идти, - упрямо сказал Сат-Ок и вышел на палубу.

- Сквозное ранение в грудь... Это невероятно... Остановите его...

И когда капитан снова попытался его остановить, Сат-Ок повторил:

- Я должен идти. Потому что мы сильнее этих подонков. Мы сильнее их пуль. И они должны это знать.

И тогда все поняли, что он не отступит. Потому что, кажется, тоже услышали голос его отца - Высокого Орла, вождя племени шеванезов:

- Иди, сын мой, и прими эту боль... Прими эту боль и стань воином. Пусть твоя боль дойдет до людей, и тогда наших воинов на земле станет больше...

И, как много лет назад, когда юношей готовился принять Боль Посвящения, Сат-Ок поднял голову и пошел вперед.

И все, кто был на палубе, последовали за ним.

***

ГРАЖДАНИН Польши Станислав Суплатович - Сат-Ок - живет в Гданьске, сейчас ему уже за восемьдесят, но он по-прежнему бодр, любит жизнь и полон творческих сил. Он пишет книги, успешно занимается живописью и верит, что когда-нибудь его судьба и судьба его матери станут основой большого телесериала.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы